Кто грозит заморозить страну

И насколько эффективны варианты спасения системы теплоснабжения жилых домов

  
1894
Кто грозит заморозить страну
Фото: Федор Савинцев/ ТАСС

И знатоки-эксперты, и чиновники сошлись во мнении, что без принятия срочных мер тепло из многоквартирных домов может исчезнуть если не навсегда, то очень надолго. Встает вопрос — как предупредить катастрофу? Какие меры предлагаются и насколько они эффективны?

Общий объем сегодняшнего внутреннего российского рынка электроэнергии составляет один триллион киловатт-часов. Между тем объем рынка тепла в стране ровно в два раза больше. А вот регулируется он, отмечает зампред думского Комитета по энергетике Сергей Есяков, на порядок хуже. И главная причина такого положения дел, по мнению эксперта Открытого правительства РФ Андрея Лихачева, заключается в том, что в процессе реформ РАО ЕЭС теплоснабжение не было затронуто. Отделение сетей, генерации и сбыта, констатирует специалист, касались только электрической части и никак не касались тепловой. Именно поэтому теплоснабжение в России, оставаясь, как и вся система ЖКХ, самой недореформированной отраслью, к сожалению, по-прежнему развивается по старым принципам.

И проблем у отрасли выше головы, уверен Вячеслав Кравченко, замминистра энергетики РФ. «Мы видим следующую ситуацию, — констатирует он. — У нас существенно падает объем отпуска тепловой энергии, вырабатываемой тепловыми станциями. Далее, в отсутствии инвестиций происходит очень серьезное старение и износ оборудования тепловых сетей, а также и самих тепловых станций. Здесь на самом деле хвастаться нечем, и там надо бить не в колокол, а уже в барабаны, в набаты, в горны трубить, знамена поднимать».

В России, продолжает эксперт, потери в тепловых сетях существенно выше, чем в других странах, сопоставимым по климатическим условиям. И, соответственно, удельная аварийность растет (с очень занимательной статистикой по этому показателю можно ознакомиться в недавнем материале «СП» «Страну ждет коммунальная катастрофа?»).

А это, считает Эдуард Лисицкий, заместитель генерального директора ОАО «ТГК-1», прямое следствие большой дебиторской задолженности за тепло. И поясняет это на примере Санкт-Петербурга:

— Вот дисциплинированные бюджетники, промышленники, у них задолженность не растет. Но характерен рост задолженности у предприятий ЖКХ, которая за пять лет удвоилась и на сегодня уже превышает объем финансирования перекладки тепловых сетей. И вот тут есть интересный момент. Оказывается, что 60% задолженности предприятий ЖКХ — это задолженность управляющих компаний, в которых Санкт-Петербург имеет контроль в управлении, то есть является либо акционером, либо участником, а руководителя назначает Жилищный комитет. При этом вся эта задолженность у нас покрыта исками, просужена, либо накрыта исполнительными листами. Мы в выстраивании отношений с этими управляющими компаниями, подконтрольными городу, свои обязательства выполнили. А вот предприятия ЖКХ, к сожалению, нам не оплачивают весь объем потребленной тепловой энергии.

И сбой скрыт в самой цепочке платежей. Снова реальный пример. Мы, теплоснабжающая организация, отгрузили управляющим компаниям, как потребителям, 100% тепловой энергии. Задача УК — весь этот объем энергии распределить между населением в виде платежа за услугу ГВС. И выясняется, что управляющая компания распределяет его не полностью, тогда как население в том же Санкт-Петербурге, надо отдать должное, довольно исправно оплачивает выставляемые квитанции (собираемость 98%). Но в результате мы получаем всего лишь 93,5% в Санкт-Петербурге. 5% платежей теряются в управляющих компаниях.

Впрочем, считает Андрей Лихачев, Минэнерго, Минстрой и ФАС, совместно с рядом других министерств и ведомств, проделали титаническую работу, подготовив концепцию так называемой «альтернативной котельной». Которая, по мнению ряда специалистов, все вышеуказанные негативные и опасные тенденции способна переломить.

Вкратце суть альт-котельной, как ее называют между собой эксперты сферы теплоснабжения, новации состоит в следующем. В каждом регионе страны конечная стоимость тепла не должна превышать цены этого ресурса, если бы он вырабатывался условной локальной котельной, которую могли бы построить и эксплуатировать потребители в этом регионе. По логике авторов идеи, ссылающихся на европейский опыт, это не позволит поставщику задирать стоимость теплоснабжения. Кроме того, в регионах должны быть созданы и так называемые ЕТО — единые теплоснабжающие организации. На них будет возлагаться адресная финансовая ответственность за качество и надежность теплоснабжения потребителей, с которыми ЕТО будет решать все вопросы по принципу «одного окна». Дело за малым — определить, кому отдать роль этой самой ЕТО — генератору тепла (ТЭЦ и котельным), сбытовым компаниям или сетевикам.

Однако, считает замгубернатора Тюменской области Вячеслав Вахрин, в предлагаемой модели видятся проблемы. Во-первых, считает он, не надо отказываться от существующих методов госрегулирования тарифов, поскольку предлагаемый взамен метод альт-котельной их увеличивает (например, только для потребителей Тюменской области на 35%):

— По новой методике, по сути дела, весь сверхрост коммунального платежа ляжет на региональный бюджет. Даже если предположить, что будет применен переходный период, все равно весь опережающий рост ляжет на потребителя и бюджетную систему. В модели отсутствуют гарантии того, что генератор ЕТО, получив дополнительную выручку, обязуется заместить котельные существующим тарифом выше уровня цены альт-котельной. Вообще никаких гарантий на этот счет нет, и нигде они не декларируются. По сути, вся конструкция получается заточенной под бюджетное финансирование деятельности хозяйствующих субъектов. Вот судите сами: муниципалитет обязан принять схему теплоснабжения. Мероприятия в схему предлагаются самими теплоснабжающими организациями. Далее все эти мероприятия регулятор обязан включить в инвестиционную программу теплоснабжающей организации, и на каждое мероприятие указать источник. То есть, источником может быть тариф (соответственно, мы понимаем, его нет), источником может быть и плата за технологическое присоединение. Но если для нашей схемы эта плата составляет порядка 7 миллионов рублей за Гкал, то ни один застройщик не пойдет по этому пути, и не подключится к централизованной системе теплоснабжения. Итак, какой тогда источник мы можем поставить на реализацию мероприятий инвест-программы? Это бюджет. Таким образом, складывается ситуация, что инвестор, я бы даже сказал, горе-инвестор, который будет реализовывать такую инвест-программу, возьмет кредит в банке под определенный процент, выполнит мероприятие и все сети оформит (таково законодательство) в свою собственность. А дальше мы из бюджета субсидируем все эти расходы, в том числе и накормим своими деньгами банк, который тоже участвует в этой схеме. Разве это инвестиционный подход? Мы, конечно же, принципиально понимаем, что ни одна бюджетная система с этим не справится.

Кроме того, у эксперта вызывает вопросы и непосредственно статус ЕТО. На деле, отмечает он, получается, что сначала определили критерий ее выбора, а потом уже вдруг озаботились ее функциональностью. «Это очень странно, — недоумевает Вахрин. — Сначала работники выбрали сталевара, а потом поняли, что он будет работать летчиком».

И выходит, развивает он мысль, что, с учетом своих полномочий, ЕТО забирает конечного потребителя, то есть деньги, себе и определяет, кого загружать дальше в системе, а кого и убрать с рынка, определяет также все вопросы технологического присоединения. То есть, в конечном итоге она выбирает себя в качестве объекта дальнейшего развития и полностью монополизирует рынок, который затем сама и регулирует по модели альт-котельной. «Это вообще просто великолепно, — иронизирует Вахрин. — А там есть еще даже такая экзотика, как самообложение и самоштрафование, но это я уж даже не хочу обсуждать».

Да и нельзя скидывать со счетов тот факт, добавляет аудитор Счетной палаты РФ Юрий Росляк, что в системе теплоснабжения сегодня много собственников, причем у каждого своя система регулирования, а интересы разные. Так что основному производителю при наличии поблизости некоей альтернативной и более дешевой котельной выгоднее загрузить себя, чтобы никогда не дать ей принять или подать тепло по более низкой цене.

Но и в существующем варианте, возражает Кравченко, у отрасли очень специфическое тарифное регулирование:

— Вот город Ижевск, вот город Киров. Абсолютно одинаковые однотипные дома, пяти- и девятиэтажные. А разница в тарифах достигает десятков процентов. И есть еще очень нехороший пример. Насколько мне память не изменяет, в Йошкар-Оле установлено абсолютно два разных тарифа для двух домов, находящихся на разных сторонах улицы. Разница между домами буквально сто метров, а разница в тарифах достигает 40%.

Тогда как тариф, утверждает замминистра энергетики, просто должен быть разумным, должен быть действительно долгосрочным и не должен изменяться в течение определенного периода регулирования.

— Да, — соглашается эксперт, — все условия для нормального регулирования созданы. Но имеется перечень оснований, по которым тариф можно пересмотреть, и производители тепловой энергии, как и регуляторы, абсолютно четко скажут, что долгосрочный тариф каждый год пересматривается. А в таких условиях какой-нибудь разумный инвестор сюда придет? Нет. Плюс еще существующая система как таковая не неэффективна. Схемы теплоснабжения, не буду говорить, кем они и как утверждаются, и что они делают, предполагают следующее: как только появляется очередной источник теплоснабжения, для него устанавливается определенный лимит. То есть он попадает в баланс и определяется, какой объем ему следует продавать. Следовательно, система неэффективна с точки зрения чиновничьего управления. И, на мой взгляд, есть глубокое подозрение, что, может быть, она даже так специально была создана, чтобы уважаемым людям и на разных уровнях, в том числе, наверное, и на федеральном, было очень хорошо и неплохо себя в этой части чувствовать.

Чтобы как-то скорректировать ситуацию, считает Вячеслав Кравченко, во-первых, не надо регулировать тарифы на тепло, регулировать тарифную передачу, тарифы с коллекторов, нормативы потерь и нормативы топлива. Надо просто установить предельную цену, а дальше пусть участники бьются, как считают нужным. Во-вторых, надо максимально использовать эффективную загрузку существующих источников, и на самом деле смело принимать решение по поводу вывода лишних из эксплуатации.

Но главное, уверен Кравченко, следует существенно снижать и минимизировать влияние чиновников на этот процесс, поскольку это, предполагает замминистра энергетики, одно из самых больших зол, которые только есть. И нужно делать это как можно быстрее.

Но, к сожалению, все эти озвученные меры имеют только статус предложений или предположений, и все еще находятся в стадии доработки и обсуждения. Так что единственным пока более или менее реальным шагом к улучшению ситуации можно считать лишь озвученное Юрием Росляком однозначное намерение Счетной палаты увеличить статью расходов на ликвидацию чрезвычайных ситуаций, а модернизацию теплового хозяйства проводить через Министерство по чрезвычайным ситуациям.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня