История / День в истории

Одиссея Григория Котовского

Его жизнь была похожа на авантюрный роман, а смерть осталась загадкой

  
12594
Картина "Портрет героя гражданской войны Григория Котовского" (художник Константин Китайка, 1948 год).
Картина «Портрет героя гражданской войны Григория Котовского» (художник Константин Китайка, 1948 год). (Фото: репродукция Фотохроники ТАСС)

Кем был Григорий Котовский, родившийся 135 лет назад? В советское время на этот вопрос можно было ответить без запинки: участником подпольной организации социалистов-революционеров, защитником бедных и угнетенных, бесстрашным кавалеристом, героем Гражданской войны. Так его представляла официальная история. Таким Котовский представал в фильме, вышедшим на экраны в 1942 году.

Но со временем портрет Котовского постепенно поблек, с него осыпалась краска. Полотно покрылось трещинами, а само лицо изменило выражение. Оно стало зловещим, на него легла тень порока. Почти как в известном романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея».

«Практика» агронома

Родился Григорий Иванович в Кишиневе. Это незыблемо. Но в каком году? Вроде бы в 1881-м. Но сам Котовский иногда указывал другие цифры — 1887-й и 1888-й. То писал, что он «из дворян», то — «из рабочих». И национальность называл странную, несуществующую — «бессарабец».

Когда он был совсем мал, умер отец. Котовский писал, что — в бедности. Но это не так. Родитель его был богатым человеком.

Воспитывали мальчика его крестная мать — София Шалль, дочь бельгийского подданного, друга отца Григория, и крестный — помещик Манук-Бей. Но, по сути, Котовский был предоставлен самому себе. И стал драчливым, хулиганистым подростком.

Манук-Бей отдал его в сельскохозяйственное училище. Забавно, что практику юноша проходил — и весьма своеобразно — у помещика Скоповского. Через два месяца Котовский был изгнан из имения за… обольщение жены хозяина.

Ему отыскали новое место — помощником управляющего имения помещика Якунина в Одесском уезде. И тут Котовский «отличился» — похитил значительную сумму. На том его практика и закончилась.

Дальше жизнь Котовского пошла, как в поговорке «коготок увяз — всей птичке пропасть». Он попытался устроиться управляющим к другому помещику — Семирадову, предъявив поддельное свидетельство своей «образцовой» работы в имении Якунина. Однако «низкий» слог документа вызвал подозрения. Семирадов связался с Якуниным и узнал, что молодой агроном — вор и мошенник. И Котовский впервые попал за решетку. Через четыре месяца он вышел на свободу, но ненадолго.

«Стихийный коммунист»

Так получилось, что его растущие уголовные наклонности пригодились политикам. Котовский стал участвовать в «эксах» — экспроприациях, проще говоря, в грабежах для партии эсеров. Спустя много лет в своей автобиографии он написал совсем другое: «…Я с первого момента моей сознательной жизни, не имея тогда еще никакого понятия о большевиках, меньшевиках и вообще революционерах, был стихийным коммунистом…»

В 1905 году Котовский становится главой банды, состоящей почти из двух десятков отчаянных парней. Грабили они много и часто — передвигаясь то на конях, то пешком — всех подряд: помещиков, купцов, ювелиров.

Котовский театрально обставлял свои «подвиги». Во время налетов он был вежлив с женщинами, с поклоном просил их снять с себя драгоценности. Часто, врываясь в дома, устрашающе кричал: «Я — Котовский!». Это навредило ему на следствии, когда он в 1906 году был арестован. Ведь «стихийный коммунист» сам указывал на себя, как на налетчика.

Он был умен, силен, отлично стрелял. Но производил впечатление интеллигентного, обходительного человека, часто вызывал симпатии, легко заводил романы. Котовский владел несколькими языками — молдавским, идиш, немецким. И легко перевоплощался, благо артистические способности имелись — то в богатого аристократа, то в помещика или коммерсанта. Иногда он «становился» представителем фирмы, управляющим, военным. Он хитрил, лгал, угрожал, обольщал. Словом, был артистом, но особого, уголовного театра…

Потом была кишиневская тюрьма. Котовский — уже признанный бандитский авторитет по кличке «Кот». Он трижды пытался бежать, но — безуспешно.

Потом Котовский все-таки ускользнул из застенков. Его изловили, водворили в камеру и судили. Он сидел в Николаевской, Смоленской, Орловской тюрьмах. Попал в Казаковскую каторжную тюрьму в Нерчинском уезде — работал в шахте, добывая золотоносную руду. Затем трудился в шахте на строительстве Амурской железной дороги.

Робин Гуд с револьвером

В 1913 году, по случаю 300-летия династии Романовых на волю вышли тысячи заключенных. Но амнистия не распространялась на Котовского — уж слишком велик был список его преступлений. Узнав это, он пришел в ярость. И в очередной раз решил завоевать свободу.

В «советской» автобиографии Котовский писал, что «при побеге убил двух конвоиров, охранявших шахту». Но этого не было — каторжник со всех ног бросился в лес, слыша за спиной выстрелы. Он долго брел по заснеженной тайге, едва не замерз. Однако все же добрался до Благовещенска. Устроился на работу по подложному паспорту на имя Рудковского. Спустя некоторое время стал пробираться на запад.

Вернувшись в Бессарабию, Котовский взялся за старое. Его банда действовала по одному и тому же сценарию. В «операциях», которые Котовский проводил Кишиневе, Одессе, Виннице — принимало участие 5−7 человек в черных масках с прорезями для глаз. Сам же главарь не маскировался, более того, он представлялся жертве. И даже проявлял определенное благородство — не забирал все, оставляя кое-что «на хлеб».

Котовский стал неимоверно популярен. О нем писали бульварные газеты, в народе говорили о нем, как о «справедливом» разбойнике, этаком Робин Гуде, грабившим только богачей. Небольшие деньги он действительно порой раздавал крестьянам.

С музыкой и цветами

Котовского снова схватили. Суд приговорил «Атамана ада», как он себя называл, к смертной казни. Уж слишком длинный хвост тяжких преступлений тянулся за ним. Не помогла и «исповедь», в которой он говорил, что часть «экспроприированных» денег отдавал бедным и в Красный Крест, а также помогал раненным на Первой мировой войне. Ну, чем не милосердный Деточкин? Правда, в отличие от популярного киногероя, Котовский никаких квитанций и чеков не предъявлял…

Но судьба Григория Ивановича хранила — смертную казнь ему заменили вечной каторгой. А вскоре грянула Февральская революция. Хотя Котовского поначалу не хотели выпускать на волю, в конце концов, «общественность» добилась освобождения «благородного» разбойника.

Его встречали восторженно — радостными криками, музыкой, лозунгами, стихами. Например, такими:

«Ура! Котовский здесь — сегодня с нами!

Его с любовью встретил наш народ.

Встречали радостно с цветами —

С рабочим классом он идет".

Начинался новый, «революционный» этап жизни Котовского.

На фронтах Гражданской

Так же, как невозможно описать все авантюры, грабежи, побеги из тюрьмы, романы Котовского до революции, так и нет возможности проследить его передвижения и действия во время Гражданской войны. Да и нет точных, объективных данных на сей счет. Многое — лишь слухи, выдумки, в том числе самого Котовского.

…В январе 1918 года в Тирасполе Котовский собрал отряд из бывших уголовников, анархистов для борьбы против румынских войск. Его «солдаты» прикрывали отход красных войск из Кишинева. Позже отряд Котовского направился под Дубоссары, разбив передовые румынские части.

Григорий Иванович становится командиром «Партизанского революционного отряда, который борется против румынской олигархии в составе Одесской советской армии.

Потом Котовский связался с анархистами. Болтали о его пребывании в отрядах Нестора Махно. Несколько раз Котовский попадал в плен к белогвардейцам, но всякий раз спасался от очередного расстрела. После Гражданской войны он говорил, что состоял в большевистском подполье во время оккупации Одессы белогвардейцами. Да, он был в городе, но видимо занимался привычным делом — грабежами. Опустошал частные квартиры, учреждения. Люди Котовского совершили налет на городской банк и вывезли из него деньги и драгоценности на пять миллионов золотых рублей.

Судьба этих сокровищ так и осталась неизвестной. Но в 20−30-е годы прошлого века в народе гуляли слухи о несметных «кладах Котовского», зарытых где-то под Одессой…

Ходили слухи, что в начале 1919 года у Григория Ивановича завязался бурный роман со звездой кинематографа, красавицей Верой Холодной. Она неожиданно скончалась, а по некоторым слухам, была убита, но кем, не известно…

Под красным знаменем

В середине июля 1919 года Котовский сражался против многочисленных крестьянских повстанческих отрядов атаманов Зеленого, Ляховича, Волынца, Железного, которые захватили подольские местечки Немиров, Тульчин, Брацлав и угрожали тылу Красной Армии.

Котовский становится командиром одной из бригад 45-й стрелковой дивизии. В ноябре 1919 года он участвовал в обороне Петрограда, затем воевал на Кавказе, Украине, на советско-польском фронте. И это лишь малая часть сражений, в которых участвовал Григорий Иванович. Можно по-всякому относится к этому человеку, но то, что он был беззаветно храбр, не вызывает сомнений.

Имел ли Котовский политические убеждения? Или главной для него все же была выгода — и при самодержавии, когда он жаждал обогатиться, и после революции, когда хотел добиться известности и высокого положения в новом обществе?

Апрель 1920 года — важная веха в биографии Котовского — он вступил в партию большевиков. Ему не было и сорока, и казалось, что Григория Ивановича ждет блестящая карьера.

Он снова стал популярен. Известный полководец, выглядел эффектно, к тому же славился благородством. Он запрещал своим солдатам грабить крестьян, мастеровых, рабочих. Ну а с буржуями у него, по-прежнему, был разговор короткий: деньги и драгоценности — на стол!

В 1922 году Котовский назначается командиром 2-го кавалерийского корпуса. Говорили, что своим восхождением Котовский был обязан наркому по военным и морским делам Михаилу Фрунзе, который ему симпатизировал. По некоторым данным он даже хотел сделать его своим заместителем.

Роковой выстрел

Котовский был в расцвете сил, когда его настигла смерть. Такая же таинственная, как и его жизнь. Григорий Иванович столько раз выходил из разных переделок, а тут…

Это случилось 6 августа 1926 года. По некоторым данным это была случайная смерть во время вечернего застолья в военном совхозе Чабанка на берегу Черного моря. Якобы возникла ссора, и Котовский выхватил револьвер. Разгоряченного Григория Ивановича хотели остановить, повисли на руках, и в пылу борьбы он случайно нажал на курок…

Однако, по официальной версии Котовского застрелил один из его старых приятелей — Мейер Зайдер, по кличке Майорчик, который был близок к известному одесского бандиту Мишке Япончику.

Далее начались странности. В августе 1926 года Зайдера судили и приговорили — за убийство героя Гражданской войны, красного командира — всего к десяти годам заключения! В заключении убийца стал начальником клуба и мог свободно (!) выходить в город.

Уже в 1928 году Зайдер был освобожден «за примерное поведение». Но жить ему оставалось недолго — осенью 1930 года он был убит тремя сослуживцами Котовского. Но их даже не судили…

По странному стечению обстоятельств — или это была закономерность? — вслед за Котовским ушел в мир иной и его высокий покровитель — Фрунзе. И его смерть вызвала много слухов.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня