История / День в истории

«Золотая лихорадка» 1930-х годов

Торгсины: 85 лет политике импортозамещения

  
5175
Магазин "Торгсин" в Москве. Вид на перекрёсток улиц Петровка и Кузнецкий мост. 1932г.
Магазин «Торгсин» в Москве. Вид на перекрёсток улиц Петровка и Кузнецкий мост. 1932 г. (Фото: Борис Игнатович / ТАСС)

В конце 1920-х годов руководство СССР прекрасно осознавало тот факт, что, оставаясь в недружественном окружении, стране необходимо было иметь хорошо вооруженную армию с авиацией и флотом. А для этого нужно было совершить поистине титанический рывок, проведя в наикратчайший срок индустриализацию и электрификацию Советской России. Срочно нужны были золото и валюта.

Но где взять средства? После революции, Первой мировой и Гражданской войн в закромах молодого государства оставалось не более 150 тонн золота — это в девять раз было меньше тех запасов, что имела Россия до всех потрясений, постигших ее. Продажа хлеба на запад приводила к тому, что из-за мирового кризиса 1929 года за зерно платили чуть ли треть его первоначальной стоимости. И это скорей была вынужденная мера. Золотодобывающая промышленность фактически отсутствовала. На ее формирование направили успешного советского хозяйственника Александра Павловича Серебровского, который в 1936 году даже написал книгу «На золотом фронте».

Но на все это нужно было время. А обстоятельства, сложившиеся в стране, требовали сиюминутного решения этой проблемы. Так, в 1931 году в разных городах СССР заработала сеть магазинов объединения Торгсин.

— Это была система так называемых торговых синдикатов, которые позже переименовали во Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами, — рассказывает Ксения Екимова, доктор экономических наук, профессор Российского Экономического Университета им. Г. В. Плеханова.

— По факту это была продажа товаров первой необходимости, а впоследствии — продуктов питания за наличную валюту. Причем, особенностью Торсинов в то самое сложные для страны время была торговля без предъявления документов о происхождении валюты. Поэтому от достаточно серьезного намерения выкачать как можно больше золота из иностранцев пришли к выкачиванию его из граждан новой Советской России.

Перед Сталиным стояла задача развернуть мощнейшую индустриализацию. Но еще до прихода большевиков к власти золотовалютные резервы начали стремительно уменьшаться, потому что более 640 миллионов золотых рублей было вывезено за границу Временным Правительством. В годы Гражданской войны потери, по некоторым данным, составили еще более 200 миллионов. Царский запас продолжал таять и в первые годы советской власти. Золото шло на уплату контрибуций по Брестскому Миру. Огромные средства ушли на оплату агентов влияния на западе.

Страна пыталась себя противопоставить всему миру, найти в нем свое место — и это все тоже требовало достаточно серьезных финансовых вливаний. Вообще, за это время за границу было продано, по разным оценкам, около 500 тонн чистого золота. После того, как было истрачено все, что было накоплено царской Россией, к 1920 году золотовалютные резервы страны (это уже достаточно четкая цифра, известная по учебникам) составили 200 млн. золотых рублей. Хотя до войны это была сумма в 1800000000 (1400 тонн золота).

И, конечно же, страна, находящаяся на этапе краха, но с желанием провести индустриализацию, должна была изыскивать все возможные варианты пополнения золотовалютных резервов. Оставался еще нетронутым фонд, которым владели простые граждане. И это вызывало желание пополнить золотовалютные запасы за их счет, скупая столовое серебро, золото, драгоценные камни и все те ценности, что еще осталось на руках у населения.

«СП»: — Значит, граждане несли в Торгсины не только золотые монеты.

— Если бы государство ограничилось только золотыми монетами, это бы привело к тому, что не собрали бы такое огромное количество средств. Но если попробовать собирать по крупицам, то это личные вещи (в том числе носильные), украшения, предметы интерьера и искусства, картины, — все, что пользовалось спросом на Западе.

«СП»: — Что могли приобрести советские люди за золото?

— Начало было интересным, потому что это были, как правило, портовые предприятия. И в них было все предоставлено для тех, кто находился за границей и вынужден был сдавать валютную выручку: элитный алкоголь, табак и так далее. Но в результате того, что к 1930 году в стране свирепствовал голод, и ситуация со снабжением была неуправляемой, предметами потребления в «Торгсинах» стали, прежде всего, продукты питания.

«СП»: — Кто «рулил» Торгсинами? Утверждают, что под этой вывеской работало ОГПУ. Или все-таки Сталин развел ведомства по разным углам?

— Мне хочется верить, что начало было за ОГПУ. Если сопоставить все факты, то так и было. Но и когда Торгсины стали работать и исполнять какую-то функцию погашения первоочередных потребностей людей, прежде всего, накормить их, то мне кажется, что контроль ОГПУ все-таки не ослабевал. Да он и не мог ослабнуть в ситуации, когда все вокруг голодные, а кто-то имеет средства для того, чтобы поесть. Поэтому здесь, прежде всего, органы были серьезным экономическим рычагом под контролем государства.

«СП»: — Люди приходили покупать за валюту и теряли в пересчете, да и продукты были дорогими.

— Оно так и было, но мы же с вами это тоже хорошо помним, когда колбаса и мясо в кооперативных магазинах были дорогими. Но деваться-то было некуда, голод в стране, карточная система, продуктов не хватает. Поэтому, естественно, пересчет валюты на рубли приводил к тому, что страна кормила очень тонкую прослойку имеющих эту валюту и золото. Но кормила, естественно, переоцененным фактором стоимости товара.

«СП»: — Был ли это способ легализации ценностей, хранящихся у нэпманов? Ведь НЭП только-только прикрыли.

— Конечно. Вообще, понятно, что ОГПУ плотно следило за тем, кто сдает и что сдает. Потому что, в принципе, терминов было много. Это была и долларовая лихорадка, когда ОГПУ пыталась изъять все, что накоплено гражданами, силовым методом. Это и изъятие золота, и серебра, и другой валюты. Только за первый год было заработано более десяти миллионов золотых рублей. Это почти восемь тонн чистого золота. Естественно, люди, которые могли принести в Торгсин золотые изделия, находились под контролем ОГПУ.

«СП»: — Говорят, когда Сталину сказали, что из-за «силовых методов», как вы говорите, народ просто боялся заходить в Торгсины, и он сделал определенные выводы…

— Вообще, экономический ход колоссальный. Сталин четко преследовал основную цель — пополнение золотовалютных резервов, восстановление своего положения в мире, прежде всего, по отношению к Германии, в которую первое время шли контрибуции по Брестскому миру. Он свои задачи пытался выполнять. Поскольку основной лозунг Советской России — это равенство, то уравнять всех можно было: первое — тем, что отобрать все наследуемые вещи, которые отличали одного гражданина от другого. Второе — убрать из повседневного обихода «золотого тельца», который будоражил сознание граждан. Он с этим тоже справился. Самое главное — после того, как уже было вывезено и использовано все, что было накоплено Империей, когда было выдавлено все, что можно было выдавить с помощью силовых мер и ОГПУ, оставался достаточно серьезный резерв — это накопления населения. А на фоне того, что в стране колоссальный голод, страна отдает последнее, пытаясь строить новое государство, решение в принципе было правильное.

И не нужно было уже такого воздействия ОГПУ на то, чтобы люди отдали то, что имели. Потому что при наличии карточной системы Торгсины свою задачу, в принципе, выполнили. Пусть плохо, но накормили население, а второе — собрали золото.

«СП»: — На что тратились эти средства?

— На импортозамещение и индустриализацию. Или — реиндустриализации в нашем сегодняшнем варианте. Нужно было строить Магнитку, Днепрогэс, Кузнецк, Сталинградский тракторный, десятки других предприятий. Еще нужны были зарубежные технологии, станки. И Сталин с этим справился. Все было построено. По основным сведениям, это десять крупных гигантов, которые были построены именно вот на эти средства в тот довоенный период.

Конечно, принятие очень тяжелого решения политики индустриализации и увеличение золотовалютных резервов было достаточно серьезным шагом. Ведь этот шаг в ситуации, когда страна пытается забыть ужасы гражданской войны и находится в голоде, дался весьма нелегко. Да, он совершенно не популистский и достаточно болезненным. Но он был вынужденным и, действительно, очень эффективным.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня