18+
четверг, 21 сентября
Общество

«Эко-бароны» скупают дикую природу во спасение

Но почему-то многим новая блажь очень богатых активно не нравится — особенно, местным жителям

  
55

Не так уж много на Земле мест, где природа сохранилась в первозданном виде. Их количество с каждым годом тает, как снег под весенним солнцем. Только станут ли занятые борьбой за выживание земляне заботиться о сохранении заповедных клочков степей, тайги, пустынь или болот? Скорее всего, руки не дойдут, но кое-кто необходимость этого все же осознает.

Некоторые очень богатые люди решились на авантюру и прикупили в собственность значительные территории нетронутых цивилизацией земель. Что удивительно, не для промышленного или сельскохозяйственного использования, а для сохранения в том виде, в котором «целина» дошла до наших дней. В последние годы такое движение даже обрело некоторые масштабы, а американский журналист, лауреат Пулитцеровской премии Эдвард Хьюмз посвятил «авантюристам» целую книгу с говорящим названием «Эко-бароны».

"Зародившееся движение, — пишет автор, — в чем-то сродни «скорой помощи» для еще недавно бесконечных просторов первозданной природы, от которой сегодня остались жалкие островки. Еще немного, и от них сохранятся только воспоминания".

Эко-баронов, по мнению Хьюмза, больше всего волнует, что человечество лишится не только биологического разнообразия и резервуаров для СО2. Существует и философский аспект проблемы — имеет ли природа право существовать для самой себя или она всего лишь служанка в доме homo sapiens? В любом случае все труднее молча наблюдать за ее агонией. Особенно с высоты миллиардных состояний. Экологи и энтузиасты-бессребреники — это хорошо, они ребята совестливые и хорошие, но у них нет ни власти, ни средств, чтобы взять ситуацию под контроль. Хотя бы на ограниченном пространстве.

Одним из первых от слов к делу перешел Дуглас Томпкинс — основатель и бывший руководитель компании по производству одежды известной марки «Эспри». Лет пятнадцать назад в Патагонии он приобрел 8000 кв. километров дикой природы (это примерно треть площади Липецкой области или восемь таких мегаполисов, как Москва). На этих землях, которые расположены на стыке аргентино-чилийской границы, он создал частные заповедники. В перспективе «приватизатор» готов передать их соответствующим государственным структурам, но при одном условии — территориям должен быть придан статус национальных парков.

К северу от экватора, в США, создательница линии средств по уходу за кожей Роксана Куимби обзавелась большими участками девственного леса в штате Мэн. Тэд Тернер — владелец медийной империи Си-Эн-Эн стал еще хозяином 8000 кв. км просторов в различных штатах «дикого запада», что сделало его крупнейшим землевладельцем страны. Есть еще швейцарский филантроп Хансйорг Висс, производитель фармацевтической продукции, который прибрал к рукам немалые участки в Юте и Монтане.

«Эко-бароны» на свой лад переделали известную формулу: что хорошо для человека — хорошо и для окружающего мира. В их исполнении она звучит следующим образом: что хорошо для окружающего мира — хорошо и для человека. Но далеко не все разделяют филантропические взгляды богатых, дескать, легко так рассуждать, если ты миллиардер, и тебе не нужно ежедневно бороться за сносные условия жизни. Несмотря на все добрые намерения, «эко-бароны» наталкиваются на упорное сопротивление там, где они уже начали что-то претворять в жизнь. Тед Тернер, например, обрел врагов в лице владельцев многочисленных ранчо, когда завез в свои заповедники волков. Основатель информационной империи превратился в парию для местного населения после того, как по соседству с природным парком Йелоустоун начали находить загрызенных серыми хищниками коров и овец. Волков стали просто отстреливать.

Роксана Куимби тоже загнала аборигенов в угол, когда запретила в своих лесах всякую охоту и даже катания на снегоходах. Хозяйку тут же обвинили в том, что она опустошает и без того малонаселенный район. Ее усилия по защите природы вошли в противоречие с интересами туристического бизнеса.

Но первым с яростным противодействием столкнулся Дуглас Томпкинс. Он имел неосторожность покритиковать владельцев рыбных питомников, дескать, те, защищая садки с лососем, начали массово уничтожать морских львов. Американец сразу превратился в «угрозу для национальной безопасности» Чили. Что, мол, иностранец делает на обширной территории, которую даже трудно охранять?

«Эко-бароны», по мнению специалистов, совершили ряд серьезных ошибок. Во-первых, они слишком понадеялись на силу своих денег, во-вторых, были слишком уверены в правоте начатого дела. В идеале, защищать девственную природу надо, но демократическими методами, через «всенародное обсуждение» и консультации. Им следовало не навязывать решения, а объединять сторонников. Так, Каспар Билевельд — основатель природного парка «Шипстерн» в Белизе считает, что для организации заповедника на долгосрочной основе необходимо наладить сотрудничество с местным населением. Если оно увидит в проекте какую-то выгоду для себя, то успех обеспечен.

Конечно, легче сказать, чем сделать. В том же «Шипстерне» часть населения, которая нашла себе применение в сфере туризма, осталась довольна. А те, кто зарабатывал себе на жизнь сельским хозяйством и лесозаготовками, воспротивились заповеднику. Гасить страсти пришлось центральному правительству.

Ситуацию корреспонденту «Свободной прессы» прокомментировал координатор программ по сохранению биоразнообразия Российского представительства Всемирного фонда дикой природы Владимир Кревер:

— Многое зависит от национального законодательства той или иной страны, — пояснил он. — В Европе, например, есть законы о негосударственных особо охраняемых природных территориях. Они, конечно, могут предоставить владельцу право закрыть вход на эту территорию, но не разрешают ему охотиться на обитающих там животных. Нечто подобное есть и в России, но наш закон признает только государственные территории. И, скажем, лесной кодекс гарантирует право доступа в тайгу и рощи населению. И это правильно, поскольку наш «новорусский» менталитет мог бы привести к самым пагубным последствиям для лесных массивов. А вообще в России есть и люди, и организации, которые способны включиться в это движение. Тот же Всемирный фонд дикой природы пытается взять в аренду реку Бикин в Приморье, вывести ее из промышленного использования и передать местному коренному населению, то есть адыгейцам, чтобы те занимались там традиционными промыслами — ловили рыбу, охотились, собирали грибы, ягоды, целебные травы.

Но относительно массового процесса «приватизации» участков дикой природы у нас нет, поскольку нет соответствующего законодательства, которое регулировало бы все аспекты — от права доступа и пользования до охраны.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня