18+
четверг, 19 октября

Плательщик умер — врезку долой

Как подмосковные газовщики решают вопросы с должниками

  
8562
Плательщик умер — врезку долой
Фото: Александр Романченко/ ТАСС

Нередко истории, происходящие с нашими читателями, заставляют задуматься, а что мешает людям и — особенно чиновникам — сразу и без лишних разбирательств относиться друг к другу и к своим обязанностям более гибко, с пониманием, по-человечески?

Преамбулу данной истории, в принципе, сложно назвать особенной, такие ситуации в нашей стране возникают, как говорится, сплошь и рядом. Проживавшая в частном доме в подмосковном Орехове-Зуеве бабушка, всю жизнь исправно платившая по всем коммунальным счетам, неожиданно умерла в начале лета прошлого года, не успев оставить насчет своего недвижимого имущества никаких распоряжений. Вскоре после этого, что вполне ожидаемо, помимо ее внуков, проживавших в других городах, нашлось и несколько других не слишком далеких родственников, претендующих на наследование данного недвижимого имущества. Естественно, без судебных исков и разбирательств не обошлось, и до настоящего времени стороны с переменным успехом доискиваются правды в судебных кабинетах.

Продолжение впечатляет больше, ведь тем временем коммунальщики, ни сном ни духом не ведавшие о подобном развитии событий, продолжали исправно начислять платежи и слать квитанции по пустующему адресу. Так продолжалось до тех пор, пока на днях у одной из наследниц, Ксении, вечером не раздался телефонный звонок. Бабушкины соседи скупо сообщили: по-видимому, с утра местные газовщики собираются полностью отрезать оспариваемое домовладение от ресурса, раз котлован у забора уже разрыли.

Естественно, женщина с утра помчалась в городскую газовую службу и стала выяснять, так ли это на самом деле. Оказалось, действительно собираются отрезать трубу за долги.

Читайте по теме

В объяснения Ксении никто вникать не стал. Ей с порога заявили — действуем строго в рамках с постановлением правительства РФ № 549 от 29 июля 2008 года. То есть, грубо говоря, коммунальщикам абсолютно все равно, как долго суды будут выяснять, кто из наследников главный. Есть голый факт — по конкретному адресу свыше трех месяцев отсутствуют платежи, так что все действия в рамках закона. Положенные уведомления о грядущих мерах на адрес плательщицы высылались, а то, что она их не получала, так это газовщиков вообще не волнует («может, она специально не ходила за ними, многие же так делают, под дурачка косят, платить не хотят»), а подтверждения с почты об отправке писем могут хоть сейчас предъявить. И есть лишь два варианта развития событий — либо всю сумму задолженности, как говорится, на бочку здесь и сейчас, либо без разницы, кто потом из наследников будет платить солидную сумму за повторную врезку домовладения в газовую магистраль.

Справка «СП». В этой ситуации, отмечает столичный юрист Александр Самарин, эксперт портала Правовед.ru, газовики не совсем правы. Согласно Правилам предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением правительства РФ от 06 мая 2011 года № 354 (в действующей редакции), а именно пункту 119, сначала предупреждение об отключении услуги доводится до потребителя через вручение под расписку или заказным письмом с описью вложения за 20 дней до предполагаемой даты, а непосредственно перед отключением — за трое суток путем вручения предупреждения под расписку. Если эта процедура нарушена, можно обращаться с жалобой в прокуратуру.

Но когда Ксения, уже почерпнувшая некоторый юридический опыт в ходе судебных баталий за наследство, попросила ответственного чиновника, разговаривавшего с ней на повышенных тонах, повторить все то же самое в присутствии ее адвоката, настроение собеседника, как и тон его высказываний, если не кардинально, то очень существенно изменились.

«Мне сразу стали говорить о том, — отмечает Ксения, — что они люди подневольные, и всего лишь выполняют задачу, поставленную перед ними вышестоящим руководством. А так-то они конечно, все понимают, и где-то даже сочувствуют».

И на волне такого сочувствия, продолжает она, даже готовы пойти навстречу и кардинальное обрезание прямо сейчас, не сходя с места, заменить установкой временной заглушки («только напишите заявление от своего имени, что согласны оплатить весь долг до начала следующего месяца и изложите всю сложность ситуации»).

«Самое возмутительное, — отмечает Ксения, — состоит в том, что вскоре после смерти наследодателя, в декабре 2015 года, я уже приходила в эту же контору со свидетельством о смерти на руках. На тот момент долг за газ был совсем небольшим, и я хотела попросить специалистов поставить заглушку на трубу, поскольку идут судебные разбирательства, и кого там в конечном итоге признают наследником, непонятно. Но тогда мне в категорической форме заявили — пока задолженность не оплачена, никто ничего по адресу делать не будет. Вот, дескать, оформите дом на себя, тогда и приходите, будем решать вопрос».

Параллельно с Ксенией ее брат Андрей с противоположного конца Московской области также пытался прояснить ситуацию. Между ним и юристом газовой службы произошел телефонный разговор следующего содержания (запись имеется в распоряжении редакции):

— А вы уведомляли нас о том, что проживающий в доме плательщик умер? Официально уведомляли о смерти плательщика?

— Так одна из предполагаемых наследниц приходила в местное подразделение вашей организации, где ей заявили, что принимать и оформлять ничего не будут, потому что сначала надо погасить долг, и только после этого возможны какие-то варианты.

— Ну, это вы что-то там носили непонятно кому. А вот если бы надлежащим образом оформили письменное уведомление в адрес нашей дирекции, приложили бы к нему соответствующие документы, сделали бы копии всех этих бумаг, получили бы отметку организации в канцелярии на втором экземпляре с указанием входящего номера, было бы все совсем по-другому. А то, знаете, люди по-разному подходят, то к технику рядовому какому-нибудь обратятся, то еще к кому-то…

— Но, позвольте, я вам еще раз объясняю, был визит одного из предполагаемых наследников со свидетельством о смерти плательщика в секретариат вашего филиала. А заявление принимать отказались почему-то.

— А я вам объясню, почему отказались. Потому что никакого филиала там давно нет, есть только районная эксплуатационная служба, подчиненная нам. Все уведомления надо направлять на правильный юридический адрес. Как это выглядит, я вам уже рассказала.

-Простите, но что, персоналу эксплуатационной службы сложно было объяснить визитеру все эти тонкости? Если бы сразу по-человечески объяснили, наследники уж договорились бы как-нибудь между собой и давно бы все сделали.

— Вы знаете, я не могу поручиться за тех людей, с которыми наследники общались в том городе. Как я могу ответить, почему вам чего-то не объяснили? И вообще, по всем вопросам задолженностей обращайтесь к другому специалисту, его контакт я вам сейчас предоставлю, у него есть все данные для решения вопроса.

Конечно же, констатировал Андрей, как по мановению волшебной палочки в течение всего остального дня ни по одному контакту (кроме аварийной диспетчерской) до представителей газовой службы достучаться не удалось. Только под вечер, сменив номер, он смог связаться с абонентским отделом, где его деликатно переадресовали в диспетчерскую («мы никакой информацией по городу не владеем, выясняйте там»). Разговор с техником также оставил у Андрея массу разнообразных эмоций:

— Скажите, а почему газ по просьбе наследников адрес не отключали раньше?

— А потому что у вас задолженность.

— То есть пока задолженность не будет погашена, вы ничего отключать не будете?

— Ну почему же? Мастера примут заявку на отключение.

-???

— Но только они к вам не поедут на отключение, потому что у вас задолженность. А долг-то будет и дальше копиться. А так как по адресу никто не живет, за забор мы попасть не сможем. Значит, что? Придется отключать уже с улицы, с откопкой врезки.

— Но ведь в декабре к вам приходили уже наследники с просьбой временно перекрыть подачу газа, пока идет судебное разбирательство. Тогда можно ж было в дом попасть, почему не приняли заявление?

— Потому, что у вас задолженность — раз, два — отключения мы осуществляем только с апреля по октябрь. А в другое время мы не имеем права этого делать.

— Так почему же этого никто не объяснил наследникам тогда, в декабре, а объясняют только сейчас, когда сумма долга взлетела чуть не до небес?

— Этого я вам сказать не могу. Мы работаем всегда одинаково: задолженность — ее погашение — работа по отключению. А сейчас — пожалуйста, пусть кто-то приезжает по адресу, открывает нам дверь, мы поставим заглушку, чтобы долг дальше не капал.

Как рассказал корреспонденту «СП» на условиях анонимности работник одного из областных подразделений газовой службы, подобный сценарий с отрубанием газовой трубы разыгрывается довольно часто. «Мы понимаем, что несколько нарушаем правила, рассказал газовщик. Но что делать? Должники же не дураки, они уведомления годами не идут получать, а газом пользуются, через приставов долго взыскивать, они загружены по самую макушку. А на нас с „верхов“ давят — работайте с населением, сокращайте недоимки, как хотите. Поэтому ждем, когда сумма набежит побольше, а потом подъезжаем с лопатами и экскаваторами ко врезкам. Когда хозяева дома — деньги сразу находятся, плюс надбавочка нам лично, например, за закапывание котлована. А когда хозяев дома нет, так это ж потом представляете, сколько они потом заплатят, чтобы газ вернуть? А при повторной газификации затраты-то наши — вообще плевое дело. Старые планы не нарушаются, трубу по всему домовладению тянуть не нужно, воткнул 20 сантиметров обратно, и все дела».

Дорогие читатели, а вам приходилось сталкиваться с подобным? Оставляйте свои комментарии в откликах.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня