Общество

Вирус подражания

Ярослав Белоусов о заимствовании российской оппозицией украинской символики

  
5125
Вирус подражания

Имитация внешних форм жизни той или иной страны не является на нынешнем историческом отрезке чем-то уникальным для России. Это стародавняя болезнь российской интеллигенции.

Началась она ещё тогда, когда в нашей стране возник слой достаточно образованных людей. Первыми такими носителями обширных гуманитарных знаний оказались церковники, поддержавшие реформу патриарха Никона в XVII веке. Несогласные с переходом на греческий образец церковной службы священнослужители ушли в оппозицию. Так произошел «раскол» — событие, коренным образом изменившее траекторию русской истории. Вполне вероятно, что, будучи наслышанным о перекройке духовной жизни народа в эпоху правления своего отца, Петр Алексеевич ещё в юные годы задумал свои реформы, внесшие множество противоречий в естественное развитие страны.

Затем была эра преклонения перед Францией. «Ах! Франция! Нет в мире лучше края! /Решили две княжны, сестрицы, повторяя/Урок, который им из детства натвержен» — примерно так, устами героев Грибоедова можно охарактеризовать настрой российской богемы. В широкие массы, представленные крестьянством, эта франкомания не проникла — сказывалось отчуждение в объеме потребляемых благ, социальном статусе и образовании. Да и частной собственностью труженики земли не обладали — даже во время отмены крепостного права царь Александр II побоялся пойти на этот, с точки зрения окружавшей его аристократии, радикальный и неприемлемый шаг. Но к концу XIX века франкомания выдохлась.

Затем наступил черёд германофилов. Поначалу эта волна захватила консервативные круги и царскую семью, всё больше связывающую себя узами с немецкими княжескими династиями, но с появлением теории Маркса впиталась и революционными кружками. Торжествовавшие в октябре 1917 года большевики были вскормлены западной, в частности, немецкой социально-политической мыслью и представляли собой абсолютно европейское идейное и политическое течение. Но с приходом к власти в Германии Гитлера, германофильские настроения среди советских элит быстро улетучились.

В 90-е годы наступил момент, когда уже США для российской интеллигенции выступили образцом свободы и демократии. В стране звучала песня «American Boy», а российские правые пытались быть похожими на американских республиканцев. После 2003 года, им, тем не менее, попасть в парламент не удавалось, а граждане России переставали верить в то, что США теперь друзья России. Американофилия исчезла также быстро, как и появилась.

Не избежали иностранных маний и нынешние российские оппозиционеры. Украинофилия стала поверхностным, неискренним, но весьма важным и, по сути, ключевым свойством их современного состояния. Начало этому было положено ещё в 2004 году оранжевым Майданом. Флаги цвета апельсина, карнавальные политические шествия и флеш-мобы, риторика о свободе и демократии с тех пор стали неотъемлемыми атрибутами некоторой части оппозиции, преимущественно либеральной. Многие с этим мирились, так как не видели ничего опасного в ритуальной игре с символами бескровной и безобидной киевской революции, весело и задорно оттеснившей и Кучму, и Януковича от власти в Украине.

Затем наступил новый Майдан — уже не оранжевый, а желто-голубой с грозными вкраплениями черно-красного, невероятно боевой и агрессивный, в отличие от первого. Сожженные покрышки, дубинки, щиты, «коктейли Молотова», травматические пистолеты, «тризубы» на стягах — вот атрибуты новой революции. Энергия и пассионарность бьют через край, архаика в виде факельных шествий возрождается посреди современных городских пейзажей, а песня «Никогда мы не будем братьями» вместо «Разом нас багато» становится гимном второй революции.

Большинство жители России не могут симпатизировать тому, что породил Майдан — борьбе с русской культурой и языком, разрушению памятников героям Великой Отечественной войны и фигурам царской России. Но вместо того, чтобы адаптироваться к национальной специфике нашей страны, оппозиционеры стали слепо копировать всё украинское.

Для начала — украинские национальные цвета в любой атрибутике — флагах, лентах, баннерах.

Затем поменялись лозунги. Абсурдно слышать от либерального политика со сцены приветствие боевиков Украинской повстанческой армии Степана Бандеры «Слава Украине! Героям слава!» после того, как на протяжении нескольких лет человек говорил о недопустимости любого национализма, и, в первую очередь, русского.

Затем в ход пошёл и остальной жаргон киевских революционеров: «Майдан», «Даёшь люстрацию», «Герои не умирают», «Небесная сотня», «Русский правый сектор» и прочее. Воспринимать это всё иначе, как попытку вызова историческому бытию России и её народа, невозможно. Ведь были и у нас Минин и Пожарский, вечевые сходы, Новгородская и Псковская республики, традиции вольного казачества, но иррациональный и чужеродный «Майдан» затмил всё подлинно национальное.

Но утверждение самих себя в качестве субстанциально «иных» обрекает часть нашей оппозиции на радикальное отторжение остальной Россией. Такие «иные» перестают восприниматься как просто, пусть и антивластная, альтернатива. Теперь для большинства это совершенно иной народ, иная культура.

Мне возразят, что украинцы — это наши славянские братья, и их нельзя сравнивать с французами, немцами и американцами. Да, украинцы долгое время были ветвью русского народа, но, начиная с XIX века, в их культурной сфере стали проходить необратимые изменения, ускорившиеся после распада СССР и противопоставившие наши народы примерно так же, как хорватов-сербам в единой Югославии. Вражда среди родственных народов порой оказывается ожесточённее той, что идёт между дальними странами и культурами.

Но всё-таки мне кажется, что всё это временно. Даже большевики в 1930-е годы вспомнили, что есть русская культура и русская история, а не только Маркс и Энгельс с Розой Люксембург. Пройдет время, и бывшие украинофилы будут с румянцем стыда на щеках вспоминать, как им приходилось испытывать «радостное чувство освобождения» в то время, когда радикалы сжигали людей в Одессе, а в Донбассе шла война, унося с собой жизни тысяч мирных людей.

Фото: Илья Питалев/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня