18+
вторник, 23 мая
Политика

На выборы жалоб все меньше

  
2

Почти два месяца прошло с того момента, как закрылись двери избирательных участков. За это время со стороны некоторых оппозиционных партий было всё: угрозы уйти и никогда не возвращаться в зал пленарных заседаний Госдумы, требования отставок всех и вся, обещания завалить суды исками о нарушениях предвыборного законодательства и т. п. Но демарш оппозиционных фракций оказался скоротечен, а обещанных исковых заявлений ни суды, ни избирательные комиссии так и не дождались.

Как это обычно бывает, размах информационного возмущения оказался совершенно несопоставим с реальными событиями. Точнее говоря, сопоставлять оказалось нечего. Представители КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» могут сколько угодно говорить о «беспрецедентных» нарушениях, но против фактов, как говорится, не попрёшь.

11 октября 2009 года в единый день голосования в 76 субъектах Российской Федерации (включая Республику Башкортостан, где выборы проводились 4 октября) проводилось 6780 голосований, в том числе 86 — в Республике Башкортостан. Вся беспрецедентность фальсификаций, о которой уже столько всего было сказано проигравшими выборы партиями, ограничилась 453 обращениями за весь период избирательной кампании. При этом количество удовлетворенных жалоб составило 46, или 10,1 процента от их общего числа.

Не спешат оппозиционеры и в суды. Ничего не слышно из стана ЛДПР, чей лидер отказался признавать итоги голосования по всей территории Российской Федерации и требовал пересчёта голосов — представителей либеральных демократов можно увидеть лишь в качестве наблюдателей на немногочисленных судебных процессах, инициированных партией «Яблоко». Там же околачиваются и коммунисты, устами первого зампреда ЦК КПРФ Ивана Мельникова угрожающие только в Москве подать 900 исковых заявлений. Продолжает усиленно «готовить» иски по выборам в суды, прокуратуру «Справедливая Россия», которая решила отказаться от обобщённых жалоб и работать «конкретно по каждому участку, где мы поймали за руку организаторов нарушения», поясняет руководитель думской фракции эсеров Николай Левичев.

Как показывает практика, готовиться такие иски могут очень долго. Впрочем, причина неторопливости оппозиционеров обусловлена совсем другим обстоятельством — отсутствием каких-либо документальных свидетельств заявленных фальсификаций.

Более чем характерным в этой связи представляется кампания по выборам мэра Астрахани, где получивший по итогам голосования лидер местных «эсэров» Олег Шеин 26% голосов (против 65,5% за действующего мэра Сергея Боженова) заявил о масштабных фальсификациях и нарушениях. «Мне проще сказать, каких фальсификаций не было. Перечень того, что было сделано — поэтому поводу мы направили в ЦИК краткую записку — составил порядка 20 страниц текста», — заявил бывший кандидат сайту NewsInfo.

Однако прибывшая в Астрахань комиссия из Москвы, которую возглавил заместитель председателя ЦИК РФ Леонид Ивлев, каких-либо вопиющих нарушений законодательства не нашла. По словам г-на Ивлева, по итогам прошедших выборов из Астраханской области в ЦИК поступило 25 обращений, из которых четыре подтвердились полностью, одно — частично. С представителем Центризбиркома неожиданно согласился и сам Олег Шеин, заявив, что «документальные подтверждения (нарушений — прим. авт.) не очень многочисленные», в силу чего они будут ставить вопрос «об отстранении от власти организованной преступной группировки, а вовсе не о том, что на каком-то отдельном избирательном участке провести пересчет голосов — нам это не интересно», — подчеркнул Олег Шеин.

Ещё одним примером того, какие именно фальсификации были на выборах, высказался лидер тульского отделения партии Игорь Зотов. По его словам, набрать планируемое количество голосов им помешал «беспрецедентный административный ресурс» и «оскорбительные высказывания» блогера Артемия Лебедева, на которого он и подал в суд с требованием возмещения сорокамиллионного ущерба в рублёвом эквиваленте.

Эксперт Ассоциации «Голос» Андрей Бузин, объясняя отсутствие исковых заявлений и жалоб по конкретным случаям, говорит о том, что «нарушения, о которых говорили, это те самые нарушения, которые зафиксированы исключительно устно, а не письменно». «Сбор доказательств чрезвычайно осложнен, — отмечает он. — Осложнен тем, что когда какие-то нарушения происходят, очень трудно их реально зафиксировать». «Потому что очень сложно это все задокументировать», — подчеркнул эксперт.

«Нарушения достаточно трудно зафиксировать, есть такая проблема. Потому что необходимо, чтобы они были», — заявляет Михаил Виноградов из экспертного агентства «Тренд», отмечая, что очень часто нарушения носят не публичный административный характер и не связаны с днем голосования.

Генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков склонен говорить не столько о нарушениях, сколько о качестве самой оппозиции. «То, что у нас называется оппозицией, мягко говоря, далеко не соответствует тем критериям, которые оппозиция должна удовлетворять, — говорит он. — У нормальной оппозиции в любой стране есть своя программа действий, исходя из которой они критикуют действующее правительство или правящую партию и т. д.».

В этих условиях, единственное, чем могут оппозиционные партии объяснять свой неудовлетворяющий их результат, так это якобы имеющими место быть нарушениями и фальсификациями. И если электоратом подобные объяснения ещё могут быть приняты, то в судах все эти «свидетельства» расцениваются как филькина грамота, что, собственно, признают и сами жалобщики.


Читайте последние новости на сегодня, 23 мая, и аналитические материалы Свободной Прессы в социальных сетях: Facebook, Twitter, ВКонтакте, Одноклассники, Мир тесен, а так же Telegram.

Последние новости сегодня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Цитата дня
Жэньминь Жибао
Финам
Цифры дня