Австро-венгерский камикадзе для России

150 лет назад образовалась страна, совершившая жестокое самоубийство, закладывая мины под Кремль

  
12927
Австро-венгерский камикадзе для России
Фото: DPA/TASS

XIX век для австрийцев изначально не задался. Как это ни парадоксально, но все хорошее у Вены долгое время было связано… с Россией. Уже в самом начале столетия на фоне роста могущества наполеоновской Франции, крах предшественницы Австрийской — Священной Римской империи — был неминуем. В 1804 году ее глава Франц II, дабы смягчить моральный удар, принял титул императора Австрии. А год спустя Наполеон добил то, что оставалось от одной из величайших империй Средневековья, нанеся жестокое поражение австрийским войскам и взяв Вену.

В 1806-м Бонапарт вынудил Франца официально отказаться от короны Священной Римской империи. Три года спустя Франц II попытался взять реванш, снова объявив Франции войну, но был опять разгромлен и лишился еще части своих земель. Более того, Наполеон подверг его особому унижению, вынудив отдать за себя дочь Франца — Марию-Луизу. После этого Австрия была сломлена, подчинена Бонапарту и даже принимала участие в походе против России. И лишь разгром французов российскими войсками вернул Австрии ее суверенитет.

По итогам Венского конгресса Вена возвратила себе официально ряд территорий, но от идеи восстановления Священной Римской империи отказалась — это было бесперспективно и опасно в виду усиления Пруссии и претензий на самостоятельность со стороны ряда германских княжеств. В итоги империю сменила широкая конфедерация — Германский союз. Прожить сравнительно спокойно (подавив всего одно крупное восстание в Италии) австрийцы смогли около тридцати лет. В 1848 году в ответ на проводимую Веной политику германизации и из-за экономического кризиса в Австрии восстали «не немецкие народы». Особенно успешным было выступление венгров, фактически разгромивших австрийцев. Однако российский император Николай I, проявив весьма недешевое для России рыцарско-монархическое благородство, отправил в пылающую Австрию войска и спас «коллегу». За что, впрочем, вскоре поплатился. Воспользовавшись тем, что Санкт-Петербург в 1853—1856 годах вел войну сразу на несколько фронтов, австрийцы надавили на Россию, с тем, чтобы она ушла с Дуная. За свое предательство Вена поплатилась уже очень скоро — в 1859-м.

Читайте также

Франко-сардинская коалиция нанесла Австрии жестокое поражение и отторгла у нее ряд территорий. Воспользовавшись ослаблением Вены, на фоне войны снова подняли голову венгерские националисты. Власти империи не могли позволить себе действовать исключительно по «силовому» варианту, и начали переговоры с мадьярскими политиками. В 1866-ом Австрию разгромили уже прусские войска, и она покинула Германскую конфедерацию…

Вене срочно необходима была передышка. И эту передышку ей подарило создание Австро-Венгерской империи. В марте 1867 года между двумя крупнейшими частями империи было заключено соглашение, превратившее ее в дуалистическую конституционную монархию. В июне — соглашение вступило в силу, и император Франц-Иосиф официально получил «вторую должность», став королем Венгрии. Общими у двух частей империи остались вопросы обороны, безопасности, внешней и валютно-финансовой политики. Внутриполитические вопросы они решали самостоятельно. Глава имперского МИДа одновременно занимал пост министра двора.

В первые годы Австро-Венгрии империя процветала, но в начале 1870-х по Европе прокатился экономический кризис, серьезно подорвавший благополучие Вены. А вот политическая ситуацию в стране по сравнению с событиями середины века, была весьма спокойной. Главной проблемой империи стали не относительно умиротворенные венгры, а славянские народы, составлявшие почти половину ее населения.

Ученые сегодня делят населявшие Австро-Венгрию этносы на три большие группы: полноправные (австрийские немцы и венгры), полуполноправные (например, чехи, поляки, часть итальянцев) и неполноправные (русины, словаки и другие). Чехия была наиболее развитым регионом империи, дающим значительную долю в ВВП и сосредоточившим на своей территории крупнейшие промышленные предприятия. Дабы не злить чехов, имперские власти даже поднимали вопрос о преобразовании империи из двуединой в триединую. Однако он упирался сначала в сопротивление местных немцев (составлявших почти 40% от населения Чехии) и консервативных венгерских земельных магнатов, а, в конце концов, утратил свою актуальность после смерти хорошо относящегося к Чехии Франца Фердинанда и начала Первой мировой войны. Обитателям же окраин — Далмации, Буковины, Карпатской Руси и Галиции — жилось несладко. 80−90% населения там было занято в сельскохозяйственном производстве, а заработки у него были при прочих равных примерно в два раза ниже, чем у австрийцев.

Особенное беспокойство у имперских властей вызывала этно-культурная близость русинов (их изначально, в конце XVIII века, прямо называли русскими) к России. После воссоединения с Россией Волыни австрийцы боялись того, что Санкт-Петербург в один прекрасный день может поднять вопрос возвращения другого русского региона — Восточной Галиции. В первой половине XIX века Вена решала этот вопрос достаточно топорно — при помощи полонизации. Русинов попытались официально переименовать в рутенов, популяризовать среди них польский язык и польскую культуру, внедрить вместо кириллицы латиницу (вам это ничего не напоминает?). Но эти меры не дали никакого ощутимого результата.

В 1848 году Николай I не воспользовался шансом вернуть России Галицию, а сами русины не поддержали венгерское восстание, но сам факт присутствия российских войск поселил в их душах смутную надежду на уход из-под власти «инородцев». Все чаще можно было услышать, как русины в сердцах говорили полякам и немцам что-то вроде «быстрее бы нас русские забрали». А австрийцы в ответ развернули против «пророссийских» русинов первые репрессии, кидая в крепость даже детей-гимназистов, закрывая печатные издания, ликвидируя общественные объединения.

В конце 1860-х в отношении австрийского МИДа к России наблюдалось небольшое ситуативное потепление. Пост министра иностранных дел и рейхсканцлера в это время занимал фон Бейст, готовый активно сотрудничать с Санкт-Петербургом на Балканах. Однако в 1871 году его сменил на посту главы МИДа откровенный русофоб — венгр Дьюла Андраши (до этого был членом госсовета и президент-министром Венгрии, одним из самых приближенных к императору лиц), занявшийся созданием антироссийской европейской коалиции, предназначенной для того, чтобы военной силой отодвинуть границу России на восток. Кроме того, в Австрии в это время начинается реформирование и расцвет спецслужб — Пруссия в 1866-м преподнесла своим южным сородичам хороший урок, заставивший Вену уважительно относиться к разведке.

Вот на фоне данных событий имперские власти и пересмотрел радикально свое отношение к русинскому вопросу. Поляки где-то после своего неудачного антироссийского восстания 1863−1864 годов придумали историю о том, что в Поднепровье, на Волыни и в Галиции живет якобы отдельный «украинский народ» (до этого подобных мыслей ни у кого не было). Новую мысль сразу же подхватили в Австро-Венгрии. Исходя из политической логики, это, скорее всего, произошло с подачи Андраши или кого-то из его окружения — «украинская идея» служила хорошим подспорьем австрийскому экспансионизму в восточном направлении. От идеи полонизации русинов Вена сразу же отказалась. Русинам вместо этого начали навязывать мысль о том, что они — «украинцы», а вместо русского правописания им под видом «украинской грамматики» подсунули упрощенную азбуку «кулишовку», придуманную писателем Пантелеймоном Кулишом для того, чтобы учить крестьянских детей грамоте по принципу «как слышу — так и пишу».

В 1873 году противоречия между Россией, Австро-Венгрией и Пруссией немного сгладились с подписанием «Союза трех императоров», но никуда не делись. В 1878-м Австрия оккупировала Боснию, а в 1879-м — Германия и Австро-Венгрия заключили официальный антироссийский союз.

Если территория Австрии (в том числе — Чехии) и Венгрии продолжала понемногу развиваться, то на землях, заселенных русинами, наблюдался экономический застой. Русины бросали все и сотнями тысяч уезжали в Канаду и США, где собирались начать жизнь с чистого листа на «свободных» землях. Оставшиеся разделились на две большие партии: русофилов и украинофилов. Последние — пользовались поддержкой спецслужб и правительства.

В 1894 году австро-венгерские госструктуры перевезли во Львов профессора Михаила Грушевского, который, получив щедрое «грантовое финансирование», формулирует на бумаге вымыслы польских «повстанцев» и австрийских спецслужбистов об «Украине» и «украинцах», являющихся якобы прямыми наследниками Древней «Украины-Руси».

В начале ХХ века ощущение приближения большой войны в Австро-Венгрии буквально витало в воздухе. Большинство русинов тайно или явно симпатизировали России. Вена отвечала на это радикальным ужесточением антирусинских репрессий. Против не желающих записываться в придуманные «украинцы» местных жителей развернули пропаганду в газетах. С началом войны репрессии достигают пика. Для русинов создаются концлагеря Талергоф и Терезин, через которые прошли сотни тысяч людей и в которые кидали тех, кто не совершил никаких преступлений — просто по подозрению в «русофильских» симпатиях.

11 августа 1914 года за хорошее отношение к России были повешены трое первых русинских крестьян. Со временем казни и просто массовые убийства мирного населения австро-венгерскими военными стали нормой… Русины гибли тысячами. Чтобы запугать людей, австрийцы и венгры убивали русинских детей — расстреливая их или развешивая вокруг церквей. Верными союзниками организаторов геноцида стали коллаборационисты-«украинофилы», получавшие денежное вознаграждение за каждого симпатизирующего России человека, о котором они сообщали в спецслужбы.

В общей сложности, австро-венгерские силовики убили от 140 до 300 тысяч мирных русинов. Поэтому не удивительно, что российские войска в Галиции встречали с ликованием, а когда они вынуждены были отступить, вместе с ними ушло до 200 тысяч карпатских сородичей.

Заложенные Австрией и Германией под Россию мины сработали хорошо. В 1917 году группа авантюристов, среди которых были и явные агенты Вены, создали в составе России так называемую «Украинскую Народную Республику». В 1918-м — на ее базе возник марионеточный пронемецкий режим, действующий под германской оккупацией (сначала — сама УНР, затем — гетманат Скоропадского). Большевики же, чтобы продемонстрировать лояльность к бывшим сторонникам УНР, предпочли пойти по пути наименьшего сопротивления и создать в границах исторических Малороссии, Новороссии, Слобожанщины и части Войска Донского (а затем Волыни, Галиции и Закарпатья) «Украинскую Советскую Социалистическую Республику» и еще дальше продвинуть австро-венгерский миф об «украинцах».

Благодаря объективным внутренним противоречиям, обострившимся в войну, Российская Империя пала. Но принесло ли это счастье Австро-Венгрии? Нет…

Наследник австро-венгерского престола Франц Фердинанд, весьма прохладно относившийся к России и русским, при жизни, тем не менее, говорил:

«Я никогда не поведу войну против России. Я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы или свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих династий… Война с Россией означала бы наш конец. Если мы предпримем что-нибудь против Сербии, Россия встанет на ее сторону, и тогда мы должны будем воевать с русскими».

Эрцгерцог отговаривал военное руководство империи от планов войны с Россией, но в 1914-ом Франц Фердинанд был убит. Империя, которую он так и не возглавил, сама развалилась в 1918 году на Чехословакию, Польшу, Королевство сербов, хорватов и словенцев, Венгрию и Австрийскую Республику. Россия смогла успешно (хоть и с потерей некоторых территорий) переродиться в Советский Союз. Однако раздутый австрийскими силовиками украинский миф активно содействовал развалу СССР и болезненно аукается России и русским по сей день… Кто-то придумал гениальную «многоходовку», от последствий которой избавляться придется еще долго.

Судьба же самой Австро-Венгрии пусть послужит назиданием всем тем, кто вознамерится в будущем отрабатывать антироссийские сценарии. Как бы там ни было, но исполнитель в подобных играх всегда заканчивает плохо…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Самуйлов

Политолог, кандидат исторических наук

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня