История

ЦРУ над Советским Союзом

Как тысячи американских аэростатов шпионили за космодромами и секретными объектами

  
7945
ЦРУ над Советским Союзом
Фото: U.S. Air Force/ wikimedia

60 лет назад, в феврале 1956 года, ЦРУ запустило над территорией СССР огромное количество разведывательных зондов. Так началась спецоперация Genetrix. По грандиозности и размаху это был один из самых масштабных проектов, какие только осуществляли американские спецслужбы.

Взяв за основу метеорологические аэростаты, янки слегка модифицировали их, снабдив высокочувствительной и сверхточной фотоаппаратурой. А затем начали производить их запуски в сторону СССР с сопредельной территории. Цель была очевидна: заснять на фотопленку все, над чем будут пролетать шары. Таким образом, ЦРУ планировало вычислить стратегические и секретные объекты, оборонные заводы, железнодорожные узлы, гидротехнические сооружения, месторасположение полигонов, воинских частей, аэродромов и, если повезет, — космодромов, которые строились ударными темпами. Напомним, что еще с 1948 года на полигоне Капустин Яр полным ходом шли испытания ракеты Р-1. А до запуска первого в мире, советского спутника оставалось всего несколько месяцев. И американцы догадывались о том, что в СССР уже занимаются космической тематикой.

— Чтобы не промахнуться, отправляли аэростаты в воздушное плавание с пяти разных точек из-за западной границы стран Варшавского договора: с базы ВВС США в турецком Инджирлике, из шотландской деревушки Эвантон, со столичного норвежского аэропорта Гардермоен (крупнейшего в стране) и двух западногерманских поселков: баварского Гибельштадта и мюхенского Оберпфаффенхофена (будущего аэрокосмического центра Германии). Поэтому «в поле зрения» фотоаппаратуры попадали также и наши восточноевропейские союзники, — рассказывает военный историк, подполковник в отставке Николай Романов.

— Кстати, еще одной второстепенной целью был шпионаж за Китаем, с которым у нас в то время как раз зарождалась великая дружба. И строили мы на его территории в качестве добрососедской помощи сотни предприятий самого различного профиля, в том числе и оборонного.

Вот ими-то и интересовались американцы. Всего операцией Genetrix было охвачено почти три миллиона квадратных километров территори СССР, Китая и других стран — это не много не мало, а 300 (!) миллионов гектаров. И еще один немаловажный момент. Именно в это время Советский Союз помогал Китаю создавать свою атомную бомбу. Американцы об этом знали. И, обеспокоенные подобными сообщениями из Поднебесной, очень надеялись на разведданные, касающиеся китайской ядерной программы. А именно — строительства полигонов по обогащению ядерного топлива и других предприятий подобного профиля.

С первой партией цэрэушники запустили более пятисот воздушных шаров, которые планировалось подобрать потом в морях Дальнего Востока (от Аляски до Южно-Китайского моря). Для этой цели в Японии и на Аляске разместили по эскадрилье спасательных самолетов С-119. Однако, долетели до конечной цели лишь немногим более пятидесяти аэростатов, да и то почти на половине из них фотографии оказались некачественными. Все объяснялось очень просто. Ведь зонды летели на высоте до 30 километров — это практически стратосфера, а это несколько ухудшало качество съемки. Но главное — все зависело от погоды и облачности. В дальнейшем было предпринято еще несколько массовых запусков летающих шпионов — всего на восток было отправлено несколько тысяч зондов.

«СП»: — Но почему именно воздушные шары, а не самолет-разведчик «U-2», который американцы успешно использовали?

— «U-2» поступил в распоряжение ЦРУ (он создавался именно для разведки) только в 1957 году. Хотя первые свой полет самолет-разведчик совершил еще за полгода до описываемых событий — в августе 1955-го. Но спецслужбы не решились использовать до конца не доработанную машину в таком щекотливом проекте. Поэтому и появилась идея зондов. Кстати впервые США стали запускать к нам воздушных разведчиков с 1947 года, чтобы путем мониторинга атмосферы выявить, как в СССР идут дела с производством атомной бомбы. Завершилась эта операция в 1949 году как раз незадолго до ее испытаний, когда в СССР был приведен в действие ядерный заряд «РДС-2».

«СП»: — Почему американцы были уверены в том, что аэростаты полетят именно на восток?

— Тут, наверное, стоит сделать небольшое отступление. Дело в том, что воздушное пространство над землей, как и мировой океан, имеет свои течения. Так, над плотными слоями земной атмосферы, которой мы дышим (тропосферой), берет свое начало стратосфера, где совсем нет кислорода, но существуют очень сильные и весьма быстрые «небесные реки», особенно в нижней ее части — тропопаузе или субстратосфере. Такие «небесные реки» иногда имеют в ширину сотни километров и всегда «текут» на восток. А воздух в них движется с огромной скоростью (вдумайтесь) — до четырехсот километров в час! Это в два раза быстрей ураганного ветра.

Впервые с ними столкнулись американские летчики во время Корейской войны. Находящиеся в нижних эшелонах высот коллеги вдруг замечали, что самолеты, в которых намного выше остальных летели их товарищи, вдруг словно останавливались. А летчики просто попадали в такую вот мощную «небесную реку». Кстати, был случай, когда самолет, отправившийся из США в Англию, случайно попал в субстратосферу и прибыл в аэропорт Лондона на три часа раньше, прибавив себе дополнительных 400 км/час. Так что у американских воздушных шаров, как говорится, просто не было других вариантов, как лететь на восток.

«СП»: — Ну, а вдруг такой зонд по какой-то причине опустился бы ниже и застрял бы где-нибудь, скажем, над Уралом?

— В том-то и дело, что это были не обычные шары, а высокотехнологичные изделия. Во-первых, на каждом таком зонде был установлен высотомер, который посредством автоматического управления не позволял ему ни опускаться ниже определенной высоты (например, в 20−25 километров), ни подниматься выше ее. Для этого был клапан для стравливания воздуха, а в самой гондоле — горелка. Фотосъемкой тоже управляли автоматы. Кроме того, они были оборудованы радиомаяками, благодаря которым определялся маршрут движения воздушного шара и его местонахождение. Путем слежения за маячком зонд также можно было найти и перехватить уже после пересечения им советской границе на Дальнем Востоке.

Причем, ловили не сам шар, а фотоаппаратуру, которая автоматически отстреливалась в определенном безопасном для американцев районе и спускалась на парашюте. Дальше в дело вступали спасательные группы, в которые входили суда и самолеты. И если фотокамера не подцеплялась специальным устройством, прикрепленном на самолете С-119, то ее ловили находящиеся на кораблях матросы, барражиющие по морю на катерах. И так с каждым зондом! Это действительно была целая шпионская операция, притом весьма дорогостоящая. Правда, долетали до места назначения далеко не все шары.

«СП»: — Что с ними могло случиться?

— Всякое. Ведь наши силы ПВО тоже не дремали. В СССР прекрасно видели и понимали цели таких воздушных шпионов. Наши дипломаты регулярно предъявляли США ноты протеста из-за нарушения ее границ и воздушного пространства, порой доходило до международных скандалов. Но с янки, как говорится, как с гуся вода. А потому за шарами постоянно устраивалась настоящая охота.

Но сбить такой аэростат было ой как не просто. Потому как зенитки на такую высоту в 25−30 километров не стреляли. Не всегда могли добраться на такой потолок и советские истребители-перехватчики. Тогда по пути их следования рассыпали мелко нарубленную фольгу, что обманывало высотомер, и зонд начинал снижаться. Снаряды авиапушки в таких случаях были не очень эффективными. И наши умельцы придумали прикреплять к самолетам острые тралы, разрубающие шары. Тратить же на них ракеты было расточительством, к тому же они просто не срабатывали, соприкасаясь с мягкой поверхностью аэростатов.

Словом, боролись с зондами, как могли. Случались и досадные ЧП, когда «под раздачу» (под огонь своих же самолетов) попадало гражданское население. Даже тогда, когда появилась возможность фотографировать территорию СССР из космоса, американцы не перестали запускать к нам аэростаты. Продолжалось это вплоть до 1980-х годов. Но теперь они служили для другой цели: чтобы определить местоположение шаров, советские системы ПВО вынуждены были повышать интенсивность работы, увеличивая мощность своих импульсов. А это помогало засечь их из космоса аппаратурой слежения спутников-шпионов и преждевременно раскрывало их местоположение. Борьба с зондами со временем превратилась в текучку. И вскоре вовсе сошла на нет.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня