Кто-то скупает жилье, кто-то — гречку

Что происходит сегодня с ценами. Говорят читатели «СП» и специалисты

  
5310
Кто-то скупает жилье, кто-то - гречку

С начала нынешнего ноября гречка в среднем по стране подорожала на 27,5%, только за одну неделю цены на нее выросли в среднем на 16,1%. Люди начали активно скупать крупу в супермаркетах. Мы решили выяснить у наших читателей, что они думают по поводу происходящего и провели опрос.

Не хватает денег, а не гречки

Почти 90% наших читателей уверены, что ажиотаж раздувают перекупщики, торговцы и производители. О чем, собственно, заявили уже все, начиная от минсельхоза, заканчивая антимонопольным управлением. Наши читатели считают, что никакого дефицита продуктов в стране нет. 71,1% его, во всяком случае, не заметили. И до продуктовых талонов нам еще далеко, 86,6% уверены, что не надо вводить ни талоны, ни продуктовые сертификаты.

И, кстати, судя по нашему опросу, не так уж много людей поддались массовому психозу и начали делать запасы на «черный день». Прикупили гречки и еще кое-каких продуктов про запас всего 22,7%. Абсолютное большинство, то есть 77,3% этим не занималось в принципе. А вот что расстроило из результатов нашего опроса, так это то, что каждому третьему респонденту стало не хватать денег на продукты. У большинства — 67,4%, они пока есть, но ведь почти треть уже начала жить в условиях жесточайшей экономии. И конечно, труднее всего приходится пенсионерам. Это подтверждают и отклики наших читателей.

«Напугали пенсионеров. Они начали грести продукты, как сумасшедшие. Мою маму не остановишь. Крупа, сахар, мука — мешками. Спрашиваю, зачем? Говорит, что скоро ничего не будет. Сейчас, вроде, ажиотаж на убыль пошел. И все нормально. Все в магазинах есть».

«Дефицита, возможно, не будет, а вот цены будут скакать вверх быстрыми темпами. И это неудивительно в стране, где спекуляция считается просто коммерцией. Что касается помощи малоимущим, что-то не слышала ни от кого про эту „помощь“, а ведь есть люди, которые в ней действительно остро нуждаются».

И все же, чего нам сегодня бояться больше всего? Дефицита или нового роста цен, который по сути не прекращается, но иногда, как в случае с гречкой, может достичь безумных размеров. Когда цены на нее в городах стали увеличиваться в несколько раз.

Продукт судного спроса

Леонид Иванович Холод — доктор экономических наук, в прошлом заместитель министра сельского хозяйства, руководитель департамента экономики минсельхозпрома, начальник управления ценообразования. То есть о ценах на продукты знает не понаслышке, как и о том, из чего они складываются и от кого конкретно зависят.

«СП»: — Леонид Иванович, как вы оцениваете ситуацию с гречкой? На самом деле все так плохо? Ведь это первый признак, народная примета уже: как только гречку начинают сметать с прилавков — не к добру…

— Ажиотажа с гречкой я не видел. Я имею в виду своими глазами не видел. Так, чтобы давали по одной пачке в руки, чтобы толпы людей стояли в очередях. Ситуация еще не докатилась до такого, чтобы прямо запасы делали, как на случай войны. Но гречка, согласен, это главный показатель нестабильности.

«СП»: — Откуда у этой довольно скромной крупы появилось такое фатальное значение для нашей страны?

— Гречка, по невыясненным доселе причинам, в России является товаром судного дня. Когда на рынке происходит что-то неясное, на рынке тут же начинается движение, связанное именно с гречкой. Возможно, потому что это национальная еда. Из круп она самая приличная, если не считать риса. И почему все же именно с нее? Не забывайте, цены растут, покупательская способность падает, люди в зависимости от доходов начинают менять привычную пищу на более дешевую. Кто ел говядину — переходит на свинину, кто ел свинину — на курицу, кто привык к курице переключился на колбасу, а тот, кто питался колбасой, переходит на гречку. И таких людей немало. Даже в Москве очень немного покупателей, которые не смотрят на ценники продуктов. Вот гречка и оказывается первой среди продуктов, принимая удар на себя при падении платежеспособности наших граждан. У нас народ хоть и не экономист в общей массе, но он чует просто: что-то не так. Да и видит: инфляция, курсы валют и т. д. Народ знает, что нужно предпринимать что-то в этой ситуации. Кто-то начинает скупать квартиры, кто-то бытовую технику, а кто-то, в момент судного спроса — гречку.

«СП»: — Леонид Иванович, наши читатели, почти стопроцентно уверены, что повышение цен на гречку — исключительно происки перекупщиков и торговцев. Это только в их интересах без всяких объективных причин начинать поднимать цены, а соответственно, и ажиотаж.

— Не могу сказать, что всё так просто и без объективных причин. Торговец тоже видит, что происходит вокруг. А вокруг цены растут, инфляция, вот и торговля начинает менять структуру рынка, формировать ее под новые цены, прокачивать ситуацию повышением цен. У нас ведь как получается — есть законы конкуренции, а есть тенденции. Сегодня диктуют тенденции. Потому что конкуренции практически нет. У нас сама по себе торговля жуткая. В той же Москве ликвидировали все формы мелкой частной собственности. Уровень монополизации огромнейший. Если бы тысячи торговцев принимали решение о повышении цен, то вряд ли бы они смогли так легко договориться между собой. Все равно эти цены среди тысячи торговцев так бы не росли. А крупных торговых сетей не так много. Они всегда могут вступить, в так называемый, ценовой сговор, и еще о многом договориться не в ущерб себе. Чем больше торговых сетей, в том числе мелких, тем больше можно растянуть судный спрос. Не только на гречку, но и на другие продукты, в том числе и по ценам.

«СП»: — Но дефицит продуктов нам не страшен? Способны наши сельхозпроизводители обеспечить страну собственными продуктами питания?

-Здесь необходима продуманная господдержка сельхозпроизводителей. Чтобы не произошло так, что деньгами будет завален тот, кто и так их имеет. В первую очередь, деньги получает крупное товарное производство. А 55% продукции производится при этом на мелкотоварных предприятиях. Не может быть крупных предприятий в овцеводстве, овощеводстве, плодоводстве, картофелеводстве и т. д. И поскольку господдержка очень непропорциональна, многие из этих секторов начинают отставать. В каких отраслях у нас сегодня более-менее успешная ситуация так это в зернопроизводстве, птицеводстве, свиноводстве. Хотя если говорить про то же зерно, мы так и не добились результатов, которые были в СССР. Урожай в 95−100 миллионов тонн тогда считался провалом, а сейчас это полная победа и рекорд. Да и то, как мы продаем наше зерно, тоже заставляет задуматься. В основном мы его продаем на фураж, а потом за границей покупаем молочную, мясную продукцию. Это все равно, что мы бы продавали нефть, а за границей покупали бензин. А ведь наше зерно вполне конкурентоспособно.

«СП»: — Леонид Иванович, но ведь потребность у людей именно в отечественных продуктах? Я хочу покупать наше мясо и молоко, не хочу завозное.

-Большинство покупателей в первую очередь смотрят на цены. Согласитесь, важнее всего это, а не то, где произведено. Тем более что гарантии в том, что, например, мясо, которое вы покупаете наше, а не завозное, нет никакой. Это рынок. Даже в условиях эмбарго у нас на прилавках есть продукты из стран, против которых введены санкции. Причем, на них не летние даты. И в других случаях, когда пишут на упаковке «произведено в России», может быть завезено неизвестно откуда.

«СП»: — И, тем не менее, надеяться нам особенно не на кого, остается только наконец-то начать развивать собственное производство. Этого так ждут аграрии.

— Сразу отсекли 15 миллиардов долларов. Те деньги, на которые мы покупали товары в Европе. Эта ниша, безусловно, должна быть заполнена. Альтернативы пока не нашлось, ведь и другим странам нужно наладить производство, ориентируясь на нас. Так просто это не делается. Нашему минсельхозу нужно предпринять ряд действий по развитию рыночных механизмов. Для создания в первую очередь мелкотоварного производства, развивать кооперацию. Во время кризиса 1998-го именно они спасли нашу экономику. Это нужно и для того, чтобы не дать погибнуть жителям сел, которые могли бы торговать своей продукцией. Не гнать их с рынков, а дать им выжить.

Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня