История

«План Даллеса»: миф или реальность?

Кто и как сформировал современную американскую политику по отношению к нашей стране

  
14507
«План Даллеса» : миф или реальность?

18 августа 1948 года Совет Национальной Безопасности США принял доктрину 20/1. Её главной целью был распад СССР. Принято считать, что этот документ разработал Аллен Даллес. В действительности же его инициаторами были неопытный юрист Белого Дома Кларк Клиффорд и психически больной министр обороны США Джеймс Форрестол, а основные положения написал директор политического планирования Госдепа Джордж Кеннан.

Из недр Госдепа

О том, что имеется специальный секретный план «по нейтрализации СССР изнутри», написал в 1971 году Анатолий Иванов в романе «Вечный зов». Речь идет о «пятой колоне», которая ставит своей целью разрушение духовных истоков нашего народа, причем, используя приемы, известные еще в 18−19 веках. В этой части Иванов перекликается аж с Достоевским, который в романе «Бесы» предупреждает об опасности превращения русского человека в беспринципного эгоиста.

В 1991 году митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Иван Снычев) в своей статье «Битва за Россию» уже более подробно остановился на деталях этого документа. Американские СМИ дружно отрицают и даже высмеивают наличие «плана Даллеса», мол, российские публикации на сей счет относятся к так называемой теории заговора.

Согласно материалам, хранящим в национальном вашингтонском архиве, доктрина НСК 20/1 возникла в ответ на просьбу министра обороны Джеймса Форрестола для «всеобъемлющего отчета о национальной политике» в отношении Советского Союза. Об этом говорится в труде Томаса Атзольда и Джон Геддиса (Thomas Etzold и John Gaddis) «Документы по американской политике и стратегии в 1945—1950 годах». Аллен Даллес, в то время работавший в ЦРУ, не имел к этому документу никакого отношения, так как он был подготовлен в недрах Госдепа.

Тапер из Белого Дома

Франклин Рузвельт стремился строить отношения с Советским Союзом в качестве союзника. В этом плане его преемник Гарри Трумэн оказался в роли неофита холодной войны. Описывая политическую трансформацию Вашингтона, Дэн Колдуэлл (Caldwell, Dan) в статье «Советско-американские отношения с 1947 года», дает понять, что Трумэн был новичком в международной политике, поэтому сразу же после инаугурации начал консультации, как ни странно, с первым попавшим ему на глаза человеком — с юристом Кларком Клиффордом, работающим в Белом Доме. Этот молодой человек вообще не имел никакого преставления о СССР. Далее к выработке новой американской позиции присоединился министр военно-морского флота Джеймс Форрестол, впоследствии ставший министром обороны. О нем известно, что его жена Жозефина была алкоголичкой, а сам он страдал психическими расстройствами. В итоге эти два человека и определили отрицательный вектор по отношению к СССР. Что касается самого Трумэна, то он по многим проблемам внутренней и внешней политики всегда имел поверхностное понимание. Однажды журналисты спросили у него, кем он хотел стать в детстве. «Тапером в борделе или политиком, — ответил президент США. — Разница, по правде сказать, небольшая».

Страх перед СССР

Отношения между двумя странами начались стремительно ухудшаться. Окончательно разворот произошел 22 февраля 1946 года, когда Джордж Кеннан, американский поверенный в делах в СССР, направил телеграмму из Москвы о нежелании Советского Союза стать членом Международного валютного фонда и Всемирного банка. Позднее, комментируя в своих мемуарах реакцию Белого Дома на эту «длинную телеграмму», он назвал американскую внешнюю политику Трумэна незрелой и дискриминационной. В действительности, и сам Джордж Кеннан регулярно подливал масла в огонь, в частности, в его послании была такая цитата: «наша политическая сила фанатично стремится к убеждению, что в США не может быть никакого модус вивенди, … так как наш традиционный образ жизни будет уничтожен, если Советский Союз будет находиться в безопасности».

Проба пера

Весной 1947 года была опубликована анонимная статья «Источники советского поведения», однако журналист Артур Крок из газеты «Нью-Йорк Таймс» на страницах своего издания доказал, что автором является тот самый Джордж Кеннан, к этому времени директор политического планирования Госдепа. Многие положения этой публикации впоследствии легли в основу доктрины НСК20/1. В частности, Джордж Кеннан предложил рассматривать СССР вне международного коммунистического движения. «Коммунистическая идеология служит оправданием всех действий, предпринимаемых Кремлем, — утверждал Кеннан. — Целью Советов является мировая держава, а не твердая приверженность международного бесклассового общества, так как большинство лидеров Советского Союза испытывают чувство незащищенности, основанное на историческом опыте. В связи с этим следует, что объектом сдерживания должен быть советский экспансионизм».

Кеннан предупреждал об опасности завоевания мира Советским Союзом психологическими средствами, поэтому противодействие должно быть тоже психологическим — через пропаганду иных ценностей. Кстати, в доктрине НСК20/1 в этой связи сказано: «мы не должны испытывать чувства вины, работая над разрушением концепций…», являющихся базовыми в России и пользующие популярностью в мире. Речь идет о том, что внутренняя политика Москвы и в самом деле предлагает «многообещающую альтернативу национальным режимам, при которых живут другие народы». Следовательно, необходимо любой ценой создать негативный образ русского коммунизма, как за пределами СССР, так и внутри.

Россию не победить

Одновременно, Кеннан предостерегал от войны с СССР.

В доктрине НСК20/1 также написано об этом: «…ссылаясь на опыт Второй мировой войны, следует признают, что США не смогут провести военную компанию с Россией по лекалам Германии или Японии. Дело в том, что «национальные задачи во время мира и во время войны в России существенно отличаются», мол, в состоянии войны наш народ формирует политические цели, которые, как правило, имеют признанный общественный приоритет. Именно поэтому война с СССР для американцев может оказаться очень трудной. Иными словами, русские в трудную минуту способны мобилизоваться, а американцы — нет. Даже если гипотетически представить, что будет достигнута победа, то «практически неосуществимо для Америки оккупировать и поставить под контроль нашей военной администрации всю территорию Советского Союза». При всем при этом, сказано, что СССР никогда не пойдет на подписание компромиссного мирного договора. Вместо этого они «отступят в самую отдаленную сибирскую деревню и окончательно погибнут, подобно Гитлеру, под вражеским огнем. Всё вышеизложенное указывает на то, что мы не можем ожидать в результате успешных военных операций в России, что нам удаться создать власть, полностью подчиненную нашей воле или полностью выражающую наши политические идеалы».

Об Украине

Особое значение в НСК20/1 уделяется национальному вопросу. Отдельно выделено: «Мы должны поощрять всеми имеющимися у нас средствами уничтожение в Советском Союзе институтов федерализма». Причем, начинать следует с прибалтийских народов, отделение которых от России может вызвать эффект домино. Есть в этой доктрине упоминание и об Украине.

«…есть ряд существенных нюансов, которые нельзя упускать из виду. Пока украинцы были важным и существенным элементом Российской империи, они не проявили никаких признаков „нации“, способной успешно выполнять обязанности по своей независимости… Украина не является четко определенным этническим или географическим понятием. Украинское население образовалось в основном из беженцев от русского и польского деспотизма и трудноразличимо в тени русской или польской национальности. Там нет четкой границы между Россией и Украиной. Города на украинской территории были населены в основном русскими и евреями. Реальной основой „украинизма“ являются чувство „отличия“ специфического крестьянского диалекта и небольшая разница в обычаях и в фольклоре между районами страны. Наблюдаемая политическая агитация украинских националистов зиждется на романтично настроенных интеллектуалах, которые имеют мало представления об ответственном государственном управлении».

Дальше — интереснее и поучительнее:

«…Не можем оставаться безучастными к чувствам самих великороссов. Они были самым сильным национальным элементом Российской Империи, и сейчас являются таковым в Советском Союзе. Любая долгосрочная политика США должна основываться на их признании и их сотрудничестве. Украинская территория настолько же является частью их национального наследства, насколько Средний Запад является частью нашего».

Снимок в открытие статьи: Вашингтон. Белый дом/Фотохроника ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня