Реновация: О чем врут москвичам

Только на пропаганду могло уйти почти сто миллиардов рублей

  
16366
Реновация: О чем врут москвичам
Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
Материал комментируют:

Начиная с мая 2017 года от чиновников поступали сведения о том, что процессы и строительства домов, и переселения граждан в рамках реновации «хрущевок» начнутся буквально «вот-вот», и уж точно до конца 2017 года. Однако каких-то активных подвижек в этой области все никак не происходит. «СП» поинтересовалась у специалистов — в чем причина пробуксовки столь помпезно анонсированной и дорогостоящей программы?

— Для того, чтобы все это началось, — утверждает Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России и руководитель собственной архитектурной мастерской Алексей Кротов, — нужно зачистить территорию. А до этого оттуда как-то убрать жителей, надо еще наработать проектные решения. Программа только-только стартовала, для всего нужно время. Но у меня нет уверенности, что это вообще будет осуществлено.

«СП»: — Можете объяснить, почему?

— Да потому, что нам сначала обещали одно, потом резко изменили отношение ко всему, потом внесли кучу поправок, потом что-то стало меняться, одни обещания заменяются другими. Складывается ощущение, что это какой-то неведомый процесс. Но вот так сломать половину столицы и построить заново — это же колоссальные средства. А где их взять, если у нас кризис?

— Как мы знаем из публичных заявлений главы города, — дополняет коллегу член Союза архитекторов России, эксперт по жилищной политике Юрий Эхин, — по программе реновации сначала должен пройти международный архитектурный конкурс. Да, первые его результаты появились буквально несколько дней назад и сейчас выставлены на публичное обсуждение. Но, тем не менее, мэр города Сергей Собянин также заявил о том, что первые 200 домов для переселения москвичей будут построены опережающими темпами. И в этом мы, специалисты, видим большую опасность.

«СП»: — В чем она заключается?

— Обещанный конкурс толком еще не завершен, а здания уже будут возводить. Причем простая арифметика подсказывает, что их высотность будет не менее 25 этажей. И как потом будут формироваться проекты планировки с участием известных мировых архитектурных фирм? Непонятно. Более того, было заявлено, что микрорайоны пятиэтажной застройки будут преобразовываться в застройку квартальную. То есть будут сносить все, включая инженерию и объекты соцкультбыта, и в чистом поле возводить заново. Понятно, что при этом появятся какие-то архитектурные акценты. Если в этих микрорайонах уже будут стоять те самые двести высоток, как все это будет выглядеть?

«СП»: — Но заместитель мэра Москвы Марат Хуснуллин высказывался о том, что город уже имеет какие-то невостребованные, но построенные дома, квартиры в которых могут быть предоставлены переселенцам по программе реновации после проведения в них соответствующего ремонта. Почему никак не задействуют их?

— Давайте для начала проследим всю эту цепочку, — предлагает Юрий Эхин. — Сначала Сергей Собянин с возмущением говорил о том, что власти города не собираются использовать уже построенные дома под реновацию, а будут специально проектировать дома. Следом, буквально через несколько недель, Марат Хуснуллин, наоборот, допустил такую возможность. Такое противоречие между двумя самыми высокопоставленными фигурами в московском правительстве говорит, что там либо не все ясно, либо это какая-то непрозрачная игра.

Читайте также

«СП»: — А почему бы не поставить на массовые рельсы успешно опробованную в той же Москве программу реконструкции пятиэтажных домов?

— Это единственный возможный инструмент работы на застроенных территориях, — отмечает Алексей Кротов. — Потому что как только город построен, все эти домостроительные комбинаты должны из него уходить и заниматься тем, для чего они, собственно, и создавались, то есть возводить новые города в чистом поле, как это было в 60-е годы прошлого века.

«СП»: — Разве Москва уже построена?

— Город не только построен, он, увы, полностью испорчен типовым домовым домостроением. Впрочем, все города потеряли свое лицо и превратились в склад типовых строительных материалов после того, как в правительстве при Хрущеве было принято решение задвинуть архитектуру в угол. Вот тогда мы стали неким обслуживающим звеном для вот этого крупного стройкомплекса, а должно быть наоборот. Реконструкция — это как раз исправление прежде допущенных ошибок. При ней каждое здание переосмысливается индивидуально, и каждая архитектурная группа дает ему свое решение. У нас есть положительные примеры. Мы все это знаем, умеем.

«СП»: — Что же мешает?

— Для этого строители должны обладать высокой квалификацией, а наемный труд граждан из ближнего зарубежья использоваться не должен. Это строительные процессы высшей категории.

«СП»: — А такие строители есть в Москве вообще?

— Есть. Мы недавно возводили объект известнейшей Захи Хадид. И там требовалась ювелирная точность, высочайшая квалификация. Мы справились.

«СП»: — Как же быть со звучавшими на самой заре реновации заявлениями о том, что столичные «хрущевки» не поддаются капремонту, для замены коммуникации надо вытаскивать их из стен, а это строителям не под силу?

— Если говорить примитивно и грубо, то врали, — категорично заявляет Алексей Кротов. — почему-то в ближнем зарубежье есть много пятиэтажек, которые успешно модернизированы и нередко рассматриваются даже как престижное жилье, потому что расположены в престижных районах. Почему там их можно ремонтировать, а у нас нельзя? Выходит, что структуры, занимающиеся в России капремонтом, просто ничего не умеют. Но тогда спрашивается, зачем нам такая инфраструктура?

— На самом деле нужно понимать, — уточняет Юрий Эхин, — что мы имеем дело с очень мощной пропагандой. Я обратил внимание на то, что в текущем году под реновацию было выделено 97 миллиардов рублей, но на эти средства не было построено ни одного квадратного метра жилья. Единственная сфера, куда они могли быть направлены — пропаганда. Ведь те дома, в которых коммуникации спрятаны в стенах, действительно есть, но их очень немного. И, кстати, подобные примеры, растиражированные на телевидении и в газетах, отнюдь не показатель того, что эти дома надо сносить. Что мешает, например, провести рядом новые инженерные системы? Я привык верить цифрам, фактам, законам. Например, мы знаем, что срок службы блочных домов составляет 150 лет, кирпичные могут и 300 простоять. А подобные мотивировки московских чиновников в качестве аргументов очень слабы.

«СП»: — Кстати, а как вы оцениваете с точки зрения эргономики те квартиры, которые будут предлагаться гражданам в новых домах? Многие посетители шоу-рума на ВВЦ высказывались в духе, что это замена шила на мыло.

— Абсолютно точно. Честно говоря, это жилье вчерашнего дня. И то, что московские власти выдают это за жилье дня будущего, говорит о том, что ничего лучшего предложить они не могут изначально и по планировке, и по другим вещам. Да, Москомархитектура заявила, что новые квартиры будут на 30% просторнее старых, однако, подчеркну, эта норма в законе не прописана, и будет ли так на самом деле — можно только предполагать.

Читайте также

— Если мы говорим об инженерных системах, — уточняет Алексей Кротов, — то это вообще не выдерживает никакой критики. Как строили в XIX веке с элементарными разводками, отоплением и электрикой, так и строим до сих пор. Между тем Европа стремится к энергоэффективности и пассивности в вопросе энергопотребления. И если на месте пятиэтажек построят, по сути, такое же устаревшее жилье, получается, его тоже надо будет сносить через 50 лет.

«СП»: — Из уст чиновников слышались заявления о том, что для строительства по программе реновации необходимо менять нормы проектирования. Как, на ваш взгляд, могут выглядеть подобные изменения?

— Об этом можно только гадать. Потому что экспертов к этому вопросу не привлекают никак, — сожалеет Юрий Эхин. — Правда, главный архитектор столицы Кузнецов недавно заявил, что они будут касаться прежде всего плотности застройки, норм инсоляции и парковочных мест. Власти упирают на то, что действовавшие ранее нормы устарели, а жизнь идет вперед. Но стоит подчеркнуть, что в Европе не строятся жилые дома выше 5−7 этажей. В США и Канаде высотное строительство как таковое за последние 30 лет вообще практически исчезло, за исключением каких-то деловых центров. К слову, предложение голландских архитекторов, принимающих участие в этом самом международном конкурсе на застройку «реновируемых» московских кварталов, выглядит вполне привлекательно и гармонично: в основном высотность жилых домов не превышает 7−9 этажей с вкраплениями каких-то более высотных блоков. Это кардинально отличается от того, что предлагают участвующие в том же конкурсе российские компании «ПИК» и, если не ошибаюсь, «Крост». У них просто бетонные 25-метровые коробки.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня