История

ТЭЦ, выдержавшая удары 100 бомб

Репортаж «СП» с самой первой российской электростанции

  
8430
ТЭЦ, выдержавшая удары 100 бомб

Без энергии нынче никуда и ничего! Не сравнить с тем, как было всего сто с небольшим лет назад. Прозаик Лев Успенский писал, что в начале ХХ века поэты непременно старались вставить в стихотворение слово «электричество» — настолько необычным казалось оно. Освещение здания с помощью лампы накаливания вызывало восторг и удивление. «Мы включили электричество, -/Луна в стекле,/И ваше светлое владычество, /Моя Ойле!», — писал Игорь Северянин.

В те годы в Петербурге уже была своя электростанция. Её открыли в 1897 году в Песках — так называлась та часть города недалеко от Александро-Невской лавры, где пролегла Новгородская улица. Станция работает до сих пор! В чем корреспондент «СП» убедилась лично.

Я подъехала к указанному адресу, вышла из машины, огляделась: и где здесь старушка-ТЭЦ? На одной стороне улицы автосервис, магазин, офисы. На другой — ухоженный старинный особняк в стиле поздней эклектики. Напоминает те, что поставил на Невском проспекте, сравнительно недалеко отсюда, архитектор Владимир Рейс.

─ Именно Рейсу в конце 1890-х годов и была заказана немецким акционерным обществом «Гелиос» постройка электрической станции. В особняке, который он выстроил, размещались администрация и личные апартаменты хозяина станции, а сзади, уходя вглубь квартала, к зданию примыкало машинное отделение. Все стройматериалы, оборудование доставлялось сюда по воде, Нева совсем рядом, оттого и двигалась стройка быстро, — говорит Юрий Колотушкин, инженер, начальник цеха, знаток истории своего предприятия.

Юрий Васильевич ведет меня дворами Центральной ТЭЦ, в состав которой с 1999 года входит старейшая в нашей стране электростанция № 2, чтобы показать, с чего тут всё начиналось. Я периодически останавливаюсь, фотографируя стены корпуса с осыпающейся штукатуркой, огромные, и тоже «несвежие» трубы, улетающие высоко в небо, полагая, что это и есть «наше начало».

─ То, что вы снимали во дворе — это всё строения 1930-х годов, периода первой советской реконструкции станции «Гелиоса», — уточняет Колотушкин. — Мы приводим их в порядок постепенно, всё сразу закрыть и поставить на ремонт нельзя по чисто техническим соображениям. На ЭС-2 пройдем через исторический корпус.

«СП»: — Покои её бывшего, дореволюционного хозяина сохранились в здании?

─ В советское время особняк был перестроен, приспособлен для нужд администрации электростанции. Тогда же исчезла домовая церковь, купол которой украшал внешний вид здания, а с ней, по-видимому, и все личные покои. Что осталось с дореволюционных лет? Лестница с ажурными перилами, дверь, ведущая на Новгородскую улицу, которая, впрочем, давно не используется, да витраж в окне второго этажа с гербом общества «Гелиос»…

А о советских временах на площадке второго этажа административного корпуса напоминает гранитная доска по случаю награждения ЭС-2 в 1947 году орденом Трудового Красного знамени и оригинальная металлическая конструкция перед ней. Я было приняла её за факельную трубку. Оказалось — рабочая лопатка турбины. Едва ли не главная деталь на всех машинах ТЭЦ. Создана на Ленинградском металлическом заводе (ЛМЗ) из суперметалла, выдерживающего температуру пара до 500 градусов Цельсия и давление свыше 150 кг.

В прежние годы наши энергетики с помощью, в том числе, таких предприятий как ЛМЗ, входили в число лучших в мире. Но с началом 1990-х годов начался упадок. Нынче постепенно возвращаем свои позиции. Скажем, не так давно на реке Вуоксе в Ленинградской области при реконструкции электростанции использовалось отечественное оборудование предприятия «Силовые машины». Но до возвращения в мировую энергоэлиту ещё далеко. И на питерской Центральной ТЭЦ пока вынуждены пользоваться импортным оборудованием.

Но не на первой в России электростанции! Вот она, шумит турбинами да котлами. Я с моим провожатым стою на специальной площадке, оглядывая сверху огромный цех.

Первый ток электростанция общества «Гелиос» дала в апреле 1897 года. Были пущены семь паровых котлов системы Мак-Николя и четыре паровые машины Аугсбургского машиностроительного завода. Совсем скоро после этого, через год, установили ещё шесть котлов и три машины. Мощность станции составила 5,25 МВт. В 1903 году на станции заработала первая паровая турбина английского производства, самая мощная на тот момент — 650 кВт.

Менее чем через сто лет, после второй реконструкции в 1940-х годах, мощность ЭС № 2 увеличилась до 92 МВт. К слову, во время блокады, несмотря на бомбежки ЭС № 2 (на неё было сброшено более ста авиабомб), продолжала работать, обеспечивая энергией городскую водопроводную станцию.

Показал Юрий Колотушкин и котлы, в которых вырабатывается пар. Температура кипения воды в них достигает 400 градусов. Оттуда образовавшийся из влаги пар подается на турбину. Мне приоткрыли одну и печей. Близко, признаюсь, подходить к ней не стала: зрелище не для слабонервных! Между прочим, именно в этом цеху, у этих котлов снимался в свое время криминальный сериал «Русский транзит». Натура, что называется, соответствует жанру.

Самая старая из ныне действующих турбин ЭС была установлена в 1929 году. Её мощность около 20 МВт. За ней и другими раритетами сотрудники ухаживают регулярно. Оборудование отвечает на такую заботу взаимностью, работая практически без перебоев.

Интересуюсь у моего провожатого: каков режим труда у специалистов ТЭЦ? Высокая ли зарплата?

─ Режим работы у наших сотрудников — 12 часов, — отвечает Колотушкин. — После этого день отдыха, затем ночная, тоже 12-часовая смена, снова «отсыпные» сутки… Средняя зарплата такова, что не помешало бы выплачивать каждому ещё столько же: у рабочих составляет 35 тысяч рублей, у инженеров, технологов чуть выше — 40−45 тысяч.

«СП»: — То есть, соответствует средней зарплате по городу.

─ Да, но сама работа намного тяжелее и, главное, ответственнее, чем «в среднем по городу». Это одна из причин дефицита у нас специалистов. Во времена СССР проблем с кадрами не было. Многие, придя сразу после окончания техникума или вуза, оставались здесь на всю трудовую жизнь, повышая с годами квалификацию, становясь наставниками. Теперь работников не хватает, особенно квалифицированных. Проблема!

Одно из решений - модернизация теплоэлектростанции, повышающая её надежность и мощность и не требующая для обслуживания большого числа рабочих. Скажем, новое закрытое распределительное устройство (ЗРУ) предназначено для приема электроэнергии от генерирующих мощностей Центральной ТЭЦ и её распределению потребителям. Здесь фидерное (линейное — авт.) распределительное устройство 6 кВ, 15 трансформаторов 80 МВА каждый, кабельные эстакады 110 и 6 кВ. Управляется все через изолированную компьютерную систему.

Для людей, разбирающихся в технике, это скажет о многом. Для рядовых потребителей поясню: с таким оборудованием без света, тепла и горячей воды точно не останемся, ни при каких обстоятельствах. Воистину, кто владеет энергией, тот владеет миром!

Справка «СП».

Самая первая центральная электростанция (the Pearl Street) была сдана в эксплуатацию в Нью-Йорке 4 сентября 1882 года. Она была построена при поддержке Edison Illuminating Company, которую возглавлял сам знаменитый изобретатель Томас Эдисон. На станции были установлены несколько его генераторов общей мощностью свыше 500 кВт. Она снабжала электроэнергией район Нью-Йорка площадью около 2,5 кв. километра. В 1890 году станция сгорела дотла, сохранилась только одна динамо-машина, которая находится сейчас в музее the Greenfield Village, Мичиган.

В то же самое время, 30 сентября 1882 года, заработала и первая гидроэлектростанция the Vulcan Street в штате Висконсин. Автором проекта стал Г. Д. Роджерс, глава компании the Appleton Paper & Pulp. На станции был установлен генератор с мощностью приблизительно 12.5 кВт. Электричества хватало на дом Роджерса и две его бумажные фабрики.

А самая первая электростанция — Gloucester Road — открылась в Великобритании, в Брайтоне, 27 февраля 1882 года. Она состояла из динамо-щетки, которая использовалась, чтобы привести в действие шестнадцать дуговых ламп.

В России собственная электростанция появилась в 1886 году в одном из внутренних дворов Нового Эрмитажа, который с тех пор носит название Электродвор. Проект — техника дворцового управления Василия Пашкова. Она слыла крупнейшей в Европе на протяжении 15 лет. Здание станции занимало площадь 630 кв. м, состояло из машинного отделения с 6 котлами, 4 паровыми машинами и 2 локомобилями и помещения с 36 электрическими динамо-машинами. Общая мощность достигала 445 л.с.

Фото автора

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня