Политика

Родина как алиби

Андрей Рудалёв: мы дезертируем от любви к реальной России

  
7371
Родина как алиби

Захар Прилепин высказался на предмет того, что «мы изначально настроены думать о себе дурно — при всём нашем шапкозакидательстве и пресловутом „патриотическом угаре“. О себе дурно, а про других — в целом хорошо». Для других мы плохие парни — это по определению, но и сами так себя по преимуществу воспринимаем.

Мы на самом деле изначально предрасположены думать о себе дурно. Все, что касается нашего, своего — воспринимается за низший штиль. Свое, родное — это нечто, что мылит глаз, что набило оскомину. Крайне сильна тяга к иному, все другое — притягательно, входит в разряд райского яблока. Лишь бы не свое. Помнится в школьные годы, которые пришлись на конец 80-х - самое начало 90-х, манили не то, что иностранные лейблы, но любые надписи на английском. До сих пор помню, как одноклассник пришел в индийских джинсах (таковые тогда в нас продавались повсеместно) на которых синей ручкой написал слово «футбол» английскими буквами и был этим весьма горд. Год назад в метро прочитал слоган: «Победы начинаются с английского». Что-то практически схожее, из той же оперы, что и ручкой по джинсам.

Все иное, заграничное — это для нас и более качественное и даже более благородное. Разве никто не слышал аргумент в пользу покупки иномарки: главное, чтобы автомобиля не касались русские руки. Ну, с автопромом понятно, хотя у нас его по большому счету и не развивали, а только вкладывали, как в Украину гигантские суммы.

Русский сервис, русское пьянство, русские дороги, русские чиновники, а теперь и русское образование и русская медицина. Список можно продолжать на сколько фантазии хватит и все будет казаться верным. Так или иначе, сам эпитет подспудно обрел отрицательные коннотации. Русский — как та самая осетрина второй свежести.

И я бы даже не сказал, что на бытовом уровне, все это загоняет в комплекс неполноценности. Подобное восприятие русского даже становится особой отличительной фишечкой — показателем своеобразия, который переходит в браваду. Русское пьянство, говорите?! Я вот вам сейчас из горла бутылку водки осушу, и морды бить полезу…

Что вы там говорите про своих правителей?! Вот у нас — Иван Грозный. Псих, деспот, людоед, сексуальный маньяк. Темное подполье русской души вывернутое наизнанку. Продолжайте далее по списку. Чем хуже, те лучше. Нам только в радость. И не рассказываете про Францию и Англию того времени. Вот у нас - ужас так ужас.

Ну, а Иосиф Виссарионович — это вообще наше все, в том плане, что его тиранством мы может извечно гордится. Нет и не будет подобного ни у кого. И идите, куда подальше с вашим утверждением, что не все так однозначно, не ломайте нашу страшную сказку!

Единственная беда — граф Дракула — не наш. Вот если бы и он был выходец с русских просторов!.. Мечтать не вредно…

Мы как-то уже сами плотно примерили к себе образ плохого. Надели шкуру, а снять не можем и верим в то, что так было всегда и все это настоящее.

Что вы там про дороги говорите? Это же русские дороги! А, тогда понятно. Аргумент…

Чиновники воруют? Ведь то русские чиновники — у них это в генах, других для вас нет…

Вот так вроде как лупим себя что есть мочи, но при этом и оправдываем, алиби для себя выстраиваем. Бытие определяет сознание.

Что с нас взять, мы ведь в России живем… Или с другой стороны — вроде вопрос, а на самом деле утверждение: почему мы так плохо живем? В России живем. Ох… Ну и дальше начинаем рассуждать про просторы, холодный климат и русский характер, а вот это самое «плохо» у нас как бы априори, это никто не обсуждает.

Россия становится личным алиби. Что-то не клеится в жизни, всегда можно на нее посетовать. Ну и на власть, конечно же, как же без нее. Рыба гниет с головы. Вы все поняли, какой с меня спрос? Вы там с этой самой головой разберитесь, будьте любезны, предоставьте нормальную, а потом уже и мне претензии выставляйте.

Или что, это такая психологическая проблема — переживание отсутствие самодостаточности? Бытие мое… Индивидуализм у нас не в чести, а что до общности — так она никак не создается, вместо этого ощущение полной раздробленности и бесцельного движения по пустыни.

Может быть, все эти отрицательные коннотации — они и не субстанциональны вовсе, а как разруха, которая в головах. И проявляются они наиболее обостренно, когда уже подходит к самому горлу невыносимое ощущение бессмысленности, мелочности бытия, а хочется чего-то большего, многим большего? И начинаем мы себя пороть, что есть силы, чтобы сдвинуть, чтобы очнуться, чтобы понять, что мы не только твари дрожащие, но и право имеем. Что создали великую мировую цивилизацию. Или что, это тоже фантом? Хотя нам сейчас говорят, что создавали ее какие-то другие, более правильные русские, сейчас таких давно нет, всех повывели.

И разговор здесь не должен переходить в плоскость «друзья — враги». Мол, есть коллеги-супостаты, которые на нас напраслину возводят и создают ощущение чернухи-бытия. Вопрос не о ненависти по отношению к России и русским, а о формах нигилизма по отношению к ней, которые проявляются у совершенно разных людей вне зависимости от их взглядов. И назовись тут хоть архипатриотом — это ничего не меняет.

Нигилизм по отношению к России — расхожее переживание и не только у идейных и последовательных либералов, у этих самых — беспочвенников. Россия — условность. Она — это приметы старины глубокой, березки, церквушки, да фольклорные деревни с хлебом-солью и бабами в кокошниках. Фантом, фикция. Раешный театр, Китеж-град и щука из проруби. Мечты о идеально-должном и пренебрежение настоящим, реальным.

Переживание нигилизма прочно закрепилось по отношению к современной России, которая воспринимается ошибкой, перверсией по сравнению с СССР. Чуждый проект, следствие заговора или оговора. Современная Россия — Тяни-Толкай из сказки Чуковского, который совершенно не понимает кто он, зачем и для чего он.

Вот и получается, что мы опять погружаемся в застой, о котором в свое время печалился еще Алексей Хомяков. Всматриваясь на Запад, мы все больше превращаемся в гостей у себя на родине. И как в этом случае России раскрыть себя? Благотворная почва, чтоб говорить о ней, как о симулякре.

Вот и получается, что привычка думать дурно о своем, о себе — это у нас из-за страхов. Страхов от познания самого себя. Россия и русские для русских остаются самой большой неизведанной территорией. Мы готовы какие угодно принять обвинения, но многим сложней обратиться в себя. Мы готовы верить в какие угодно сказки, рядиться в какие угодно одежды, но в тоже время прячемся и убегаем от действительности.

Уже двадцать лет мы бегаем от действительности новой России. Кто-то эмигрирует, кто-то к этому готовится. Внутренняя эмиграция — тоже вариант. Можно спрятаться в дореволюционную Россию, в СССР — это сейчас самый что ни на есть модный тренд. Можно грезить Русью, славянскими языческими богами, увлекаться какой угодно реконструкцией, только не замечать реального и действительного — того, что мы живем в совершенно новой реальности. Можно прятаться и называть ее ошибкой, но не будет ли это формой нашего циничного дезертирства?..

В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Николая Васильевича Гоголя есть письмо под названием «Нужно любить Россию».

Это очень просто: нужно любить Россию. Повторите — это совсем не страшно и не позорно. Нужно любить Россию, нужно любить себя. Не вымысел, не мечту, а настоящее. В этом нет ничего постыдного. Но без этой любви ничего другого выйти не может. С этого следует начинать. Но мы то привыкли если любить, то сразу весь мир, Бога. Так вот без любви к себе и это все выходит фикцией, обманкой.

«Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский. Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русский Россию, возлюбит и все, что ни есть в России» — писал Николай Васильевич. И еще: «Вы еще не любите Россию: вы умеете только печалиться и раздражаться слухами обо всем дурном, что в ней ни делается, в вас все это производит только черствую досаду и уныние».

«Если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей» — очень простые и одновременно сложные слова. Но так или иначе, без этого никуда. Мы будем бесконечно ходить по кругу, прилепляться к новым соблазнам и заманушкам, при этом все время бегая от главного, умножая нигилизм, неверие в себя.

Нужно любить Россию. Нужно полюбить и ее и себя в ней. Без этого и она, и мы — симулякры, недоразумения. Какой с нас прок и толк?..

Следующее письмо Николая Гоголя называется «Нужно проездиться по России», познать ее, объять ее, неся в себе любовь. А пока мы не любим себя и будем вязнуть в этом дурном восприятии, и будем искать объекты любви где-то за гранью горизонта в мифических грезах, все больше теряя и практически ничего не обретая.

Фото ИТАР-ТАСС/ Антон Новодережкин.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня