18+
вторник, 24 октября
Политика

Рамзан из малосемейки: чудеса деклараций о доходах чиновников

Антикоррупционная затея президента Медведева чем дальше, тем больше превращается в фарс

  
191

Президент Чечни Рамзан Кадыров обнародовал данные о своих доходах и имуществе. Зарплата г-на Кадырова за 2008 год составила 3 млн 422 тыс. руб. Судя по декларации, ему принадлежит в Грозном трехкомнатная квартира площадью 36 кв. м., кроме того, на его имя зарегистрирован автомобиль ВАЗ-21053. Мы попытались определить, каково на самом деле благосостояние Рамзана Кадырова и других высокопоставленных чиновников, послушно подавших декларации по требованию президента Дмитрия Медведева. Судите сами, можно ли после этого всерьез относиться к таким декларациям.


С сайта президента и правительства Чеченской республики:

Декларация о доходах

Справка о доходах за отчётный период с 1 января 2008 года по 31 декабря 2008 года Президента Чеченской Республики Р.А. Кадырова об имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, о вкладах в банках, ценных бумагах, об обязательствах имущественного характера.

В 2008 году годовой доход Президента ЧР (заработная плата) по основному месту работы составил 3422,0 тыс. рублей. Иных источников дохода у Президента Чеченской Республики не было. Имущественное положение — трехкомнатная квартира площадью 36 кв. м, автомобиль ВАЗ — 21053.

Президент Чеченской Республики Кадыров Рамзан Ахматович в соответствии с Указом Президента РФ «О предоставлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе» ежегодно подает декларацию о доходах и имуществе, принадлежащем ему на праве собственности.


Если верить декларации, президент Чечни практически бессеребреник. Как, впрочем, и многие другие главы регионов, самым богатым из которых, к слову сказать, является губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин (доход в 2008 г. 387,37 млн руб). Но если основная масса чиновников светить своими миллионами на публике не любят, восточной натуре Кадырова претит жить с показушной скромностью. Нет-нет, тяга к стилю жизни шейха из ОАЭ прорывается из Рамназа Ахмадовича Кадырова вопреки всем декларациям.

В 2006 году президент Чечни похвастался перед спецкором газеты «Жизнь», что у него есть восемь «отличных жеребцов», любимый из которых — «англичанин» Джасил. Специалисты впоследствии оценили их от $ 300 тыс. до $ 2,5 млн за голову. Тема лошадей неожиданно всплыла в момент убийства в Дубаи Сулима Ямадаева. Кадыров разместил тогда на официальном сайте правительства Чечни пространное обращение в ответ на арест полицией Дубаи своего конюха-иранца по подозрению в покушении на убийство: «Задержанный полицией Махди Ларния является ответственным за содержание моих скакунов в Эмиратах… Конюх задержан. Без присмотра остаются дорогие скакуны. Кто должен за это нести ответственность — непонятно…».

Автомобили — еще одна страсть Рамзана Кадырова. Упоминание вазовской «пятерки» в декларации смахивает, скорее, на издевку. Кадыров и «пятерка» так же несовместимы, как принц Чарльз и костюм от «Большевички». Судите сами.

Активист движения «Солидарность» Илья Яшин не так давно выложил съемку проезда кортежа Кадырова. На кадрах видны: до десяти BMW, 9 — Porsche Cayenne, 2 — Mercedes-Benz S-class, и несколько Mercedes G-class, 8 — Lexus LX 470. Примерная стоимость кортежа автор блога оценил в 2 млн евро. В 2005 году журналистка мужского журнала GQ, бравшая у Кадырова интервью в его родовом доме в Центорое (никак, кстати, не упомянутом в декларации — авт.), заметила, что на стоянке у дома президента «находятся черный Hummer, джип Lexus и спортивные машины». «Спортивные машины» — это Lamborghini.

Все это, совершенно очевидно, лишь видимая часть айсберга. Понятно, на последние деньги скаковую лошадь ценой полмиллиона долларов не покупают. Как и Lamborghini, которая, если кто не знает, стоит от 10 до 95 миллионов рублей в зависимости от комплектации. Тем не менее, это лишь дорогие игрушки, на приобретение которых тратят песчинку от состояния, не больше. Каким в этом случае должен быть размер этого самого состояния, гадайте сами.

Есть еще один пикантный вопрос. Как сумел г-н Кадыров нажить все это, получая 3 млн 422 тыс. руб в год — одному Аллаху известно. Заметим, когда Рамзан Кадыров был кандидатом от «ЕдРа» на думских выборах, он декларировал свои доходы и имущество за 2006 год. Заработал он тогда — по декларации — еще меньше, жалкие 1,3 млн рублей.

Надо сказать, не один Кадыров имеет затратные хобби. Не меньше любит авто первый зампред правительства России Игорь Шувалов. В декларации 2009 года он отметил, что совместно с женой владеет представительским «мерсом» S221, двумя «геликами», G500 и G350, а также внедорожником «Хаммер». Два слова про эти тачки. Представительский «шестисотый» тянет минимум на 9 млн рублей, пятилитровый «Гелендваген» в базовой комплектации стоит 5 млн рублей, а попсовый американский внедорожник — примерно 3 млн.

Кстати, по декларации годовой доход любителя «мерседесов» Игоря Шувалова за 2008 год — 4,7 млн руб. Правда, жена, Ольга Шувалова, заработала за год 364 млн руб.

В целом возникает ощущение, что затея президента Медведева с декларированием доходов чиновников, заявленная как серьезная антикоррупционная мера, превратилась в фарс. Вот как комментирует ситуацию адвокат, доктор политических наук Алексей Бинецкий:

— Механизмов сокрытия доходов много. Есть трасты, есть оффшорные компании, есть доверительное управление. Тот, кто сталкивался с покупкой или продажей коммерческих зданий знает, что большинство недвижимости, — в частности, в Москве — принадлежат какой-нибудь британской компании. А владельцем самой этой компании является траст, который находится на Британских Виргинских островах, или Кайманах, или на острове Мэн — таких мест много. Таким образом, формально зданием владеет не гражданин РФ, а иностранная компания. Гражданин, чаще всего, не бывает акционером компании, но является бенефициаром траста. Но добраться до трасов не может никто. Именно поэтому поиски имущества пресловутого г-на Березовского ни к чему не привели. По некоторым сведениям, у него от 100 до 200 трастовых компаний, на которые распределено все его имущество. Думаю, не он один такой умный и такой осторожный. В конце концов, деньги сегодня в России являются фактором престижа и политической силы. Поэтому кто и как хранит свои деньги, имеет престиж еще и политический.


Мы опросили экспертов, верят ли они декларациям о доходах, поданных чиновниками.

Дмитрий Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций:

— Далеко не все декларации чиновников, по внешнему впечатлению, адекватны доходам, которые они получают. Думаю, чтобы снять вопросы, которые возникают у граждан и экспертного сообщества, нужен следующий шаг — проверка этих деклараций.

Николай Петров, эксперт Московского центра Карнеги:

— Я верю декларациям, в том смысле, что та информация, которая в них указана, соответствует действительности. Хотя не верю, что она исчерпывающим образом отвечает на заданный вопрос. Думаю, когда они пишут, что им принадлежит квартира или участок земли, так оно и есть, но сомневаюсь, что это полностью отражает реальную картину. Декларации — популистский шаг. Но, с другой стороны, это вносит элемент внутренней дисциплины, и заставляет чиновников, по крайней мере, думать, о чем они сейчас отчитываются и как регистрируют свою собственность.

Сергей Марков, депутат Госдумы:

— В большинстве стран постсоветского пространства декларации, которые подают чиновники, не полностью соответствуют действительности. Все, что там перечислено, у них есть, но есть и другое имущество и доходы, которые указывают далеко не все. Хотя если мы посмотрим на нынешний скандал в британском парламенте, увидим, что эта болезнь характерна для многих. Но за этим скандалом мы не должны забывать, что у нас коррупция выше. У нас зачастую эти разночтения носят запредельный характер. Нам нужно реализовать принцип, который был предложен Владимиром Путиным в самом начале его правления, и который так и не был реализован: отделить бизнес от государственной политики.

Алексей Макаркин, заместитель гендиректора Центра политических технологий:

— Я достаточно критично отношусь к таким декларациям. Не думаю, что все данные в них искажаются, но с учетом наличия в стране системной коррупции, можно предположить, что такие искажения существуют. Есть классические способы — например, переписывание имущества на родственников. Есть международный апробированный способ — такой, как оффшоры. С учетом, что до этого у нас не было опыта декларирования, многие чиновники ощущали абсолютную свободу. Сейчас впервые, вслед за президентом и премьером, они должны обнародовать доходы. Я не исключаю, что антикоррупционная политика правительства приведет к достаточно серьезным расследованиям.

Георгий Сатаров, политолог:

— Конечно, я верю декларациям. Чиновники же не подают декларации о расходах. А в декларации о доходах я верю, как в «Отче наш». Они же подают декларации об официальных доходах. Их никто не просит подавать декларации о неофициальных доходах. Если бы просили учитывать все доходы — я бы не верил.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня