18+
вторник, 28 марта
Общество

Олег Журавский: Казино вернутся в Москву… через некоторое время

Сегодня наступил тот день, когда игорный бизнес в России должен окончательно перебраться в четыре резервации

  
239

30 июня — последний день работы игровых клубов и казино. С 1 июля они должны переехать в специально отведённые игровые зоны или закрыться. После этого вне четырех игровых зон будет разрешено только три вида «азартной деятельности»: тотализаторы (в Москве — Центральный ипподром), букмекерские конторы, а также организации по спортивному покеру. Проблема, однако, в том, что на 1 июля ни одна из четырех игорных зон, куда должна переехать вся российская «индустрия азарта», не готова. Обещанный Приморью «Лас-Вегас» в бухте Муравьиная так и остался на бумаге. Аналогичная ситуация и в Калининградской области в игорной зоне «Янтарная». На месте алтайской «Сибирской монеты» — на двух гектарах земли у горы Белый Камень — сегодня по-прежнему пустырь. В южном «Лас-Вегасе» дела тоже далеки до завершения. Как в такой ситуации будет действовать представители игорного бизнеса, рассуждает президент Национальной ассоциации букмекеров Олег Журавский.

«СП»: — Олег Анатольевич, что будут делать владельцы игорного бизнеса? Перепрофилируют казино в клубы спортивного покера, сделают из них интернет-кафе с выходом на игорные сайты?

 — Мне сложно сказать, что будут делать владельцы игорных заведений. Но, думаю, это миф, что все они перепрофилируются, особенно в интернет-кафе. Ну как вы представляете: казино площадью 3 тысячи квадратных метров, где сидят мальчишки и играют в интернете?! Люди, которые привыкли играть в обычных казино, никогда в интернет-казино играть не будут. Это железное правило. В казино приходят люди состоятельные, они привыкли общаться с дилером, с крупье. Они хотят себя показать — это образ жизни. Это то же самое, что смотреть спектакль по ТВ — его можно смотреть, но театралы ходят в театр, правильно?

«СП»: — Возникнут ли теперь подпольные казино в частных особняках, на квартирах?

 — Думаю, в ближайшее время их точно не будет. У меня есть знакомые в крупном игорном бизнесе, и по моей информации, крупные казино, владельцы которых имели крупный официальный бизнес, никогда подпольными казино заниматься не собираются. Опять повторю: казино — это образ жизни, и те люди, которые ходили именно в казино, очень состоятельные. Они не просто выше среднего, они гораздо выше среднего. Они имеют определенную репутацию, сложившийся стиль жизни. Если накроют подпольное казино, о какой репутации может идти речь? Кому нужны «маски-шоу» с избиениями, приводами в милицию? Может быть, мелкие владельцы заведений, которые называют себя казино, или залов игровых автоматов, будут пытаться где-то что-то делать. Но и только.

«СП»: — Что касается крупного бизнеса, он пойдет в отведенные игровые зоны, или мигрирует из России?

 — Он начал мигрировать давно, с момента принятия этого закона. В игорные зоны, конечно, кто-то бы и пошел, например, владельцы залов игровых автоматов — если бы зоны были готовы. Но я знаю, более-менее в нормальном состоянии находится лишь одна — «Азов-сити». Но чтобы игорный бизнес пришел туда, людям надо создать условия — построить дороги и коммуникации. Это перспектива далекого будущего. В Лас-Вегасе на это ушли десятилетия.

«СП»: — Как вы считаете, игроки бы вообще поехали в игорные зоны, если бы таковые были?

 — Могу сказать, в Алтайский край вряд ли бы кто-то поехал. На Азов — возможно, там перспектива есть. Но не для крупных игроков, и даже не для игроков выше среднего — все они имеют возможность уехать в нормальные казино, такие как Монако, Монте-Карло, Лас-Вегас. Вообще, по миру во многих странах разрешили игорный бизнес, так что людям есть куда ехать потратить деньги в свое удовольствие.

«СП»: — Получается, принятый закон — глупое уничтожение налоговой базы?

 — Я так не считаю. Напротив, закон был своевременный. Единственное, его направляли на борьбу с засильем игровых автоматов, в которых и дети, и малообеспеченные граждане проигрывали свои сбережения. Но под горячую руку попали и крупные казино, которые всегда были культурно-развлекательными центрами, площадками, где выступали известные артисты, и куда приходили весьма состоятельные люди. Может быть, со временем пересмотрят определение игорных зон, включат в них Москву.

«СП»: — Вы считаете, что в крупных городах — в будущем — определят локальные игорные зоны?

 — Это было бы логично — для порядочных участников игорного бизнеса. Подчеркну: это должны быть только казино, и крупные казино, с большими обеспечительными средствами. Думаю, через какой-то промежуток времени государство может посмотреть в эту сторону.


Какие деньги теряет государство на рулетке

Почти 80% всех игорных заведений России сосредоточено в Москве и Петербурге. Только легальный оборот этого бизнеса в двух столицах ежегодно составляет $ 6 млрд. Реальные же доходы по России оцениваются экспертами примерно в $ 40 млрд.

При этом налоговые ставки в российском игорном бизнесе едва ли не самые низкие в мире. Их размер фиксированный: с одного игрового стола в месяц от 25 до 125 тысяч рублей, с автомата — от 1500 до 7500 рублей, с каждой кассы тотализатора — от 25 до 125 тысяч рублей. На сегодняшний день в России 360 тысяч игровых автоматов, доход каждого — 70 тысяч рублей в месяц, в бюджет уходит лишь десятая часть от этой суммы. Для сравнения: в Германии с прибыли автомата в казну отчисляется 80% с прибыли, в США — 50%.

Прекращение даже сравнительно небольших налоговых поступлений от игорных заведений больно ударит в кризис. Кроме того, на улице окажутся 450 тысяч работников сукна и рулетки.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня