Политика

Груз жизни для станицы Луганской

Репортаж корреспондента «СП» из сражающейся ЛНР

  
15014
Груз жизни для станицы Луганской

Собачья какофония

Утро в осаждённом Луганске начинается с воя и жалобного тявканья собак. Эта собачья какофония в глухой тишине замершего города действует удручающе.

— Ну, сейчас начнётся, — говорит ополченец по кличке Доцент, обаятельный парень, в квартире которого я ночевал, — собаки всегда воют перед обстрелом.

В этот день миномёты и «Грады» бьют по соседним кварталам, поэтому мы — я и трое ополченцев — под звуки дальней канонады почти спокойно идём к месту, откуда повезём гуманитарную помощь, собранную читателями «Свободной прессы» и газеты «Мир новостей» для наиболее нуждающихся жителей станицы Луганской.

Вдруг совсем рядом начинает грохотать.

—  Это кажется, что рядом. Наш «Град» работает в ближней «зелёнке» (пригородном лесу — А.П.), — успокаивает меня молодой ополченец Норман.

Правда тут же предлагает идти побыстрее, потому что скоро может начаться «ответка» — ответный огонь «укров». Снаряды и мины украинских военных полетят, скорее всего, не в то место, откуда стреляли по ним, а в мирные дома.

По дороге заходим на рынок, чтобы попытаться найти для меня «украинскую» симку. Офисы мобильных операторов в городе закрыты.

Жизнь в Луганске немного оживляется в первой половине дня между утренними и вечерними обстрелами. Люди торопятся купить самое необходимое, чтобы затем снова разойтись по своим квартирам. Там они будут маяться до ночи, каждую минуту ожидая, что придётся бежать в ближайший подвал, спасаясь от очередного обстрела украинских «освободителей». Но и во сне чувство опасности не оставит их.

На рынке длинные очереди к лоткам с продуктами. Горожане оборачиваются в нашу сторону. Большинство смотрит на людей с автоматами и георгиевскими ленточками с надеждой и одобрением.

— Дай вам Бог, ребята, всего самого лучшего, чтобы живыми остались, главное! — говорит, крестясь и плача, пожилая женщина. Другая — предлагает нам бесплатно взять груши. Кто-то даёт пачку сигарет. Сигареты в городе — самый большой дефицит. Пачка «Бонда» стоит около 40 гривен, в два раза дороже, чем до войны. Продукты тоже дорожают, но не так сильно.

Несколько человек обступает нас, чтобы услышать что-то обнадёживающее.

— Что там слышно, возьмут «они» Луганск? Скоро обстрелы кончатся? Что дальше-то будет?- слышится с разных сторон.

Мне тоже приходится принять участие в вынужденном сеансе психотерапии.

— Вчера нашими «Градами» их позиции хорошо обработали, теперь меньше по городу бить будут, — повторяю я фразу, услышанную от кого-то из ополченцев.

Нет, купить симку мне не удаётся, как и пополнить счёт. Похоже, весь город намеренно пытаются оставить без связи, чтобы ещё больше деморализовать людей.

Между молотом и наковальней

Едем в Луганскую. Станица сейчас — между молотом и наковальней. С одной стороны на господствующих высотах окопались ополченцы, а на дальних подступах к ней — позиции украинской армии.

На холме у въезда в станицу — красивый профиль памятника князю Игорю.

Земля вокруг него, как и дорога, по которой мы едем — в чёрных рытвинах от мин и снарядов.

— Пару недель назад, когда «укры» шли в наступление, мирные станичники бежали в город. И вот по скоплению людей они тогда и лупили из миномётов. Жертв не было только потому, что стрелять толком эти вояки не умеют, — рассказывает ополченец Алексей Ратибор. — А вообще они часто по этому памятнику бьют.

Да, что-что, а воевать с памятниками украинские «борцы с террористами» любят. Я вспоминаю расстрелянный памятник Воинам-освободителям Луганска.

По нему «работала» одна из диверсионных миномётных групп. Чаще всего диверсанты, за поимку которых руководством ЛНР обещаны серьезные деньги, пускают мины наобум по жилым кварталам — куда ветер дунет, как говорят местные жители. Однако по памятнику они били целенаправленно. На меня сильное впечатление произвели изрешеченные осколками фигуры советских воинов, идущих в атаку. Символичнее картину придумать сложно.

Мы въезжаем на блокпост ополченцев у моста через реку Северский Донец. На той стороне реки начинается уже нейтральная территория, на которую запросто может заехать разведывательная группа противника. Мост заминирован на случай наступления украинской армии.

— Когда украинские штурмовики бомбили станицу, один заход они сделали и на этот блокпост, — рассказывает Алексей Ратибор. — Получилось так, что ракеты, упавшие в «зелёнку», разорвались. А те, что ударились об асфальт — нет. Хотя чаще бывает наоборот. Так вот, — взорвись эти ракеты на дороге, ничего бы от блокпоста не осталось.

Мы на минуту останавливаемся здесь. Моё внимание привлекает сидящий у обочины на корточках человек. На его шею повешена картонка с надписью: «Я — мародёр».

Ополченцы вечерами патрулируют станицу, пытаясь не допустить грабежей оставленных жителями домов. Однако не всех мародёров это останавливает.

— Не делал я ничего, меня из дома забрали, — начинает канючить задержанный, видя наведённый на него фотоаппарат.

Интересуюсь у командира блокпоста Константина, что ждёт этого отморозка.

— Немного «поучим» его, а потом отправим рыть окопы или «в избушку» пошлём. («Избушкой» ополченцы называют бывшее здание СБУ, где теперь располагаются силовые органы ЛНР — А.П.) К тем, кто просто грабит дома, мы ещё помягче относимся. А вот бывает, что из разрушенных бомбами и снарядами домов пытаются что-то утащить у людей, у которых и без того горе огромное. Вот к таким никакого снисхождения быть не может.

«Гуманитарка» на вес золота

В станице мне передают составленный главой поселкового совета список тех, кому мы будем передавать гуманитарную помощь. В нём много ветеранов Великой отечественной войны. Напротив имени Падалки Иосифа Романовича простая и страшная надпись от руки: «Погиб 02.07.2014 г. во время авианалёта на улицу Москва-Донбасс». Думал ли ветеран, что убьют его на своей земле, которую он защищал 70 лет назад, да ещё и по приказу тех, кто считает себя украинской властью…

Мы завозим «гуманитарку» престарелой чете Черепахиных. Иван Алексеевич — тоже ветеран войны.

Слова благодарности сменяются слезами.

— Нам бы хоть помереть спокойно, чтоб мир был, — причитает супруга ветерана. — С нашим здоровьем никуда уже не уедешь.

— Не могу понять, как же так, ведь украинцы украинцев убивают, — вступает в разговор Иван Алексеевич. — Молодые ребята гибнут. Мы ведь раньше в одних окопах сидели и с теми, кто из Киева, и из Чернигова, а теперь нас врагами сделали. Плохо, очень плохо.

Мы раздаём помощь ещё нескольким ветеранам и малоимущим семьям. Каждый раз первоначальная настороженность или даже страх при виде вооружённых людей сменяется радостью вперемешку с горечью.

Чуть ли не каждый день в станице появляются всё новые разрушения. Люди подавлены, им всё труднее справляться с постоянным ожиданием худшего. Характерная картина — по улице идёт женщина и плачет в телефон. Услышав грохот, она вздрагивает и озирается, пытаясь определить, с какой стороны стреляют.

Как и в Луганске, от нас ждут обнадёживающих слов, и мы говорим их.

Однако есть в станице люди, сохраняющие бодрость. Например, многодетная мама Яна Колесник. В её семье пятеро детей, один из которых — инвалид. Яна, как и её дети, искренне улыбается, радуясь немудрённым, но таким нужным продуктам, собранным россиянами. Ведь после того, как киевской властью были обрезаны все социальные выплаты, любая помощь для них — на вес золота.

В конце мы заезжаем в Центральную районную больницу.

— Слава Богу, что на носилки сегодня кладут не раненных от обстрелов станичников, а лекарства и продукты первой необходимости, — говорит пожилая медсестра, — спасибо огромное всем, кто не забывает о нас в России.

Фото автора.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня