18+
среда, 29 марта
Общество

По майору Евсюкову плачут полковничьи звезды

В нынешней системе МВД России нет ничего невозможного

  
16

Вменяем был глава ОВД «Царицыно» майор милиции Денис Евсюков, когда в апреле принялся расстреливать людей, или нет? Этот вопрос именно сегодня, 9 июля, стал одной из главных тем дня. Сначала СМИ распространили новость о том, что экспертиза признала его психически здоровым. Чуть позже представители Следственного комитета прокуратуры официально заявили, что «заключения по Евсюкову пока нет — экспертиза продолжается».

Ну, а пока она продолжается, другие участники истории, похоже, начали уходить от ответственности. Так глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявил, что лишившийся своего поста главы московской милиции генерал Пронин останется и в будущем работать в системе МВД. Пронин, который не сам, а по прямому требованию президента страны, после истории с Евсюковым, был отправлен в отставку, таким образом, отделается легким испугом. Никто никаких расследований на его счет вести не будет — во всяком случае, министр об этом ничего не сказал. Хотя именно кровавая история главы ОВД «Царицыно» была настолько вопиюща, что буквально требовала полномасштабного расследования коррупции в органах столичной милиции времен генерала Пронина. Требовала ответа на вопросы: как такие Евсюковы — земляки главного московского милиционера получают свои должности и не «отстегивают» ли кому-то из вышестоящих начальников за свои погоны, кресла и спокойствие?

Вопросы эти после выступления Нургалиева, похоже, следует опять перевести в разряд риторических. Со слов главы МВД, новый начальник ГУВД Москвы будет назначен к середине августа. Тем, наверняка, по традиции и успокоятся.

В связи с этим появляются обоснованные сомнения и в том, что точно также из-под удара в конечном итоге не уведут и самого «виновника переполоха» — майора, в пьяном или наркотическом угаре застрелившего троих и ранившего еще восьмерых попавшихся ему на пути граждан. Наверное, если сложится именно так, то удивляться не стоит. Тем более, что нечно похожее случалось.


Мы уже начали рассказывать об истории, случившейся в забайкальском городке Борзя, где капитан ДПС Андрей Филиппов застрелил ни в чем не повинного водителя, и ему за это, можно сказать, ничего не было. «Свободная пресса» побеседовала с женой убитого, которая рассказала подробности той истории. Истории, способной шокировать любого нормального человека. И одновременно показывающей, что для системы МВД даже убийство граждан, по сути, не является чем-то предосудительным.

Татьяна Кокташева, жительница поселка Шерловая Гора близ городка Борзя, вдова Виктора Кокташева :

— Все произошло четыре года назад. Это была суббота, и Виктор возвращался вечером домой на собственной «Волге». Рядом сидел его знакомый. На одном из перекрестков стояли два гаишника. В то время, как один из них проверял уже остановленную машину, второй махнул Виктору дулом автомата, поскольку ни полосатых жезлов ничего другого у него в руках не было. Виктор профессиональный водитель с большим стажем, работает на автобусе и возит людей. Я уверена, если бы он заметил останавливающий взмах милиционера, наверняка остановился. Видимо, не заметил. А может, хотел объехать стоящую на обочине машину и там остановиться. По словам свидетелей, скорость у него была небольшая. Увы, этого уже никто не узнает. Так вот, не отъехал он и десяти метров как раздался хлопок. Как рассказывает попутчик мужа, он оглянулся на выстрел и увидел дырку в заднем стекле, тут же ему на колени лицом вниз упал Виктор. Пуля попала ему прямо в затылок. Он скончался на месте.

«СП»: — Как ситуацию представляли на суде адвокаты обвиняемого и сам Филиппов?

— Якобы, Филиппов останавливал некий мотоцикл и кричал: «Стой, стрелять буду!» В это время «Волга» мужа зацепила его крылом, Филиппов крутанулся, упал и непроизвольно выстрелил.

«СП»: — Как вы относитесь к этой версии?

— Я думаю, это сплошной обман. Во-первых, о следе, якобы, оставшемся на переднем бампере от ног гаишника, на суде говорили лишь заинтересованные лица - сами милиционеры, которые явно выгораживали своего коллегу, и больше — никто. Экспертиза на наличие микроскопических остатков ткани на бампере не проводилась. На суде защита говорила, что, якобы, были снимки следа, но куда-то затерялись…

Во-вторых, как можно, упав на землю сбоку от машины, пустить пулю так, чтобы она пробила заднее стекло и попала водителю в затылок?

Но версия, что гаишник был сбит и выстрелил случайно, активно проталкивалась. Приговор первого суда — 4 года заключения — Филиппову удалось обжаловать. И вот второй суд принял именно его версию. А между прочим, через четыре дня после убийства мужа его машину в рамках служебной проверки осматривал заместитель руководителя Читинского областного управления внутренних дел. И в его протоколе тоже не было зафиксировано, что след от удара имелся.

Теперь про пулю. Все свидетели показали, что был один хлопок. Но в рожке автомата у Филиппова не хватало трех патронов. К нам на суд приехал замначальника баллистической лаборатории областного УВД и начал утверждать, что свидетели могли принять очередь из трех выстрелов за один.

«СП»: — Как это?!

— Вот так! Он противоречил себе же, утверждая, что все пули должны были попасть в цель. Следователи перерыли всю машину, месяц искали, но нашли лишь одну пулю, которая пробила голову Виктора и осталась в машине. Нашлась также и одна гильза.

«СП»: — Какой смысл в том — один был выстрел или три?

— Смысл вот в чем. В рожке не хватало трех патронов, так и не выяснили, где милиционер стрелял еще дважды. Но этот момент замяли и списали на убийство моего мужа.

«СП»: — Первый приговор Филиппову в 2006 году был четыре года, хотя прокурор просил шесть лет. Сколько он фактически отсидел?

— После суда его должны были этапировать в Читинский СИЗО. Но его поместили в изолятор временного содержания (ИВС) нашего же Борзинского райотдела милиции, где он работал и где больше десяти суток не имеют права держать. Там он пробыл несколько месяцев. Я сама видела, да и знакомые мне рассказывали, что Филиппова часто отпускали домой. Короче, сидел, как на курорте. Я подавала жалобу в прокуратуру. Там подтвердили, что он содержится в ИВС, но ничего не предприняли.

«СП»: — Что было потом?

— Потом он подал кассацию, приговор отменили, а его вообще отпустили из-под стражи. Последовала еще одна кассация. А в мае 2009 года состоялся суд, Филиппова приговорили к году и шести месяцам за «неосторожность». На этом дело закрыли. Самое странное, что все эти четыре года после убийства он не прекращал работать в милиции.

Я по этому поводу подавала жалобу в областную прокуратуру, а те спустили ее в нашу — районную. Там мне сообщили, что отправили представление начальнику областного УВД, дескать, на каком основании Филиппов остается в рядах милиции. Ответ посоветовали узнать самой. Я позвонила в областную милицию, и мне там ответили, что в конце 2008 года, то есть задолго до окончания суда, Филиппов был переведен на работу в областное ГИБДД. Фактически пошел на повышение.

«СП»: — Что вы намерены делать?

— Буду подавать на новое расследование. Писала в Верховный суд, но там мне отказали в возбуждении дела. Думаю, у них там корпоративная солидарность. Ведь и в зале суда постоянно присутствовали многочисленные коллеги подсудимого Филиппова, вплоть до заместителя начальника областной ГИБДД Николая Михайлова. Считаю, что своим присутствием они оказали поддержку Филиппову и психологическое давление — на меня и свидетелей.


Конечно, истории майора Евсюкова и капитана Филиппова во многом разнятся. Например, в количестве жертв, а главное — резонансе, которая получила первая и не получила вторая. Широкая огласка кровавой бойни, наверняка, и не даст спустить дело Евсюкова на тормозах. Подчеркнем еще раз, резонанс, а не сам факт убийства или даже количество трупов.

Еще один момент. Как показала история Филиппова, законодательство позволяет сохранить звание и должность даже осужденному за убийство. Больше того — отправить его на повышение. Забайкальские прокуроры утверждают, что по закону «О милиции» этот вопрос отдается на усмотрение начальства и «нет прямого указания об обязательном увольнении осужденного сотрудника милиции». То есть, теоретически майор Евсюков, даже если дело дойдет до суда и все сложится не в его пользу, вполне еще может себе стать полковником. Во всяком случае, решать это будут генералы. А может быть даже и тот самый Владимир Пронин.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня