Украина: разделить и сохранить

Федерализация «незалежной» — путь к её спасению. Это понимают даже на Западе

  
25766

На вчерашней встрече главы МИД РФ Сергея Лаврова с госсекретарем США Джоном Керри снова прозвучало выражение «федерализация Украины». Естественно, что прозвучало оно из уст российского дипломата.

Только предоставив регионам «незалежной» определённую самостоятельность, можно преодолеть тот политический кризис, который начался после фактического свержения президента Виктора Януковича. Об этом ещё с конца февраля регулярно заявляют российские политики. Лозунги о федерализации частенько звучат и на пророссийских митингах на Юго-Востоке Украины.

С призывом требовать проведения референдума по вопросу федерализации унитарной Украины обратился на днях к украинцам и сам президент в изгнании Виктор Янукович.

Однако подобное переустройство украинской государственности категорически не приемлют, как Запад, так и самопровозглашённое руководство «незалежной».

Почему данный вопрос столь принципиален для сторон, и какие выгоды может получить Россия от федерализации Украины?

— Во-первых, я хотел бы отметить, что США первыми нарушили неустойчивый баланс сил на Украине, демонстративно помогая активистам Евромайдана свергнуть законную власть, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Таким образом, Запад бесцеремонно пытался перетащить Украину в зону своего влияния в обход прежних договорённостей о паритетном контроле над украинской территорией. Россия вынуждена была реагировать. И достаточно сильным ответом стала реинтеграция Крыма.

Второй вопрос, по которому наша страна занимает принципиальную позицию — федерализация Украины. Со стороны России тут основной интерес заключается в том, чтобы усилить позиции юго-восточных регионов Украины, которые с ней исторически тесно связаны.

Только в случае, если эта позиция Россия будет учтена, мы можем принять участие в стабилизации социально-экономической ситуации у наших соседей.

Как мы видим, Запад, добившись свержения Януковича, неожиданно для себя встал перед неприятной перспективой кормить 40 миллионов украинцев. Россия в ответ на откровенно русофобские выпады новой киевской власти начала демонстративно сворачивать партнёрские контакты с «незалежной».

И тут, я думаю, Западу придётся искать общий язык с Россией. Не исключаю, что твёрдость позиции Москвы заставит пойти США и ЕС на компромисс и согласиться на одну из форм федерализации Украины.

Такое государственное устройство Украины необходимо России, в том числе и для того, чтобы иметь определённый простор для маневра в случае обострения социально-политической ситуации у наших соседей. Те непопулярные реформы, которые вынуждена будет проводить новая киевская власть, безусловно, породят серьёзные волны социальных протестов. Возможны даже вооружённые конфликты. И в такой ситуации Россия будет иметь больше влияния на юго-восточные регионы Украины, если они получат федеративный статус.

Поэтому требование федерализации решительно не устраивает новые власти Украины. Ведь в этом случае Киев потеряет тотальный контроль над значительной частью страны. Но если Запад поймёт, что только с помощью федерализации удастся стабилизировать ситуацию на Украине и настойчиво посоветует «киевским коллегам» пойти на неё, то этот вариант развития страны станет вполне реальным. Но, естественно, вокруг этого вопроса продолжится жёсткая борьба. США, если и пойдут навстречу России, то потребуют уступки в чём-то другом. Например, будут добиваться, чтобы Россия выступила в качестве одного из спонсоров нового украинского правительства.

«СП»: — А возможен крымский сценарий для регионов Юго-Востока Украины?

— Если Украина будет реально разваливаться или вступит в ситуацию гражданской войны, чего лично мне очень бы не хотелось, тогда мы вынуждены будем защищать права и интересы наших соотечественников.

Федерализация же Юго-Востока Украины позволит нам выбирать, в какой мере помогать этим регионам, вкладывать деньги, что называется, дозировано. При этом получая политические дивиденды. Если потребуется, можно будет развивать и экономическое сотрудничество с некоторыми предприятиями Юго-Востока. Сейчас, когда началось сворачивание экономического сотрудничества между нашими странами, выяснилось, что многие проекты были убыточными для России. Поэтому впредь здесь можно будет проявлять избирательность. Сейчас Украина официально перестала быть партнёрским государством. У власти там откровенно антироссийские силы и мы можем выстраивать с ними отношения на сугубо прагматичной основе.

— Я думаю, что руководство России на самом деле считает, что федерализация Украины смягчит напряжённость в этой стране, — рассуждает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов. — Политическая модель, существовавшая на Украине до последнего времени, привела страну в полный тупик. Российские политики о желательности федерализации «незалежной» говорили очень давно, с начала 90-х годов. Но на протяжении всех этих лет ответом было жёсткое отрицание, как со стороны Украины, так и со стороны Запада. В этом видели хитрый ход со стороны России, чтобы ослабить Украину и взять её под контроль.

Между тем, это было не так. Хотя двойные смыслы никогда нельзя исключать в политике. В России всегда гораздо лучше, чем на Западе понимали насколько сложное образование — Украина. Как понимали и то, что отказ от учёта особенностей этой страны, стремление управлять ей, как унитарным государством, по одной модели скроенной, в конце концов, приведёт к тупику и потрясениям. Что, собственно, и произошло.

Я думаю, что нынешний курс России на федерализацию Украины, это лишь продолжение той политики, которая велась прежде. На уровне понимания на Западе к этому относятся гораздо более внимательно, чем это было раньше. Сейчас там осознали, насколько сложна и противоречива украинская реальность. В принципе, там понимают, что идея федерализации Украины — один из способов сохранения на этой территории государственности как таковой.

Однако в нынешних политических условиях Запад на это вряд ли согласится. Потому что таким образом он как бы пойдёт на поводу у Москвы, давно говорившей о необходимости переустройства Украины. Кроме того, невозможно решить судьбу большого европейского государства за его спиной. Без наличия вменяемой легитимной власти в Киеве, которая согласится с необходимостью конституционных перемен, навязать Украине федеративный статус нельзя. Даже если, к примеру, Россия и ЕС совместно выдвинут такое предложение.

Таким образом, на интеллектуальном уровне многие политики и у нас, и на Западе понимают, что федерализация могла бы стать выходом для Украины, но как это практически реализовать - никто не представляет.

«СП»: — Может быть, протесты на Юго-Востоке Украины с требованием федерализации сделают более сговорчивой украинские власти? Ведь даже Янукович, во время своего президентства выступавший против федерализации, заявил о необходимости референдума по этому вопросу.

— Слова Януковича можно не учитывать. Он уже не является сколько-нибудь значимой политической фигурой. Все свои качества в этом смысле он утратил.

Что касается способности регионов Юго-Востока Украины настоять на своём, то это не так просто. Не говоря уже о том, что население там довольно пассивное. И те волнения, которые мы наблюдаем, охватывают лишь небольшую его часть.

Конечно, когда по людям ударит очередная шоковая терапия, это может стать стимулом для их политической активизации.

В целом, я думаю, украинский кризис только начинается. И после выборов президента спокойствие не придёт. В конечном итоге, какая-то форма федерализации на Украине вполне возможна. Что для этого должно произойти и насколько мучительным будет данный процесс, сказать сложно.

«СП»: — Федерализация Украины может экономически сделать юго-восточные регионы более самодостаточными. Однако между Востоком и Западом этой страны много ментальных «нестыковок». Бандера, который в Львовской области многими воспринимается, как национальный герой, в Донецке для большинства — коллаборационист и предатель. Как сможет решить федерализация эти противоречия?

— Федерализация бывает разная. Можно посмотреть на примере Швейцарии. Там у кантонов есть широкие экономические права. Кроме того, территории, где говорят на одном из государственном языков, имеют очень широкую культурную автономию. По сути, центру они подчиняются только в вопросах внешней политики и обороны.

На Украине ситуация сложней, потому что культурные и исторические различия между населением разных областей там не носят столь выраженный характер, как, к примеру, между немцами и французами в Швейцарии. Видимо, отталкиваясь от швейцарского опыта, и придётся искать какой-то свой вариант.

Фото ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня