18+
пятница, 26 мая
Общество

Путь газопроводу «Набукко» расчищали огнем «по площадям»

Нападение Грузии на Южную Осетию было продиктовано стратегическими интересами США

  
48

Сейчас представляется уже практически очевидным: американцы (точнее, представители «неоконсерваторов» в администрациии президента Буша) натравили Саакашвили на Южную Осетию прежде всего для того, чтобы очистить от потенциального российского влияния трассу газопровода «Набукко».

Нефтепровод «Баку-Тбилиси-Джейхан» не имеет экономического значения (он загружен незначительно, в том числе и из-за некачественных работ на грузинском участке), но имеет геополитическое: именно он оторвал от России Закавказье. Смысл проекта «Набукко» — точно такой же отрыв от России стран Средней Азии, обладающих потенциалом экспорта газа: Туркмении, Узбекистана и, в меньшей степени, Казахстана.

Сутью операции в Южной Осетии для американцев, насколько можно судить, был выход грузинских войск к Джаве (географический центр Южной Осетии) или, если повезет, к северу от нее с окружением находящихся в Цхинвале российских миротворцев. Предполагалось, что российские войска введут в Южную Осетию один-два батальона, при соприкосновении с которыми у Джавы или к северу от нее грузины остановятся. Затем для разъединения сторон в Южную Осетию войдут «международные» (то есть натовские) миротворцы, которые де-факто передадут власть над ней грузинам (как они де-факто передали контроль над Косово албанцам).

Цель изначально заключалась в «интернационализации» конфликта, в обеспечении втягивания российских войск в Южную Осетию, так как только при этом условии задним числом можно было объявить вторжение грузинских войск ответом на российскую агрессию (о которой потом так много и убедительно говорили российские либералы вроде Латыниной и Илларионова). Именно поэтому грузинские войска не предприняли серьезных попыток разрушить или хотя бы блокировать Рокский тоннель: американским организаторам войны нужно было не просто отдать Южную Осетию Грузии, но и обосновать передачу ее основной части российской агрессией.

План был рационален и вполне разумен, однако его, насколько можно понять, испортил Саакашвили, начавший штурм Цхинвала и увязший в нем: тщательно обучавшаяся грузинская армия так и не смогла взять город, обороняемый ополченцами. При этом началось уничтожение миротворцев, что дало России (наряду с попыткой геноцида ее граждан) полноправную причину для ввода войск и вынудило обеспечить его масштабный характер.

То, что это не была «провокация российской военщины», вполне однозначно и окончательно доказывает совершенно безумный бардак не только в российской информационно-пропагандистской сфере (продолжающийся, кстати, до сих пор), но и в войсках: достаточно сказать, что боевое управление, по-видимому, было потеряно уже по прохождении Рокского тоннеля.

Результатом войны для Грузии и США стало серьезное стратегическое ухудшение положения грузинского участка газопровода «Набукко».

В самом деле: до войны ему угрожала непризнанная республика Южная Осетия, в силу самой своей непризнанности находившаяся под постоянной угрозой. Ведь любой ввод грузинских войск без попытки истребления мирного населения — например, в целях паспортизации — не давал России никаких поводов для вооруженного вмешательства! Между тем теперь Южная Осетия формально стала государством, имеющим российские гарантии защиты практически при любых условиях.

До войны Грузия держала Южную Осетию за горло при помощи грузинских сел (в том числе кольцом окружавших Цхинвал); теперь этих сел больше нет, и грузинам некого винить в этом, кроме собственного президента и его американских покровителей.

До войны Россия де-факто несла ответственность за поведение Кокойты и, соответственно, достаточно жестко контролировала его, сознавая его уязвимость. После победы этот контроль во многом утрачен, о чем свидетельствует изгнание из Южной Осетии с позором организатора обороны Цхинвала и прекращение даже тех хозяйственных работ, что велись раньше (так как отпала конкуренция со стороны благоустраивавшихся грузинских сел).

Если сегодня с территории Южной Осетии вдруг начнется обстрел Грузии (например, нефтепровода или будущей трассы газопровода), Кокойты совершенно спокойно заявит, что это грузинские диверсионные группы, и российские военные не будут иметь стимула призывать его к порядку: для них будет проще сделать вид, что Кокойты прав. До войны им пришлось бы навести порядок просто потому, что они находились под угрозой удара со стороны Грузии и грузинских сел; теперь ее нет.

Таким образом, нападение на Южную Осетию серьезно ухудшило стратегическое положение Грузии — не говоря уже о том, что оно значительно затруднило ей выход на российский рынок (а другого рынка у Грузии просто нет — по сугубо географическим причинам). Однако главное, что эта агрессия бумерангом ударила по стратегическим интересам США, которые, по всей видимости, науськивали Саакашвили на Южную Осетию.

Об авторе
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня