Раздражающий фактор Украины

Из-за политики официального Киева люди во всем мире стали вести себя агрессивней

  
22154
Раздражающий фактор Украины

Варшава приняла решение отменить Год Польши в России, запланированный на 2015 год. Об этом со ссылкой на пресс-секретаря польского кабинета министров Малгожату Кидаву-Блоньскую сообщило агентство ИТАР-ТАСС.

Перекрестный Год России и Польши был инициирован главами МИДов двух стран — Сергеем Лавровым и Радославом Сикорским — в декабре 2013 года. Он должен был стать платформой для обмена самыми заметными достижениями в сферах науки, экономики и культуры.

Теперь, не будет. Как пояснили в пресс-службе правительства Польши, решение связано с Украиной. Варшава считает, что в сложившейся политической ситуации, «в связи с происходящим на Украине, после катастрофы самолета» проведение совместных мероприятий невозможно.

Однако какие бы аргументы сейчас не приводились польской стороной, не вызывает сомнения, что решение прежде всего политическое.

Москва официально уже выразила сожаление. Неприятно, конечно. Но, как поется в известной песне, «неприятность эту мы переживем»…

Дело не только в ней. Создается впечатление, что Украина и все, что происходит последние месяцы вокруг нее, вообще меняет сознание людей. Причем, впадают в неадекватность не только простые обыватели, но и, что называется, лица государственные. И чопорная Европа здесь вовсе не является примером выдержки и толерантности.

О чем, например, свидетельствует последний скандальный случай, который спровоцировал мэр одного небольшого голландского города Питер Броертес. Выступая в среду на радио, он потребовал выслать из Нидерландов старшую дочь главы российского государства Марию, которая, по слухам, как пишет The Guardian, проживает в этой стране.

Позже мэр извинился в своем микроблоге Twitter, объяснив свой «эксцентричный» поступок потрясением после трагедии с Боингом (три четверти погибших в катастрофе были гражданами Нидерландов)

Боль Броертеса, в конце концов, можно понять. Непонятно, почему весь свой гнев он выплеснул на дочь Путина. А не на близких родственников Порошенко или того же Турчинова, которые развернули эту бойню?

А чем провинились наши артисты, которые по прихоти латвийского министра иностранных дел Ринкевича стали персонами нон-грата на конкурсе песни в Юрмале? Назвать Газманова, Валерию и Кобзона «апологетами империализма» — это уже какая-то запредельная фантазия…

Но ярче всех, пожалуй, в теме «креативит» женщина-кондитер из Днепропетровска с фамилией Габайдулина.

Дамочка, как сообщают местное телевидение, изготавливает «конфетных сепаратистов» и предлагает «через поедание их» поддерживать украинскую патриотическую идею.

Надо сказать, что это только «избранные места», потому что подобных проявлений неадеквата, на самом деле, гораздо больше. Пугающе больше…

— Действительно, все это очень похоже на массовый психоз. Только в двух разных проявлениях, причины которых разные, — считает главный редактор информационно-аналитической службы «Русская народная линия», публицист Анатолий Степанов. — Что касается политиков, то здесь вполне трезвый расчет. Расчет, связанный с тем, чтобы добиться своего. Добиться того, к чему они, в общем-то, всегда стремились — ослабления России.

Идея эта давняя. Ее лучше всех озвучил известный русофоб и государственный деятель (польско-американский, кстати) Збигнев Бжезинский, который говорил о том, что без Украины Россия как империя не восстановится.

Поэтому, собственно, Европа пытается все сделать, чтобы оттащить Украину от России — на это были направлены действия европейских элит на протяжении не одного последнего десятилетия.

То есть, тут я вижу просто расчет, умело закамуфлированный под негодование, под протесты. Потому что Россия — усиливается. И политика, которую проводит Владимир Путин, думается, привела Европу к осознанию того, что Россию подчинить просто невозможно.

Это — первое.

Что касается реакции простых людей, людей аполитичных или политически непросвещенных, то здесь мне трудно говорить о Европе. Но в отношении Украины у меня, честно говоря, есть подозрение, что там какое-то заболевание, охватило широкие круги населения. И даже трудно поставить диагноз.

Ходят слухи, что на Майдане там что-то помешивали в пищу, какой-то порошок веселящий — отсюда такая неестественная реакция, такая агрессия в отношении всех тех, кто высказывает противоположную точку зрения.

«СП»: — Но не может же быть причиной такого воинствующего национализма какой-то порошок?

— Нет, конечно. Я думаю, что в принципе, эта проблема украинства — это проблема одновременно и психологическая, и историософская. Проблема мировоззрения.

Потому что, собственно, «проект Украина», он создавался на протяжении долгих веков, как некая альтернатива Москве. Как попытка оспорить тот выбор, который сделали наши предки, начиная с Андрея Боголюбского, и потом митрополита Петра, которые, в общем-то, утвердили Москву как центр русского мира.

А цель была не только оспорить, но и исправить «эту ошибку».

Помните, в 2003 году вышла книга Кучмы, которая называлась «Украина — не Россия». То есть, человек, занимающий важный пост (Кучма тогда был президентом Украины — ред.), который связан с Россией многими нитями — у него отец здесь погиб во время Великой Отечественной войны, он приезжал постоянно сюда — человек советского воспитания, представитель военно-промышленного комплекса, он заразился этим тоже и доказывает, что Украина — не Россия.

«СП»: — Он просто ведет себя так, как ему выгодно в данный момент…

— Все-таки, нет. Книга Кучмы — это манифест. Манифест, к которому название придумали (я думаю, вряд ли он сам, скорее, его политтехнологи), но это манифест, который, по сути, развивает идеи Бжезинского. И который подрывает, собственно, единый русский мир.

Отсюда вот этот психоз, который охватил сейчас в значительной степени разные слои людей.

Я тоже с этим сталкивают, когда вдруг человек меняет кардинально свои политические приоритеты и начинает неистово проклинать Россию, Путина — а до этого он высказывал совершенно другие взгляды.

Мне представляется, что это, прежде всего, психологическое заболевание какое-то. Но это психологическое заболевание имеет под собой вот эту богатую историософскую основу. Эту попытку создать альтернативный мир.

И это, кстати, европейская общая болезнь. Ведь Европа, она создалась как самостоятельный субъект политики, как некий мир, который пытается построить альтернативу Византийской империи. Ведь центром мира тогдашнего был Константинополь, а не Европа, которая, так сказать, с этим не могла смириться.

Это, собственно, алгоритм европейской политики. Поскольку Украина сейчас стремится в Европу, она, видимо, как-то невольно переняла этот алгоритм — попытки оспорить у Москвы право первенства.

На этой основе сейчас построена вся пропаганда украинства, поэтому, видимо, заразились и широкие слои населения болезнью такой

«СП»: — Она излечима?

— Трудно сказать. Возможно, если произойдет все-таки осмысление разделения на «овец» и «козлищ». На тех, кто поймет и признает, что государство Украина, которое существует сейчас, это часть русского мира. И традиционно она называлась Малороссией. И никаких попыток противопоставлять себя Великороссии не предпринимала.

Но есть другая часть Украины — это ведь известная вещь, что она уже была разделена ментально. На Запад и Восток, условно говоря: тех, кто всегда тяготел к русскому миру и тех, кто стремился стать частью Европы.

Вот эта более агрессивная, более нахрапистая «западная» часть сейчас, собственно, захватила все позиции в государстве. А та часть, которая себя называет Малороссия, она либо сражается, либо в страхе молчит, ожидая, к чему же приведет этот конфликт.

«СП»: — Финал будет трагичный?

— То, что Украину ждет летальный исход — это, очевидно. Потому что даже если произойдет страшное и нынешней киевской хунте удастся подавить сопротивление и подчинить Донбасс, сделать его частью государства Украина уже не удастся.

Потому что столько крови это государство пролило, что не смогут никогда уже жители Юго-Востока ощущать себя его частью.

Порошенко, собственно говоря, и является могильщиком Украины сегодня.

Заместитель гендиректора Института экономических стратегий, политолог Александр Неклесса по-своему объясняет повышение градуса в обществе:

— На территории Европы впервые после Второй мировой войны фактически развернулась проксивойна в горячей стадии, которая, к тому же, привела к трагическому событию — гибели гражданских лиц в катастрофе «Боинга».

Конечно, это огромный культурный шок, который, действительно, отразился на психологии людей.

«СП»: — А почему то, что происходило в Югославии, так не потрясло людей в Европе?

— Как же, не потрясло?! Огромное количество фильмов… до сих пор культурный шок…

Да, действительно, это было первое возобновление таких достаточно масштабных военных действий на Европейском континенте. Но то, что происходит сейчас, оно превосходит даже югославский сценарий.

По сути, то, что мы привыкли понимать, как «происходящее где-то там», в странах «третьего мира», условно, на Ближнем Востоке, переместилось в Европу. Все-таки «русские», «украинцы» — это в восприятии обычного европейца за пределами привычных очертаний Европы. Но гибель пассажиров «Боинга» затронула уже непосредственно граждан Западной Европы.

Фото:ИТАР-ТАСС/ EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня