Как в СССР на Генсеке компартии Венгрии отрабатывали ссылку для неугодных

Академик Ян Шварц о событиях 60-летней давности

  
2694
На фото: бывший Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Венгрии Матиас Ракоши
На фото: бывший Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Венгрии Матиас Ракоши (Фото: AP/TASS)

Ракоши Матьяш (Rakosi, Matyas; Матиас; псевдоним, настоящая фамилия Розенберг; 1892, село Ада, ныне город в Воеводине, Сербия, — 1971, Горький, ныне Нижний Новгород; похоронен в Будапеште), венгерский политический и государственный деятель. (…) Проживая в Арзамасе с 1966 г. по 1971 г., несколько раз выступал перед слушателями Горьковской высшей партийной школы при ЦК КПСС.

Скупые строчки любой из энциклопедий и Википедий. О том, как после разоблачения культа Сталина был свергнут с должности, как один из лучших его учеников и последователей проводил репрессии в свой стране. (За 2,5 года в стране с населением 9,5 млн прокуратура возбудила дела против 1,5 миллионов человек.- ред.) Позже он во всем Сталина и обвинил. И ничтожно мало известно о том, собственно, как он в Горьком оказался и чем занимался здесь. Известно лишь, что после восстания в Венгрии 1956 г. был вывезен в СССР.

Исследовать историю жизни в Горьком в 60-х годах прошлого века бывшего Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Венгрии Матиаса Ракоши, я начал с работы в областном Архиве, в частности с изучения фондов Горьковского филиала бывшей Высшей партийной школы при ЦК КПСС, так как существовала версия, что он работал в ней в качестве профессора кафедры истории КПСС.

Директор архива Валерий Васильевич Смирнов (стаж архивариуса — более 30 лет) не только предоставил мне все возможности для работы, когда у меня возникла идея поговорить с бывшими и первыми секретарями Горьковского обкома партии Николаем Ивановичем Масленниковым и Юрием Николаевичем Христорадновым, он нашел для меня все их московские телефоны. И я очень долго с ними беседовал.

Причем получилось так: сначала я дозвонился до Юрия Николаевича, а он буквально хохочет: «Ты что, я в это время еще знаешь, кем был? Ты лучше Николаю Ивановичу позвони, вот он действительно должен быть в курсе». Но об этом чуть позже.

Сразу замечу, что в фондах ВПШ (отдела кадров, кафедры общественных наук) ни фамилии Ракоши (это его партийный псевдоним), ни его настоящей фамилии Розенберг нигде не упоминается. Таким образом, версия, что Ракоши работал в ВПШ, отпала. Да и как мог преподавать историю КПСС человек, исключенный в 1962 году из Венгерской Коммунистической партии (напомним еще строчки из энциклопедий: «Ракоши был исключен из партии «как лицо, несущее главную политическую ответственность за нарушение в Венгрии ленинских норм партийной жизни и социалистической законности», «он был «гостем ЦК КПСС», после этого фактически был сослан в Токмаке (Киргизия), а затем в Арзамас (Горьковская область). Венгерское руководство не разрешало Ракоши вернуться на родину. После смерти Ракоши урна с его прахом была перевезена в Венгрию и захоронена в Будапеште»)?!

А жил в доме напротив областной библиотеки имени В. И. Ленина на улице Веры Фигнер (ныне вновь Варварская), там же в 1971 году и скончался.

И вот я начал проверять вторую версию — что Ракоши якобы похоронен на Бугровском кладбище. Не подтвердилось. Я изучил на Бугровском кладбище все похоронные книги за 1971 год. Фамилия Ракоши (или Розенберг) в них отсутствует.

Правда, в беседах с Н. И. Масленниковым и советниками Венгерского посольства в Москве Яноной Юшка и Евой Варга выяснилось, что похоронная панихида все же была именно на Бугровском кладбище. Но… крематория в Горьком не было, тело транспортировали в Москву. Была кремация, и урну с прахом родственники отвезли в Будапешт, где она упокоилась в семейной могиле без каких-либо почестей.

Кроме того, Николай Иванович Масленников рассказал, что после 1962 года Ракоши некоторое время жил в Киргизии (примерно полтора года), потом его перевезли в Арзамас (не в Арзамас-16, как считают до сих пор многие). После обращения Матиаса в Горьковский обком партии ему и предоставили квартиру в центре Горького рядом с библиотекой, потому что ее фонды были необходимы Ракоши для работы над мемуарами. По словам Николая Ивановича, Ракоши находился под постоянным наблюдением КГБ на правах ссыльного. Масленников с ним неоднократно встречался, и после докладов о примерном поведении Ракоши в ЦК КПСС Матиасу было разрешено не только свободное перемещение по Горькому. Ракоши даже разрешили выезд в санатории Зеленого города для отдыха и лечения.

Советники Венгерского посольства в России сообщили, что мемуары М. Ракоши, по крайней мере в Венгрии, не опубликованы.

Кто еще отбывал ссылку в Горьком?

Иван Анненков, декабрист, и его жена Прасковья Анненкова, писатели Максим Горький и Владимир Короленко, находились в заточении соратник Ленина Яков Свердлов, и будущий нарком здравоохранения Николай Семашко. Во время пересылки из одной тюрьмы в другую в Нижнем Новгороде отметился Феликс Дзержинский.

В 1980-м году в Горький вместе с женой Еленой Боннэр был сослан учёный Андрей Сахаров.

Об авторе: Ян Шварц — доктор исторических наук, профессор, академик Международной академии наук. Живет в Нижнем Новгороде.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня