Политика

Южная Осетия идет дорогой Крыма

Власти республики проведут референдум о вхождении в состав России

  
5091
Южная Осетия идет дорогой Крыма

Не успел Анатолий Бибилов стать спикером парламента Южной Осетии, как в этот же день он заявил: новый состав высшего представительного органа вынесет на всеобщее голосование вопрос о вхождении республики в состав Российской Федерации.

— Мы не отказываемся от своих лозунгов, не будет никакого двойного подхода к этому вопросу. Вопрос будет выноситься на референдум, но заниматься этим должен уже полностью сформированный, консолидированный, рабочий парламент, — подчеркнул 23 июня избранный спикер парламента, отметив, что сейчас уже избраны три заместителя главы парламента, а также проходит формирование комитетов и постоянных комиссий.

Напомним, партия «Единая Осетия», которую возглавляет и.о. главы МЧС Анатолий Бибилов, победила на выборах 8 июня. Всего в них участвовали девять политических партий. По итогам в парламент Южной Осетии нового созыва прошли четыре партии: «Единая Осетия», «Единство народа», Народная партия и партия «Ныхас».

Стоит отметить, что референдумы о вхождении Южной Осетии в состав РФ уже проводились дважды, правда, до «пятидневной войны» 2008-го — в 1992 и 2006 годах.

Президент Южной Осетии Леонид Тибилов также последнее время неоднократно делал заявлении о перспективах вхождения Южной Осетии в состав РФ.

— Эта идея сидит в каждом из нас. В перспективе, как я уже говорил ранее, разделенный народ Южной Осетии должен быть единым. Должен наступить этот исторический момент. Мы на этом пути, и идея вхождения в состав России имеет хорошую перспективу, — заявил он 2 июня в интервью «Lenta.ru».

К слову, недавно Южная Осетия признала «независимость» Луганской народной республики. 17 июня об этом сообщил лидер ЛНР Валерий Болотов, а чуть позже эту информацию подтвердил и Тибилов.

Заместитель генерального директора Фонда стратегической культуры Андрей Арешев отмечает: вопрос по проведению референдума о вхождении Южной Осетии в состав России был центральным в избирательной кампании по выборам в парламент.

— Естественно, Анатолий Бибилов, получив должность спикера, не мог обойти стороной этот вопрос. В то же время следует обратить внимание, что конкретных сроков проведения референдума не было названо. Южная Осетия является признанным в России независимым государством, и возможное изменения его политико-правового статуса должно пройти в несколько этапов, и, собственно говоря, эти этапы были достаточно подробно расписаны в программе партии «Единая Осетия». Сейчас достаточно трудно называть какие-то даты проведения референдума, но можно констатировать, что этот вопрос так или иначе стоит на повестке дня и широко обсуждается общественным мнением Южной Осетии и политическими партиями.

Очевидно, что сейчас РФ делает упор на активизации процессов постконфликтной реабилитации Южной Осетии, на создание таких механизмов, которые позволят хотя бы отдельным отраслям республики начать зарабатывать, а значит — и получать некую материальную базу с тем, чтобы отношения между Южной Осетией и РФ вышли за рамки той дотационной модели (во многом ущербной и во многом скомпрометировавшей себя), которая реализовывалась все эти годы.

Что касается более масштабных политических вопросов, в частности — референдума, то здесь многое будет зависеть от общего развития ситуации в регионе, на Южном Кавказе и в российско-грузинских отношениях. А здесь, как мы знаем, сохраняются серьезные проблемы. Скажем, последние шаги грузинского руководства, публичные заявления министра иностранных дел Грузии Майи Панджикадзе, которая вновь говорит о деоккупации и об отзыве признания независимости Абхазии и Южной Осетии РФ, как предусловии начала каких-то серьезных переговоров, — все это не создает конструктивного фона для российско-грузинского диалога.

На мой взгляд, проблема возможного будущего статуса республики как субъекта РФ в контексте прежде всего экономического развития Южной Осетии и сохранения стабильности на Южном Кавказе в целом будет и дальше актуализироваться. Какие конкретные решения будут найдены -вопрос среднесрочной перспективы.

Координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков также говорит, что Анатолий Бибилов всю свою предвыборную кампанию строил на будущем вхождении Южной Осетии в состав РФ, однако замечает, что на самом деле это — всего лишь политический пиар-ход.

— Сейчас он только реализовывает свои обещания и больше ничего. Совершенно понятно, что эта инициатива не может иметь каких-то последствий. Подобные референдумы уже два раза проводились в Южной Осетии, и южноосетинский социума на эту тему уже давно высказался. Если осетины лишний раз проголосуют за вхождение в состав России, от этого ничего не изменится, но им бы не мешало поинтересоваться мнением Кремля на этот счет. А насколько я понимаю, оно — негативное. Южная Осетия — это не Крым, а лишних проблем в таком случае добавится много. Думаю, такие действия со стороны южноосетинских политиков наносят ущерб интересам России и, конечно, ослабляют государственность самой Южной Осетии, ведь в таком случае нет смысла дальше работать на ее независимость, если люди сами не хотят этой независимости.

Президент Южной Осетии Тибилов в начале своего срока также делал заявления о будущем вхождении республики в состав РФ, потом пошли разговоры о том, что Южная Осетия будет частью Таможенного союза. Но и в этом случае не мешало бы поинтересоваться мнениями не только России, но и Казахстана с Белоруссией, которые вряд ли захотят ссориться с Грузией и Западом из-за Южной Осетии. В этом смысле позиция Тибилова не отличается от позиции Бибилова, и она также не связана с реальной политикой. Руководство Южной Осетии вместо того, чтобы заниматься решением внутренних проблем республики, старается переложить всю ответственность на Россию, мол, мы станем часть РФ, получим гарантии и возможности, но сами ничего делать не будем.

Политолог Сергей Михеев полагает, что проведение референдума в Южной Осетии вызовет дополнительную волну критики РФ со стороны западного сообщества, однако Россия эту ситуацию может использовать как рычаг давления.

— Южная Осетия на днях признала ЛНР как независимое государство, и если она войдет в состав России, непонятно куда денется это признание. Как известно, Россия недавно подписала инвестиционную программу содействия социально-экономическому развитию Южной Осетии 2015−2017 годов. А это означает, что, по крайней мере, на тот момент Россия на ближайшие три года рассматривала в Южную Осетию в статусе независимого государства. Другое дело, что результаты референдума могут быть использованы как рычаг давления на Запад в контексте украинского кризиса, как один из козырей в большей игре.

Понятно, что Бибилов сейчас выполняет свои предвыборные обещания, а включат Южную Осетию в состав РФ или нет — это уже другой вопрос, на который он всегда может ответить, мол, я к России обратился, а дальше, сами понимаете, дело ее. Хотя такая постановка вопроса будет подставлять РФ.

Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов обращает внимание на то, что сама по себе процедура проведения референдума весьма недешевая.

— А в Южной Осетии и без того довольно тяжелое экономическое положение, и тратить деньги на третий референдума по этому поводу — довольно сомнительное занятие. Зачем проводить его сегодня? Есть группа экспертов и политиков, не только в Южной, но и в Северной Осетии, которые считают, что политический проект самостоятельного и независимого южноосетинского государства потерпел фиаско. Они говорят также, что осетины — это разделенный народ.

На самом деле, осетины не чувствуют себя разделенным народом, они свободно перемещаются с севера на юг и с юга на север, общаются, имеют экономические и культурные отношения со своими родственниками. В общем, они уже давно научились жить в едином пространстве, и разделяет их не граница, а Кавказский хребет.

Но находясь в послевоенном синдроме, а ведь он бывает не только у конкретных людей, но и у народов, жителям Южной Осетии тяжело было перейти к мирным условиям жизни. Кроме того, получилось, что те люди, которые приехали из России помогать южноосетинам восстанавливать республику, активно помогали им распиливать сумасшедшие деньги. В общем, есть много обстоятельств, которые не позволили Южной Осетии расцвести. К тому же там живет очень мало людей. Судя по последним выборам, — чуть больше 32 тысяч человек. Добавьте суда количество несовершеннолетних и получите цифру в 37−38 тысяч человек. Этого мало, чтобы успешно вести хозяйство. На такой территории нужно, чтобы жило 150, а то и 200 тысяч человек. Скажем, в советские времена в Южной Осетии проживало чуть больше 90 тысяч человек, и даже тогда этого было недостаточно.

Но я все же считаю, что когда-нибудь Южная Осетия все-таки станет частью России. Ведь, по большому счету, она и так часть России: там поднят флаг РФ, безопасность государства обеспечивает российская военная база, русский там имеет статус второго государственного языка. То есть, на мой взгляд, Южная Осетия (как, впрочем, и Абхазия) — это привилегированный субъект РФ, в который Россия вкладывает деньги, но не получает ничего взамен — ни налогов, ничего. Единственное, чего хотела бы Россия, чтобы южноосетины не ленились обустраивать свою страну и налаживать в ней жизнь.

По сути, только условная граница с таможенным контролем указывает на то, что РФ и Южная Осетия — это разные государства. Отмечу, что не так давно было подписано соглашение о свободной торговле между РФ и Южной Осетией, и в принципе по некоторым позициям таможня теряет теперь свой смысл. А вот что касается паспортного контроля, то с момента появления договора «О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и РЮО» от 17 сентября 2008 года, наверное, южноосетины могли создать единую базу, как по линии миграционного учета, так и по линии спецслужб. Этому в России были бы только рады и тогда, кстати, отпала бы необходимость и в паспортном контроле. Но по разным причинам эта идея не была реализована…

Так что все находится в руках осетин: захотят они обустроить свое государство — они смогут это сделать. Ведь кроме не до конца восстановленного Цхинвала, в Южной Осетии безумно красивые пейзажи, а значит — у республики огромный туристический потенциал.

Самое главное, чтобы осетины «поднялись на труд», также как в свое время поднялись на ратный подвиг. Если это удастся сделать, то Южная Осетия будет прекрасной страной, если нет — значит, южноосетины будут жить так же, как и сегодня. Только когда уровень развития там будет не ниже, чем в Северной Осетии, тогда, наверное, можно задуматься о том, чтобы куда-либо вступить. А сейчас в этом нет необходимости. Я уже молчу о том, что сейчас довольно сложная ситуация вокруг России на международной арене, а инициатива политиков Южной Осетии только осложнит ситуацию.

Фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Карпов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня