Настоящий человек

Исполнилось 100 лет со дня рождения Алексея Маресьева

  
4190
Алексей Маресьев, 1945 год
Алексей Маресьев, 1945 год (Фото: ТАСС)

Бодрая советская песня о том, «как покоряют пространство и время» и что «когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой» была не просто лозунгом. Это было руководство к действию. И в труде, и в бою.

К тому времени можно относиться по-разному. Но нельзя не признать — такого количества героев не было ни в одной стране. Алексей Маресьев — один из них.

Со школьных времен известно то, что он совершил. Но осознать, как ему это удалось — невозможно. И понять, откуда в этом человеке оказался такой запас душевных и физических сил — тоже…

Маресьев — уроженец города Камышина Саратовской губернии. Семья была не то что бедной — почти нищей. Рос без отца, весь воз хозяйственных и бытовых забот тянула мать. А в Алексее все настойчивее билось желание выбиться в люди. Впрочем, оно было в то время у многих. Страстно хотелось бы не просто стать человеком, а непременно — настоящим.

На фронте Маресьев — с августа сорок первого. Работа обычная, ставшая привычной — летать на истребителе, прикрывать бомбардировщики. И бить, бить немцев.

4 апреля 1942 года в районе Новгородской области самолет лейтенанта Маресьева продырявили осколки немецких снарядов, а сам он был тяжело ранен. Кое-как посадил машину, да вот беда — оказался на территории, захваченной немцами. Пришлось лесами пробираться к своим и не день-другой, а чуть ли не три недели 18 дней!

Сначала ковылял на искалеченных ногах, потом полз по снежному безлюдью, то теряя сознание, то возвращаясь из небытия. Замерзал, голодал, натыкался на зверье. Однажды его чуть не задрал медведь-шатун, да выручил наган. Всю обойму всадил летчик в громадного свирепого зверя…

Наконец Маресьева, который уже был при последнем издыхании — заметили жители деревни Плав Кисловского сельсовета Валдайского района. Но близко не подошли. Решили, что ползет на них немец и убежали.

Измученный летчик нашел себе силы поползти дальше. И тут судьба над ним смилостивилась — он наткнулся на ребятишек из той же деревушки — Сережу Малина и Сашу Вихрова. Те оказались побойчей и посмелей- подошли к Маресьеву ближе, рассмотрели. Летчик говорить уже не мог, только корчился на снегу и глухо стонал. Дети прибежали в деревню и торопливо, захлебываясь словами, рассказали о необычной встрече взрослым…

Поначалу выхаживали Маресьева деревенские жители. Но уж больно он был плох, а точнее, почти безнадежен — обмороженный, истощенный. Его доставили в московский госпиталь. Но безжалостная гангрена уже обвила молодое тело, грозя умертвить. Чтобы спасти жизнь летчика, пришлось ампутировать ему обе ноги…

Несчастье, конечно. Но на войне такое дело привычное. Подобных калек были миллионы. Отвевались, бедолаги, отмучились — зато уцелели. В эшелон и — по домам.

Маресьеву была уготована тяжкая участь инвалида войны. Но он такой перспективе воспротивился. Лежа на госпитальной койке вычитал в каком-то старом журнале удивительную историю русского летчика Александра Прокофьева-Северского. Во время Первой мировой войны он в воздушном бою потерял правую ногу, но, несмотря на увечье, вернулся в строй. Врачи не хотели его отправлять на фронт, и он написал прошение императору. Николай Второй и составил ему протекцию.

Заодно несколько уважительных слов и другом герое Первой мировой — корнете Юрии Гильшере. Он попал в штопор и был тяжело ранен — ему оторвало стопу левой ноги. Но пилот не сдался на милость коварной судьбы и вернулся в отряд истребителей. Воевал уже с протезом…

Алексей Петрович оказался не только мужественным человеком, но и упорным — до безрассудства. Поначалу был подавлен, но скоро взял себя в руки. Еще в госпитале начал ходить на протезах. Мучился, терпел боль, но не отступал. Продолжил тренировки в санатории. В итоге выработал походку, как у здорового. Никто и предположить не мог, что этот улыбающийся, жизнерадостный военный — инвалид. На вечерах танцевал без устали, да так, что на него все заглядывались, Ну, и девушки, понятно…

В кабинет врача Маресьев не вошел, а запрыгнул. Эскулапы даже не поверили, что бравый молодой человек — без ног. Обомлели, ужасались, но, в конце концов, разрешили Маресьеву вернуться на фронт. После того, как он перед ними лихо отбил чечетку.

Сначала Алексея опасались отпускать на боевые задания. Летчик переживал, но рук не опускал. Не просил — требовал! И добился своего — в июле сорок третьего снова пошел в бой. С тех пор регулярно поднимался в воздух, выходил на цель, уходил от преследования.

Воевал Маресьев храбро и был удостоен звезды Героя Советского Союза. Всего за время Великой Отечественной он совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолетов врага: четыре — до ранения и семь — после. Учли, конечно, и его беспримерное мужество, когда он пробирался к своим…

О летчике Маресьеве страна узнала после войны — после того, как в 1946 году вышла книга Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». Спустя два года вышел фильм с тем же названием — с Павлом Кадочниковым в главной роли.

Маресьев превратился в легенду, но не зазнался и, тем паче, не превратился в живой памятник. Шумихи вокруг себя не терпел, вспоминать о прошлом не любил. В который уже раз сердито отмахивался от назойливых журналистов: «Воевали все. Ну, сумел я выжить, ну, сумел полететь — и все! Не я один такой был».

Что верно, то верно. В истории Великой Отечественной было несколько случаев, когда летчики после тяжелейших увечий возвращались в строй. Например, Герой Советского Союза Захар Сорокин. В сорок первом совершил воздушный таран, его поврежденный самолет упал в тундре. Летчик шесть суток добирался до своих, за это время прополз около семидесяти километров! Сильно обморозился, лишился обеих ступней. Но вернулся в строй и продолжал бить врагов в воздухе…

А на Полевого Маресьев обиделся — за то, что писатель не дал ему прочитать рукопись, и книга вышла с фактическими ошибками. Так, во всяком случае, утверждала молва.

Есть и другая версия — Алексей Петрович вообще не читал книгу о себе. Мрачно шутил: «Не довелось». Не говорил, что его образ писатель сильно приукрасил, но, возможно, так думал. Однако автографы на книге Полевого подписывал.

Между прочим, в «Повести о настоящем человеке» автор изменил фамилию главного героя — Маресьев стал Мересьевым. Случайно ли это или нет? Летчик шутил: «Может, Полевой боялся, что я сопьюсь, и книжку запретят. А так можно сказать, что книжка не про меня». Может, это и впрямь близко к истине?

«Когда снимали фильм по книге Полевого, отец часто ездил на студию, где его обо всем расспрашивали, — поведал сын летчика Виктор Маресьев. — Более того, ему даже предлагали сыграть… Мересьева! Но отец запротестовал: „Да вы что! Никогда в жизни!“ Только после его отказа на главную роль утвердили Кадочникова».

Фильм Маресьев посмотрел, — но только однажды, на премьере. Потом его спрашивали, понравилась ли картина? Но он морщился, отделывался общими словами. Ведь ему пришлось снова пережить тот кошмар, те мучения. Как такое могло понравиться?!

В свое время в Большом театре поставили оперу «Повесть о настоящем человеке». Конечно же, с Маресьевым никто не советовался. И правильно сделали, иначе бы он непременно вспылил. Потому что опера получилась странной, вызвавшей немало иронических и даже злых отзывов. Но, об этом лишь шептались. Вслух оперу, конечно, хвалили.

На премьеру Алексей Петрович пришел. Точнее, был вынужден. После просмотра его опять спросили: «Вам понравилось?» Он ответил коротко: «Хорошо сымитирован звук мотора самолета». И все.

После войны Маресьев продолжал летать — уже на учебных самолетах. Постоянно поддерживал физическую форму — бегал на лыжах, коньках, катался на велосипеде. Отменно плавал — без особого труда переплывал Волгу.

Алексей Петрович поражал своей необыкновенной жаждой жизни, доброжелательностью и постоянным желанием помочь людям — особенно фронтовикам. Маресьева, активиста Комитета ветеранов войны, часто можно было видеть в президиумах различных съездов, на важных совещаниях. Во время встреч все хотели к нему приблизиться, прикоснуться — он был живой реликвией войны, человеком, вызывающим глубочайшее уважение.

В мае 2001 года в Театре Российской армии все было готово к празднованию 85-летия Маресьева. Когда гости уже стекались к подъезду, пришла горестная весть, что Герой Советского Союза, орденоносец, внезапно скончался от инфаркта. Вечер, который должен был начаться с аплодисментов, открылся минутой молчания…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня