История / День в истории

«Я военный, блондин, материально не обеспечен…»

Без свахи в нашей стране не обходятся уже пять столетий

  
4267
«Я военный, блондин, материально не обеспечен…»

29 сентября 1650 года некий Генри Робинсон открыл в Лондоне первое в мире брачное агентство. Одним из его первых клиентов стал Джон Даймли, который выдвинул следующее требование: «Дама должна обладать состоянием в 300 гиней (сегодня около 500 тысяч долларов). Не важно, является ли она девственницей, вдовой или беременной от бывшего мужа».

Первый в мире

Принято считать, что первое в мире брачное объявление было опубликовано тоже в Англии. Оно вышло в популярном сборнике с названием, вроде бы ничего общего не имеющим с интимными отношениями — «Как улучшить хозяйство и торговлю». Видимо, автор справедливо считал, что удачный союз поможет в предпринимательской деятельности.

Объявление гласило: «Джентльмен 30 лет от роду, весьма состоятельный, охотно соединит свою судьбу с молодой дамой, располагающей капиталом 3 тысячи фунтов или около того. Он готов обеспечить сделку договором». Если дело сладилось, то документ мог считаться первым в мире брачным договором.

«Не вижу радости счастья…»

С тех пор объявления людей, ищущих свою половину, стали постоянным явлением на планете. Россия не была исключением. В стране выходила немало газет матримониального содержания. Вот названия лишь некоторых — «Голос любви», «Одесский брачный листок», «Сибирская брачная газета», «Кавказская брачная газета». Но, пожалуй, самым известным изданием в интимной сфере была еженедельная «Брачная газета», выходившая в Москве по воскресеньям с 1906 по 1917 годы. Редакция располагалась в Леонтьевском переулке, 17. Возглавляла издание некая Е.П. Сидорова. «Брачная газета» обещала «сохраненiе инкогнито гг. публикаторовъ и подписчиковъ абсолютно. Вся корреспонденцiя ведется в строжайшей тайнъ».

…У меня в руках «Брачная газета» от 13 августа 1917 года. Никто из читателей не ведает, что совсем скоро в России начнется большая смута. А потому господа и госпожи безмятежны и заняты устройством своих личных судеб. К примеру, «коммерсант, владеющий крупными средствами, огромными торговым предприятием в степном крае, мечтает найти жену-друга…». И рядом: «Красивый, состоятельный господин с образованием желает жениться на интересной, состоятельной барышне не старше 25л».

А вот крик души. «Не вижу радости счастья. Прошу откликнуться с целью брака девушку хорошего характера и мягкой души. Я военный, среднего роста, блондин, материально не обеспечен…». А это объявление, вовсе не лиричное, а деловое, всего в семь строк: «Чиновник 40 л, видный здоровый, красивый, ищет — цель брак с женщиной, обладающей крупными средствами…».

Спасительницы и благодетельницы

В России, как, впрочем, в других странах, женихи и невесты часто находили свое счастье через свах, ставших воистину незаменимыми людьми. Достаточно вспомнить фрагмент из фильма «Женитьба Бальзаминова». Там одна из героинь молвит: «…нас, свах, надобно разными чинами жаловать: вот не будь нас, ну и конец — род человеческий прекратится».

Свахи появилась на Руси более пяти веков назад. Эта «профессия» с успехом существовала чуть ли не до XIX столетия (к тому времени они окончательно не исчезли, а стали менее популярны). Основными их клиентами были мещане и купцы.

Свахи — или сводницы — подбирали подходящую пару обязательно учитывая материальное положение. Одним помогали приумножить состояние, других избавляли от разорения. То есть, выполняли роль спасительниц и благодетельниц.

На свах надеялись, их с нетерпением ждали. Как, скажем, в пьесе Гоголя «Женитьба»:

" — Ах, это Фекла Ивановна! Ну что, говори, рассказывай! Есть?

— Есть и все такие славные, хорошие, аккуратные. Первый Балтазар Балтазарович Жевакин, такой славный, во флоте служил, — как раз по тебе придется. Говорит, что ему нужно, чтобы невеста была в теле, а поджаристых совсем не любит. А Иван-то Павлович, что служит экзекутором, такой важный, что и приступу нет. Такой видный из себя, толстый; как закричит на меня: «Ты мне не толкуй пустяков, что невеста такая и эдакая! ты скажи напрямик, сколько за ней движимого и недвижимого?». А еще Никанор Иванович Анучкин. Это уж такой деликатный! а губы, мать моя, — малина, совсем малина! такой славный. «Мне, говорит, нужно, чтобы невеста была хороша собой, воспитанная, чтобы и по-французскому умела говорить». Да, тонкого поведенья человек, немецкая штучка! А сам-то такой субтильный, и ножки узенькие, тоненькие".

И Пушкин в «Евгении Онегине», устами няни Татьяны Лариной вспоминает о свахах:

«…Мой Ваня

Моложе был меня, мой свет,

А было мне тринадцать лет.

Недели две ходила сваха

К моей родне, и наконец

Благословил меня отец…"

«Профессия» свах возродилась в конце восьмидесятых годов прошлого века. Конечно, они не были похожи на героинь Островского, Гоголя и других писателей XIX века, но выполняют ту же миссию.

Те, кто вступали в брак в старину, как правило, заключали соответствующий контракт. Чувства чувствами, но надо и наперед знать, кому в случае развода достанутся дети, дома, имения, сбережения, ценные бумаги, драгоценности. В общем, чтобы все было честь по чести. Но, увы, не всегда так получается, а потому предусмотрительность не бывает лишней. Потому-то современники все чаще используют опыт практичных потомков.

«Сплетницы» и сплетники

Одним из первых документов Советской власти стал «Декрет о введении государственной монополии на объявления». Его проект был подготовлен наркомом просвещения Анатолием Луначарским, после чего правку в него внес лично товарищ Ленин.

Первыми жертвами декрета стали газеты, для которых объявления и реклама были основными статьями доходов. Ну а «Брачная газета» и ее многочисленные «сестры» только и существовали на деньги женихов и невест. А потому сразу испустили дух.

Но даже если бы не было того декрета, большевики не допустили бы проявлений буржуазного быта, мещанства, которые таились в чуждых новой идеологии выражениях, таких как «приданое», «выгодная партия», «крупные средства» и других. Ведь новая советская семья строилась совсем на других принципах. Тем не менее, брачные объявления, написанные уже в другом стиле, все же публиковались в некоторых газетах до конца 20-х годов.

В связи с этим вспоминаются иного рода публикации. В «Вечерней Москве» и в «Вечернем Ленинграде» в 50−60-х годах прошлого века регулярно печатались объявления о… разводах. Причем, чтобы расстаться со своим опостылевшим (ей) супругом (ой) надо было непременно уведомить об этом газету. Зачем? Никто не мог понять — ведь развод — дело сугубо личное, интимное. Неужели только для того, чтобы дать газетам заработать — ведь объявления были платными.

Зато за «Вечерками» — их называли «сплетницами», выстраивались огромные очереди таких же сплетников. Эти любители посудачить и покопаться в чужом белье искали — и находили! — в бракоразводной колонке — имена знакомых, известных людей из мира искусства и начинали это событие обсуждать на каждом углу.

16 тысяч невест

Брачные объявления снова появились в советских, а точнее в прибалтийских газетах на рубеже 70−80-х годов. Потом «рекламные объявления межличностного характера» стал печатать «Литературная газета», которая славилась передовыми взглядами. Первая «ласточка» вызвала неимоверный ажиотаж — одинокому мужчине-гуманитарию, желавшему познакомиться с «блондинкой до 35 лет, любительницей театра и симфонической музыки» ответили 16 тысяч (!) претенденток на его руку и сердце. Интересно, нашел он среди них свой идеал?

Потом брачные объявления появились в «Неделе». Они публиковались под рубрикой «Разрешите познакомиться» и вызвали такой поток писем, что в редакции пришли в ужас. Почтальон носил письма буквально мешками…

Ненаписанная «Книга счастья»

В заключении вернусь к публикациям дореволюционной «Брачной газеты». Вернее, лишь к одной.

В конце восьмидесятых годов довелось мне интервьюировать весьма преклонных лет интеллигентную женщину. Говорили мы не о личном, а об общественном — собеседница была свидетельницей многих дореволюционных событий. Она рассказывала о том, как люди жили, чему радовались, какие у них были устремления.

Она вскользь поведала, что как-то, в сентябре 1914 года, отозвалась на газетное объявление, которое ей пришлось по вкусу. Оно было скромное, даже робкое, однако…

Она ждала скорого ответа, однако не дождалась. Но по прошествии нескольких месяцев получила письмо с фронта — из Галиции, от поручика Н. Это был тот самый молодой господин, разместивший свое объявление. Он представился, рассказал о себе. Извинялся, что не ответил на ее послание, но оправдывался тем, что ушел в действующую армию. Потом много думал о ней, но отвечать не стал, поскольку бывал во многих переделках, где смерть ходила буквально по пятам. Потом он получил тяжелое ранение, угодил в госпиталь. Теперь, слава Богу, выздоравливает и намеревается приехать в Москву, чтобы повидаться.

Затаив дыхание, она ждала встречи. Однако больше писем от Н. не пришло. Почувствовав беду, она затосковала. И предчувствие ее не обмануло — в одной из газет она прочитала о гибели поручика Н…

Эта история — трагическая. Но сколько брачных объявлений в разное время и в разных странах находили благодарных адресатов! Об этом можно составить целый фолиант. Он может назваться просто — «Книга счастья».

Фото: Рудольф Дик /Фотохроника ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Парфенов

Секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня