18+
четверг, 19 января
Общество

Дмитрий Медведев: иногда лучше молчать, чем говорить

Над решительными заявлениями президента скоро начнут смеяться в голос. Или плакать

  
21

30 июня Президент Российской Федерации призвал губернаторов поговорить с местными бизнесменами, чтобы те не сильно повышали цены на лекарства.

1 июля он сказал о том, что жильё эконом-класса в России должно стоить не дороже 30 тыс. рублей за квадратный метр.

А вчера заявил о грядущем запрете на оборот ламп накаливания и переходе на более современные, энергосберегающие лампочки.

Каждый день Дмитрий Анатольевич выдаёт с экрана что-нибудь интересное. Почти всегда вслед за этим в серьёзных газетах появляются разъяснения специалистов, из которых следует, что президент, как бы это поделикатней… Не совсем в теме.

Например, сегодня утром выяснилось, что энергосберегающих ламп Россия практически не производит, а импортные стоят в десять раз дороже отечественных «неправильных». Закрытие же действующих ламповых заводов и строительство новых обойдётся нам в такие суммы, которые на много лет вперёд «съедят» весь эффект от экономии. Поэтому почти наверняка никто ничего строить не будет.

Относительно цен на жильё, эксперты недоумевают, где в России оно должно стоить 30 тыс. рублей за метр: в Москве, Новосибирске или дальнем райцентре. И кому именно должно.

С лекарствами вообще песня: не все россияне ещё забыли весеннее интервью Дмитрия Медведева Первому телеканалу. Тогда, 15 марта, президент так же решительно объявлял, что цены на лекарства это очень важный вопрос, и он находится под неусыпным контролем. Власти будут пресекать спекуляции с ценами на лекарства — сказал тогда Дмитрий Анатольевич. После чего лекарственные препараты стали расти в цене особенно быстро и по некоторым позициям подорожали к сегодняшнему дню на 30−40 процентов.

Может, это враги так устраивают, чтобы президент Великой России выглядел в глазах населения не очень ответственным человеком? А то и совсем безответственным. Внедрились к нему в ближнее окружение поближе и подбрасывают непродуманные идеи.

Или в заявлениях Медведева есть глубокий государственный смысл, а мы с вами его просто не можем разглядеть?

Мы попытались прояснить это у сведущего человека: члена правления Института современного развития, доктора экономических наук Евгения Гонтмахера. ИНСОР называют «фабрикой реформ президента Медведева», правда, уже не так часто, как год назад. Но попечительский совет института по-прежнему возглавляет сам Дмитрий Анатольевич.

«СП»: — Евгений Шлёмович, хотел узнать ваше мнение насчёт сказочных цен на жильё. Тех, которые, по словам президента, «должны быть». Вы не знаете, что Дмитрий Анатольевич имел в виду?

— Если говорить о тридцати тысячах рублей за квадратный метр, то это благое пожелание. Хорошо бы конечно, чтобы у нас жильё столько стоило. И вообще-то странно, что президент, который был первым вице-премьером и занимался национальными проектами напрямую, в том числе проектом «Доступное жильё», не знает, почему этого в наших нынешних, я бы сказал институциональных условиях достигнуть практически невозможно. Это странно, конечно.

«СП»: - Сама ситуация удивительная. Вот сидит президент во главе большого стола и строгим голосом говорит: жильё должно стоить 30 тысяч рублей! Он кому это говорит?

 — Он обращается к министрам, членам правительства… Он надеется, что они изобретут какой-то чудесный рецепт, который обеспечит эти самые тридцать тысяч. Точно так же, как после всех этих убийств, которые происходят на Кавказе, он говорит — так, я даю указания в кратчайшие сроки… Найти и расследовать и так далее. Понятно, что от того, что он скажет эти грозные слова, ход расследования не поменяется.

«СП»: — А зачем говорит?

— Дмитрий Анатольевич считает, что люди в эти слова действительно поверят. Всё-таки у него есть определённый рейтинг, не такой, конечно, как у Путина, пониже. Но раз он даёт такие указания, то в нашей системе все срочно начинают суетиться, принимаются что-то делать. Он считает, что это может помочь решению проблемы.

«СП»: — Разве это не даёт обратного эффекта?

 — Конечно, он ошибается. Я бы на его месте, если бы показывал по телевизору этот эпизод с 30-ю тысячами рублей, то посадил бы в кадр ещё несколько человек. Которые реально знают ситуацию. Кого-то из губернаторов, кого-то из представителей тех же дольщиков, которые бы ему рассказали под телекамеры, что в строительстве происходит реально. Какие процессы. Как там всё монополизировано, какая там коррупция.

«СП»: — Неужели ему до сих пор этого не рассказали? Он же, как вы сами напомнили, курировал проект «Доступное жильё». И за два года ничего не рассказали?

— Думаю, что нет.

«СП»: — Разве это… гм, не потрясающе? Если цензурно выражаться.

— Это беда не его лично. Это беда всей нашей власти. Потому что наша власть, и он, и Владимир Владимирович Путин, и Шувалов, и Голикова, и Набиуллина они не понимают реальной ситуации, реальных механизмов и реальных процессов, которые происходят в стране.

«СП»: — А в чём тогда заключается их работа? Вот они выезжают в регионы или встречаются в своих кабинетах с губернаторами. О чём они с ними говорят?

— Ну, это же вертикаль власти. Допустим, президент вызывает к себе губернатора. Что, тот будет каяться и говорить, как у него всё плохо? Нет, он будет устраивать потёмкинские деревни. Как к нему президент едет — там сразу потёмкинская деревня. Срочно красят заборы и кладут асфальт на улице. Везут начальника туда, где всё хорошо. Или когда губернатор делает доклад в Москве, он тоже рассказывает, как всё хорошо. Я это неоднократно видел и слышал.

«СП»: — Медведеву достаточно было прочитать несколько статей в интернете, в которых рассказывается о том, как на самом деле устроено, допустим, наше строительство. Медведев же выходит в интернет.

— Да, президент читает интернет.

«СП»: — И потом спросить у руководителя Фонда содействия развитию жилищного строительства Александра Бравермана или у Юрия Лужкова: неужели это правда, что тут написано? Про реальную себестоимость, про «откаты», про специально запутанные проблемы с инженерной инфраструктурой. И пусть опровергают

 — Я думаю, по каким-то вопросам он это у них спрашивает. И что-то он, конечно, понимает. И он, и Путин, безусловно. Но вот такого системного видения, что мы находимся почти в критической ситуации, всё наше общество, и в том числе из-за неадекватного представления о том, что происходит, я думаю, этого нет.

«СП»: — Есть такая неприятная версия, что Медведеву это устраивают специально. Что некоторые люди, которые хитрее Дмитрия Анатольевича, сознательно подталкивают его на безответственные заявления. А когда все убедятся, что за словами молодого президента ничего не стоит, что он ситуацией не владеет, то на этом фоне Путин или кто-то ещё окажется просто Бэтменом. Спасителем Отечества.

— Я думаю, что никто на заклание его не готовит, так, я бы сказал, намеренно. Но вообще, конечно, такого рода поведение оно действительно ведёт к падению авторитета. Безусловно, и того рейтинга, который у него есть. И для Медведева я бы сказал в данном случае может быть ситуация любая. Абсолютно любая. Но намеренно, конечно, этого никто не делает.

«СП»: — Существует ли вероятность того, что Дмитрий Анатольевич наберётся опыта, знания реальной жизни?

— Знаете, мы на это надеемся. Те, кто на что-то ещё надеются. Потому что Россия это страна, в которой от первого лица очень много чего зависит. Поэтому вдруг у него что-то там прорежется, проклюнется. Вдруг он наберётся опыта какого-то и поймёт какие-то вещи. Такая надежда у нас остаётся, но, к сожалению, она очень небольшая.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня