Общество / Кризис на Украине

Заноза для Кернеса, песня для Моторолы

Год назад зародился харьковский антимайдан, который перерос в движение Сопротивления

  
19626
Заноза для Кернеса, песня для Моторолы

В январе 2014-го Харьков выглядел оплотом антимайданного движения. В том числе и благодаря громким декларациям тогдашних региональных лидеров, находившихся при власти и командовавших «Украинским фронтом» (был такой — ровно до дня бегства Януковича). Харьков бурлил 23 февраля, «русская весна» врывалась в административные здания 1 марта, 6−7 апреля, 13 апреля… После того как отставной губернатор Добкин и мэр Кернес умыли руки, спрятав георгиевскую ленту в глубокий ящик, у антимайдана стихийно появились новые лидеры. История харьковского сопротивления начиналась с чистого листа…

Одним из лидеров георгиевского протеста стал Антон Гурьянов, координатор общественно-политического движения «Русский Восток». В антифашистских колоннах, на митингах, в эпицентре волнений он был легко узнаваем, выделяясь высоким ростом, большими очками, хорошо поставленным голосом, основательностью суждений, экспрессивностью воззваний. Когда развернулась репрессивная кампания по отлову «сепаратистов», Гурьянов пополнил ряды харьковчан в изгнании…

Накануне Нового года он поехал из Москвы в Донецк, чтоб встретить своего друга и учителя, профессора Алексея Самойлова — одного из харьковских политзаключенных, освобожденных в результате обмена пленными. Вскоре после этого мы смогли побеседовать с Антоном Гурьяновым.

— Самойлова встретил мой товарищ из ополчения Донбасса, который принимал участие в обмене. А мы с Константином Долговым на его машине отправились в Донецк. Когда прибыли на место, Алексей Самойлов уже ждал нас в кафе «Легенда»…

"СП": — Еще с кем-то из харьковчан, освобожденных в результате обменов, виделись в Донецке?

— Я сейчас не буду называть конкретных имён: у многих из ребят остались родственники в Харькове. Но встретил я многих, несколько десятков человек. Это были и товарищи по стоянию под памятником Ленину, и соратники из движения «Русский Восток», и просто знакомые.

«СП»: — Что рассказал Самойлов о своем пребывании в застенках СБУ? Почему его несколько месяцев скрывали?

— В сентябре его действительно готовили к обмену. Но, видимо, кто-то в Киеве посчитал, что Самойлова обменивать не надо. И Алексей Николаевич 56 дней провёл в одиночной камере. Официально он был как бы отпущен, но всё это время его удерживали вне всяких рамок закона во внутренней тюрьме СБУ. По словам Алексея Николаевича, переступать таким и другими способами закон в угоду политическим интересам стало обычным делом на территории, контролируемой киевской властью. Фашизм перестал быть чем-то инородным. Он стал обыденной средой обитания.

«СП»: — Летом, во время ареста Самойлова, тебя искали в его доме. А где на самом деле ты тогда был?

— Да, я жил некоторое время в доме Самойловых. У меня был непростой период… И я нашёл понимание и моральную поддержку у своих друзей. Мы активно обсуждали происходящее и с Алексеем Николаевичем, и с приходившим в гости Алексеем Лукьяновым, активистом наших харьковских протестов. А на момент обыска и ареста Алексея Самойлова я находился в Донецке, на частной квартире. Я тогда работал совместно с правительством ДНР над государственным строительством молодой народной республики.

«СП»: — Ты стал «звездой Ютуба», когда появилось видео с донецкого «мальчишника» Моторолы, накануне его свадьбы. Ты там поешь песню «Вы слышите, грохочут сапоги…».

— Было дело, да (улыбается). Я в то время активно взаимодействовал с Павлом Губаревым — мы стали настоящими товарищами и продолжаем работать на общее дело. Он и пригласил меня. Меня потряс уровень дисциплины даже во время досуга: на столе было только безалкогольное пиво! Употребление алкоголя было запрещено Стрелковым, и этот приказ соблюдался со всей ответственностью. Моторола и его бойцы — мировые ребята! Там же я познакомился с командиром бригады «Кальмиус» Константином Кузьминым. Оказалось, что политические взгляды у нас общие и идеологию мы видим в похожем ключе. Много было бесед, песен, мнений и простых разговоров. Мне показали, как правильно держать автомат с подствольником. До этого я несколько раз стрелял из обычного автомата АК-74, а вот такую машинку впервые взял в руки. В общем, очень приятный получился вечер.

«СП»: — Если оглянуться на весь год харьковского сопротивления, на весь ход событий, — каким тебе видится результат? Как ты думаешь: может, участникам георгиевского протеста стоило попытаться использовать энергию, возможности и ресурсы бывших региональных лидеров и властей для противодействия ставленникам майдана, сыграть на противоречиях и конфликтах между Кернесом и Аваковым?

— По сути, в Харькове происходила борьба между тремя силами — силами майдана, антимайдана и украинского олигархата, который хотел воспользоваться плодами народного возмущения. В этом смысле георгиевский протест повёл себя политически совершенно верно. Его лидеры, заняв бескомпромиссную позицию, не дали возможность старой элите, в лице Кернеса и Добкина, воспользоваться нашим сопротивлением для своих интересов. Иначе антимайдана уже не было бы как такового. А были бы бригады самообороны, которые боролись бы с «правосеками» за бизнес Кернеса против Авакова. Этим занимается, например, бывший «оплотовец» Барбарян, пытаясь по сусекам наскрести наёмников в свой отряд. Незавидная была бы судьба такого сопротивления.

Надо понять один простой момент: «разводяг» и напёрсточников, которыми являются по сути своей идеологии харьковские олигархи, нельзя обыграть на их поле. Думаю, что несмотря на временное отступление харьковского антимайдана в подполье, отказ от слияния с командой Кернеса был правильным выбором. Конечно, нам не хватило организованности, умения вести конспиративную работу, преодолевать конфликты, вычислять провокаторов и стукачей. Но в апреле Харьков взял на себя первый удар режима и дал возможность сопротивлению Донецка и Луганска выиграть время, укрепить свои позиции. Со временем, я уверен, Харьков вернёт себе свои позиции в строительстве нового государства на руинах распадающейся Украины.

«СП»: — Провозглашение Харьковской народной республики 7 апреля было фальстартом? По крайней мере, голосование «депутатов республики», происходившее только в вестибюле и на ступеньках обладминистрации, именно так и выглядело…

— Возможно, сам захват обладминистрации 6 апреля и был неким фальстартом. Но объявление республики было ключевым моментом, который придал смысл всему протесту в Харькове. Напомню, что до этого события протестные лидеры водили харьковчан по городу с невнятными целями и лозунгами, пытаясь добиться чего-то обращениями и требованиями к властям. Власти же однозначно показали своё отношение к харьковчанам, возбудив уголовные дела против освободителей ОГА (1 марта) от правосеков и прочих майданщиков, покрывая нацистов, убивших двух человек на улице Рымарской… Протестное движение должно было обрести смысл в виде цели и начать двигаться к ней. ХНР стала этой целью и этим знаменем. Референдум мы ещё проведём. Ждать мы уже научились.

«СП»: — 13 апреля участники георгиевского протеста, осаждавшие мэрию, вынудили Геннадия Кернеса пойти на переговоры, и ты в них участвовал. Они были безрезультатными? Что лидерам сопротивления следовало бы тогда поменять в своей тактике?

— Не вижу смысла менять что-либо. В политике я придерживаюсь правила — позиция должна быть чёткой и ясной. Как к союзникам, так и к врагам. Кернес чётко позиционировал себя в ситуации как враг. Он напирал на свой авторитет, что де он Кернес и через два часа от меня и моих друзей ничего не останется. Я сказал, что мы готовы умереть за свои идеи. А готов ли он? Кернес не нашёл слов в ответ. Что здесь можно поменять? Да ничего. Мы остались на тех же позициях. И время постепенно расставляет всё на свои места. Хитрый разводяга всегда мелок в своих устремлениях и боится тех, для кого деньги не главное. Потом его помощник Барбарян со своими молодчиками приезжал в Донецк и искал меня там…

«СП»: — Многие участники сопротивления нашли пристанище в Донецке, когда уже опасно было находиться в Харькове?

— Многие из харьковчан сейчас в ополчении. Но есть и такие, которые видят себя в гражданской деятельности. Некоторые — особенно молодёжь — нашли себя в работе в новых органах власти. Но многие нуждаются в помощи и поддержке, особенно бывшие политзаключённые, не имеющие по сути ничего, даже документов. Я с товарищами сейчас работаю над проектом помощи таким людям на территории ДНР. Если всё получится, то будет польза и ДНР, и харьковчанам.

«СП»: — А именно?

— Сейчас я занимаюсь двумя направлениями. Первое — чисто практическое. Это помощь нуждающимся на территории ДНР харьковчанам, которые оказались там в качестве беженцев без средств к существованию. Мои возможности очень ограничены, поскольку я использую только свои личные средства и средства моих друзей. Второе направление — это создание концепции государственного строительства Новороссии: идеология, законотворчество и многие другие нюансы. Цель — создание на территории Украины нового русского государства, базовой реальной ценностью и основой которого являлся бы русский цивилизационный выбор и социальная справедливость. Харьковчане в Донбассе мужественно сражаются в ополчении, трудятся в государственных структурах, работают, помогают ДНР как только могут. Я рад за своих земляков и буду помогать им. Для этого мне никаких сил не жалко.

Фото предоставлено автором

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня