«Распил» им строить и жить помогает

В Петербурге предложили свою схему борьбы с коррупцией

  
2609
«Распил» им строить и жить помогает

Генерал-губернатор Георгий Полтавченко объявил в Петербурге войну взяточникам. Открытую и бессрочную. Для начала подписал постановление, утверждающее форму, по которой чиновники должны будут докладывать ему о попытках дать им «в лапу». Причем, докладывать надо в письменном виде, с подробным изложением, кто, когда, сколько и за что предлагал мзду. Или даже всего лишь склонял к коррупции. А если кто из государевых людей попытается скрыть подобное, то после установления данного факта незамедлительно будет уволен или привлечен, как уточняется в постановлении, к «иным видам ответственности».

Типовой бланк для письменного доклада о «склонении к участию в коррупционной схеме», предложенный градоначальником, разрабатывался, судя по всему, не один день и даже месяц. Чего стоит сам его стиль (цитирую первые строки, с которых должен начинаться «отчет»): «…уведомляю о факте обращения в целях склонения меня к коррупционному правонарушению со стороны гражданина N». Далее следует указать всё известное о злоумышленнике; вплоть до минут уточнить, когда именно «склоняли» госслужащего к взятке и каким образом — угрозами по телефону, подкупом по почте, при личной встрече…

Словом, серьезный документ. Немало времени потребуется для его заполнения. Тут и об основной работе забудешь!

Полюбопытствовала в Смольном у знакомого делопроизводителя, кто составлял «антикоррупционный типовой бланк»? Многоопытная сотрудница на том конце провода вздохнула: «Ну, кто-кто — мы сами, по указанию начальства. Велено было расписать все очень подробно, чтобы не оставалось потом никаких вопросов и сомнений в искренности его заполняющего».

Впрочем, главное тут, наверное, все-таки не форма отчета. Хотя в городской администрации многие его одобряют. Скажем, многоопытный Александр Ржаненков, глава комитета по социальной политике (в данной должности ещё со времен губернаторства В. И. Матвиенко) считает новое постановление «очень своевременным и нужным», потому, что «если человек не сообщает о попытках взятки, то, значит, он сам в сговоре». Как объяснил Александр Николаевич питерским журналистам, «даже при приеме на госслужбу у нас сейчас новичков инструктируют о необходимости незамедлительно сообщать начальству о попытках дачи взятки или запугивания».

Главное — власть перестает, кажется, стесняться называть вещи своими именами. Признает, что взяточничество глубоко проникло в ряды госаппарата, затронув практически все звенья, увлекло все чины, от рядовых до занимающих высокие посты. И Петербург тут, увы, в числе лидеров. По официальным оценкам, взятки, которые дают петербуржцы, в среднем в два раза больше, чем в других регионах страны. Об этом без малого год назад говорил, выступая перед депутатами местного парламента, начальник Управления МВД по Петербургу и области генерал-лейтенант Сергей Умнов. Даже цифру назвал: 328 тыс. рублей. В Москве — порядка 300 тысяч рублей. Это по итогам 2013-го. А вот более свежие данные, пока предварительные, за только что минувший год. Их обнародовал заместитель генерального прокурора России Александр Буксман. Средний размер полученных в том году в стране взяток превышает 680 тыс. руб. То есть, уже в два раза больше! «Все цифры могут быть только оценочными, поскольку надо иметь в виду огромный латентный (скрытый — ред.) слой коррупции, — утверждает Александр Эммануилович. — Ведь официальная статистика коррупционной преступности — лишь верхушка айсберга. Точной цифры коррупционного оборота никто в стране привести не может».

За девять месяцев 2014 г. прокурорами на местах выявлено в общей сложности почти 300 тысяч нарушений антикоррупционного законодательства. К дисциплинарной ответственности привлечено свыше 58 тыс. человек, к административной — более 8 тысяч.

Как раз в начале прошлого года борьба с коррупцией, и её основной составляющей — взяточничеством, была в очередной раз объявлена первостепенной задачей для власти. За четыре года до этого бывший тогда президентом РФ Дмитрий Медведев констатировал, что «коррупция — далеко не самая важная и не самая опасная проблема России, поэтому я считаю нецелесообразным сейчас на нее отвлекаться. Конечно, своими „откатами, взятками, распилами“ они наносят ущерб бюджету, порой колоссальный. С ними надо бороться, но это будет уже следующий этап, 2015-й год. Для Российского Государства главная ценность — не денежные знаки, а люди, россияне, их жизнь, их безопасность. Гораздо опаснее коррупционеров — облаченные властью убийцы, либо пособники убийц. И с ними нужно начать бескомпромиссную борьбу».

Ну, вот и дожили до 2015-го. И что там у нас со взятками, откатами, распилами? Задала этот вопрос знакомому сотруднику горспорткомитета, пообещав не называть его имени. Человек он, более чем уверена, честный, порядочный. За долгие годы службы в спортивном ведомстве и на карандаш там не позарился.

— Как-то объявили конкурс на проведение престижных соревнований с солидным бюджетом от международной федерации. Желающих было много. А выиграла малоизвестная организация со скромными возможностями. Провела турнир ниже среднего уровня. Стали выяснять. Оказалось, чтобы выиграть конкурс, заплатила одному из членов комиссии. Вернув затем эту сумму с лихвой после получения средств на организацию и проведение соревнований. Угадать такие вещи непросто. Фирмы плодятся со скоростью света. Понятно, что ту, которая «засветилась» на взятке, уже никто близко к подобному конкурсу не подпустит. Потому она быстренько ликвидируется, на свет появляется другая, с новыми учредителями, названием…

Схожие случаи есть и в другом городском ведомстве — по культуре. Но там даже на условиях анонимности отказались это обсуждать. Честь мундира превыше всего! Да, собственно, где у нас не давали и не брали хотя бы раз в жизни?!

Прокомментировать проблему ваш корреспондент попросила постоянного эксперта «СП» генерал-майора МВД в отставке, экс-депутата городского парламента нескольких созывов Аркадия Крамарева.

— Брали, берут и будут, к сожалению, брать, — констатирует Аркадий Григорьевич. — Потому, что, во-первых, есть те, кто готов давать, и те, кто рад взять. А, во-вторых, такова у нас в стране система власти, что слишком многое зависит от чиновников. Плюс — общее падение нравов в России за последние 25 лет. Моральных табу почти не осталось. Я пришел служить в МВД в советское время, в так называемые «застойные» годы конца 1960-х/начала 1970-х годов. По сравнению с нынешними их можно назвать золотыми. Взяточничество в СССР пресекалось жестко, наказание по выявленным фактам было вплоть до расстрела.

«СП»: — Вам лично когда-нибудь предлагали мзду?

— С первых лет службы в милиции я выступал категорическим противником каких-либо подношений, даже коробки конфет. Как и многие мои коллеги. Так что к тому времени, когда возглавил ГУВД, уже имел репутацию «не берущего». Если бы кто сунулся ко мне с подобным, спустил бы для начала с лестницы. А потом устроил бы «показательную порку», передав дело в суд и добившись публичности процесса.

«СП»: — Сурово!

— А так и надо в этих делах! Только жесткая власть способна если не победить, то, как минимум, значительно снизить коррупционную составляющую. Между прочим, исторический факт: в Италии во время Второй мировой войны практически на «нет» сошла «работа» считавшейся непобедимой сицилийской мафии. Так поприжали её.

«СП»: — По вашим наблюдениям, опыту, кто чаще всего «дает» и кто обычно «берет» из власть имущих?

— Решить все вопросы взяткой предполагают чаще всего бизнесмены. Не только сейчас, во все времена. А берут, как правило, чиновники средней руки, надеясь, в свою очередь, купить себе затем таким же способом более престижное место. И мелкие, от которых мало что зависит, но они умеют «напустить дыма», обозначая свою важность. Где культуры меньше, там и с моралью проблемы, а, значит, больше и возможностей для нарушений.

«СП»: — На ваш взгляд, постановление губернатора Полтавченко о попытках совращения чиновников взяткой, поможет хоть как-то решить проблему?

— Вы знаете, во многих европейских странах давно практикуются подобного рода отчеты. Они в какой-то степени дисциплинируют, что ли, человека. Понятно, сильно повлиять на изживание взяточничества во власти вряд ли смогут. Но всё лучше, чем ничего.

Свой антикоррупционный рецепт — у депутата Госдумы РФ Игоря Зотова. Полгода назад он представил Верховному суду на экспертную оценку законопроект, согласно которому коррупционная деятельность в оборонной сфере будет приравниваться — ни больше, ни меньше — к государственной измене. По мнению И. Зотова, должностные лица, чьи действия или бездействия «повлекли падение обороноспособности страны», должны наказываться сурово. Заметим, в оборонном ведомстве, по данным военной прокуратуры, расхищается каждый пятый рубль.

Другой депутат Госдумы Олег Михеев предложил лишать госслужащих, уличенных в коррупции, права на пенсию по выслуге лет. Он считает, что такая пенсия является серьезным стимулом, поскольку за 25 лет стажа дается прибавка в размере 75 процентов от оклада. И ссылается на Сингапур, который таким образом практически искоренил взяточничество. Но что нам маленький южный «бананово-лимонный Сингапур» с нашими-то просторами и количеством чинуш разных мастей! Они за годы службы так «уворуются» — и пенсии никакой не надо, хватит на безбедную жизнь себе, детям и внукам-правнукам.

— Ничего кроме улыбки данные предложения моих коллег у меня не вызывают, как и постановление губернатора Полтавченко о докладах по факту посягательств на взятку, — говорит Борис Вишневский, депутат законодательного собрания Петербурга. — Не поможет борьбе с коррупцией. Если и направлять такого рода документы, так не в мэрию, а в правоохранительные органы, это их задача разбираться с разного рода правонарушениями.

«СП»: — Извечный русский вопрос: что же делать?

— Нужно, на мой взгляд, резко сократить тот круг вопросов, который чиновник может решать самостоятельно, по своему усмотрению. А, часто, и не по чину. Ведь у нас как принято: сначала посетителя направляют к обычному клерку для изложения своих вопросов и предложений. А дальше либо к вышестоящему коллеге, либо «решают на месте». Кроме того, и, наверное, в главных. Для искоренения или хотя бы сокращения коррупции в стране должны быть независимыми суд и СМИ. Плюс — публичность процессов над взяточниками, особенно высокого ранга. Можем мы сейчас этим похвастаться?

Фото: Nikolay Gyngazov/ Russian Look

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня