18+
понедельник, 23 октября
История / День в истории

Огненный сорок первый. Май

Немецкий шпион на Красной площади

  
13151
Празднование 1 мая, 1941 год.  В.М.Молотов, И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов (слева направо на переднем плане) и другие члены правительства направляются на Красную площадь
Празднование 1 мая, 1941 год. В.М.Молотов, И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов (слева направо на переднем плане) и другие члены правительства направляются на Красную площадь (Фото: ТАСС)

Май в СССР, как и в прошлые годы, начался с парада и демонстрации на Красной площади. Грохотали военные марши, шелестели красные знамена, воздух разрывали возгласы, славящие партию и его славного вождя. В своей речи нарком обороны маршал Семен Тимошенко подчеркнул, что СССР и советский народ хотят мира. Но «большевистская партия, советское правительство и весь наш народ учитывают, что наша страна находится в капиталистическом окружении, что международная обстановка сильно накалена и чревата всякими неожиданностями. Поэтому весь советский народ, Красная армия и Военно-морской флот должны быть в состоянии боевой готовности…»

Английская газета «Таймс» писала: «Огромная Красная площадь в Москве, по случаю праздника окруженная тонкой цепочкой из комиссаров, иностранных дипломатов и их военных атташе, рабочих, милиционеров в форме цвета хаки, все утро будет покрыта широким подвижным ковром из танков, орудий, мужчин-рабочих с винтовками, кавалеристов, женщин-рабочих со спортивными копьями, грузовиков и скорых на ногу пехотинцев в долгополых мундирах.

В день пролетарского праздника проходит военный парад. Сталин и его приближенные по обыкновению наблюдали за ним со своего постамента из красного гранита над костями Ленина. И глядя на огромные портреты с улыбающимся собой (а они всегда бывают на праздниках), Сталин, возможно, окинет мысленным взором последние два года в высшей степени ловкого тактического лавирования…"

Первомайский военный парад на Красной площади, 1941 год (Фото: ТАСС)

Самыми внимательными зрителями парада были посол Германии в СССР Вернер фон Шуленбург, военный атташе генерал Эрнст Кестринг, его заместитель полковник Ганс Кребс. Приехал в Москву и разведчик Вальтер Шелленберг. Он «замаскировался» под представителя немецкого химического концерна.

Однако советской разведке стало известно, что за «химик» пожаловал в Москву. Но, разумеется, никто и виду не подал, что инкогнито Шелленберга раскрыто. Пусть смотрит парад, все равно ничего особенного он не увидит…

На следующее утро Шелленберг и Кребс улетели в Берлин, чтобы представить подробный доклад Гитлеру — о том, что видели и слышали в советской столице. Спустя несколько дней начальник германского генерального штаба Франц Гальдер записал в дневнике: «Русский офицерский корпус решительно плох (производит депрессивное впечатление). По сравнению с 1933 годом картина резко негативная. России понадобится двадцать лет для того, чтобы достичь ее прошлого военного уровня».

Оценка резко уничижительная. Но соответствовала ли она истине? Не говорили ли Гитлеру Шелленберг, Кребс и другие советники то, что он хотел услышать? К тому же на параде не была показана новейшая техника — танки Т-34 и «КВ», реактивные артиллерийские установки «Катюша» и многое другое…

5 мая Сталин выступил в Кремле перед выпускниками военных академий. Он, в частности, произнес слова, резко контрастировавшие с докладом Шелленберга и Кребса: «Товарищи, вы покинули армию три-четыре года тому назад, теперь вернетесь в ее ряды и не узнаете армии… Мы перестроили нашу армию, вооружили ее современной военной техникой…»

Сталин рассказал о сложной политической обстановке, разъяснил, почему Германия побеждает. Задал себе и другим вопрос — действительно ли вермахт непобедим? И сам же ответил — нет, в мире нет непобедимых армий: «Германская армия не будет иметь успеха под лозунгами захватнической завоевательной войны. Эти лозунги опасные».

Затем Сталин, ставший накануне Председателем Совета народных комиссаров, поделился своими мыслями о состоянии немецких вооруженных сил. Они выглядели довольно спорно, особенно в свете непрерывных военных побед вермахта.

«С точки зрения военной, в германской армии ничего особенного нет и в танках, и в артиллерии, и в авиации, сказал Сталин. — Значительная часть германской армии теряет свой пыл, имевшийся в начале войны. Кроме того, в германской армии появилось хвастовство, самодовольство, зазнайство. Военная мысль Германии не идет вперед, военная техника отстает не только от нашей, но Германию в отношении авиации начинает обгонять Америка».

Что это — плохое знание «предмета» или сознательное принижение мощи будущего противника? Может, Сталин хотел приободрить военных — не так страшен вермахт, как его малюют?

После основной речи Сталин выступил еще с тремя небольшими спичами. Он поднимал тосты за руководящие кадры военных академий, преподавателей, представителей различных родов войск. В частности, предложил выпить за кавалеристов. И тут прозвучала странная фраза: «Мы их немного сократили, но и сейчас роль кавалерии исключительно велика, и у нас ее немало. Роль кавалерии в современной войне исключительно велика. Она будет преследовать отходящие части противника, вклиниваться в прорыв. В частности, она обязана, преследуя отходящие части артиллерии, не дать возможность выбрать новые огневые позиции и на них остановиться».

Скоро слова Сталина опровергнет суровое время…

Еще одно высказывание вождя вызвало удивление: «Мы до поры, до времени проводили линию на оборону — до тех пор, пока не перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы. А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны — теперь надо перейти от обороны к наступлению».

Что стояло за этими словами? Угроза, суровое предупреждение — не суйтесь к нам, а не то получите так, что мало не покажется? Или Сталин раздумывал над идеей превентивного удара по скоплениям немецких войск у советских границ?

Впрочем, такое решение предложил начальник советского генерального штаба генерал Георгий Жуков уже после речи вождя. Конкретная задача была поручена генералу Александру Василевскому…

15 мая в Москву прилетел «Юнкерс-52» — как считают некоторые историки, с личным посланием Гитлера, адресованным Сталину (подробно об этом — в материале СП «Ходынка, май сорок первого»). После этого линия поведения советского лидера изменилась — он стал еще больше игнорировать донесения разведчиков, не обращал внимания на данные о концентрации немецких войск у границ СССР. Сталин якобы поверил уверениям Гитлера о его исключительно мирных намерениях…

Жизнь в СССР идет своим чередом. Над страной вьется дымок, но еще не пороховой, а вполне мирный — из труб паровозов, пароходов, металлургических заводов. Советские люди трудятся и мечтают об отдыхе. Тем более, на дворе май — предвестник долгожданного лета.

Синоптики обещают жаркую пору. Газеты заполнены предложениями, зовущими в кумысолечебный санаторий «Алкино» в Башкирии (30 дней — 765 рублей), литовский курорт Друскиники (26 — 760), лечебницу в Одессе (24 — 636). Есть путевки в санатории имени Ленина в Алексином бору (30 — 900) и в Богородицк Тульской области (24 — 750).

Можно неплохо провести отпуск и в Подмосковье. Таксомоторное управление столицы за один день 24 мая получило почти тысячу заказов на грузовые машины. Нагруженные автомобили с шашечками на борту мчат в поселки, расположенные вдоль Ленинградской, Казанской, Ярославской железных дорог. Большинство заказов поступило на перевозку вещей в Тарасовку, Мамонтовку, Пушкино, Красково, Малаховку, Удельную, Быково, Солнечногорск.

Открываются летние домики, начинается уборка. У дачников — отменное настроение. Из окон доносятся задорные мелодии с патефонных пластинок. Все, как в стихах:

«Ход из сада в заборе проломан

И теряется в березняке.

В доме смех и хозяйственный гомон,

Тот же гомон и смех вдалеке".

В ознаменование 100-летия со дня смерти Михаила Лермонтова — в то время почему-то любили отмечать даны, связанные с уходом известных людей — Совет Народных Комиссаров постановил воздвигнуть в Москве и Ленинграде памятники великому поэту, а Красные Ворота переименовать в площадь его имени. В Московском государственном университете устанавливалось десять стипендий имени Лермонтова.

Отпылал костер в московском Доме пионеров и октябрят. «Правда» писала: «Гостями московских пионеров были бывшие бойцы интернациональны бригад в Испании, приехавшие недавно в Советский Союз из Франции, представители народов новых советских республик и областей, ветеран венгерского рабочего движения тов. Матиас Ракоши, участники дореволюционных маевок в России. Ребята их горячо приветствовали».

В Москве прошла первая конференция радиозрителей — такой необычный термин был в ходу, — посвященная проблемам телевещания. Некоторые участники этой необычной встречи слушали и видели выступающих, сидя дома у экранов своих телеприемников. Другие участники конференции присутствовали в студии телецентра и наблюдали за действиями сложной аппаратуры, при помощи которой изображение и звук передавались в эфир.

Перед войной выходит фильм «Морской ястреб». Приключенческая картина режиссера Виктора Брауна в какой-то мере предвосхищает события надвигавшейся войны. В Черном море появляется немецкая подводная лодка, замаскированная под парусник торгового флота, и нападает на иностранные торговые суда. На перехват «пирата» выходит советское судно «Вятка», переоборудованное в военный корабль. Морское сражение завершается победой моряков, плавающих под красным флагом…

Василий Смыслов (Фото: Леонид Великжанин / ТАСС)

В матч-турнире 1941 года на звание абсолютного чемпиона страны 20-летний Василий Смыслов занял третье место — вслед за известными шахматными бойцами Михаилом Ботвинником и Паулем Кересом. За успех в этом соревновании он получил звание гроссмейстера. Мировая корона где-то далеко, но она уже манит Смыслова…

Увы, не все хотят честно жить и трудиться на благо родины. Московская областная милиция задержала шайку конокрадов, которая орудовала в Истринском, Красногорском и других районах Подмосковья. Они похищали из колхозных конюшен лошадей «Шайка имела в Ивановской области притон и „базу“ для стоянки украденных лошадей, — уточняла „Правда“. — В числе задержанных оказались: быв. кулак Печкорский, воры-рецидивисты Французов, Сергеев и другие. У грабителей отобрано 7 лошадей».

Возле касс московского цирка на Цветном бульваре оперативники задержали некоего Жилина, у которого обнаружили фальшивые билеты в театры столицы. Мошенник подделывал цифру, показывающую стоимость билета.

Перенесемся за рубеж. Вторая мировая война в полном разгаре. 20 мая немецкая армия начинает беспрецедентную военную военно-воздушную операцию по захвату острова Крит под кодовым названием «Меркурий». Тысячи парашютистов, сброшенные с самолетов, обрушиваются на позиции английских и греческих войск. Упорные, кровопролитные бои идут в течение полутора недель и завершаются новым триумфом германского оружия.

10 мая Рудольф Гесс, заместитель Гитлера по партии, произвел сенсацию, перелетев на истребителе в Шотландию. Обстоятельства и цели его миссии Гесса до сих пор не выяснены. Именно в тот день самолеты люфтваффе нанесли мощный удар по Лондону. О его последствиях сообщал премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль: «В результате налета возникло две тысячи пожаров, и, так как лопнули почти 150 водопроводов, а на Темзе наступило время отлива, погасить пожары не представлялось возможным… Бомбы попали в пять доков и поразили 71 крупный объект в нашей столице. Все большие вокзалы на длительное время вышли из строя. Убито или ранено свыше 3000 человек».

Может, немцы рассчитывали, что Черчилль, оказавшийся не в состоянии обеспечить безопасность своих граждан, уйдет в отставку? И тогда к власти придет новое, прогерманское правительство, которое заключит мирный договор с Германией?

Этого не случилось, но вполне могло произойти. Гесс, возможно, хотел раскрыть тайну, но ему не дали слова на Нюрнбергском процессе. Он прожил еще долго в заключении, но умер при таинственных обстоятельствах в берлинской тюрьме Шпандау…

Сталин был прав, сказав, что непобедимых армий не бывает. В мае сорок первого германский флот потерял тяжелый линкор «Бисмарк». Вскоре после гибели корабля по радио выступил по радио президент США Франклин Рузвельт, объявивший о «чрезвычайном положении нации».

«Война, — сказал он, — приближается к берегам Западного полушария. Подходит к нашей родине… Битва в Атлантике теперь идет на всем протяжении от арктических вод Северного полюса до мерзлоты континента Антарктики…»

Угроза, уже не скрытая, а явная, нависла и над Советским Союзом. Но одни жители страны об этом не догадывались, другие упорно отметали от себя грустные мысли.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня