Харьков: кто взорвал комбата?

На фоне сообщений о диверсиях и терактах в городе усиливаются репрессии

  
9759
Харьков: кто взорвал комбата?

Из-за угрозы теракта харьковские власти отменили шествие по главной улице, посвященное годовщине со дня рождения Тараса Шевченко.

Чествовать украинского поэта планировали утонченные ценители изящной словесности: общественные организации «Гражданская варта», «Правый сектор"*, «Евромайдан-Харьков», «Автомайдан-Харьков», ультрас ФК «Металлист»… Именно они подавали заявку о проведении 9 марта митинга и шествия. А заседание согласительной комиссии Харьковского горисполкома по этому вопросу проходило 6 марта — в тот день, когда на улице Познанской был взорван автомобиль Volkswagen Transporter, принадлежащий командиру специального батальона милиции «Слобожанщина» Андрею Янголенко.

Вице-мэр Игорь Терехов заявил: «Мы крайне обеспокоены ситуацией, которая сложилась в городе в связи с тем, что сегодня произошел еще один теракт, когда был взорван автомобиль. Поэтому мы будем обращаться в суд, чтобы ограничить это мероприятие в плане шествия. Мы хотим, чтобы в Харькове был мир и спокойствие, и не можем допустить новых человеческих жертв и террористических актов».

Во время взрыва пострадали комбат «Слобожанщины» и его жена Инна (боец этого батальона). Они были доставлены в городскую клиническую больницу скорой и неотложной медицинской помощи. Сразу же в Фейсбуке Арсена Авакова появилось предоперационное фото Андрея Янголенко с перевязанной окровавленной рукой. По сообщению заместителя харьковского мэра Светланы Горбуновой-Рубан, у комбата — осколочное ранение руки, у его жены — осколочное ранение спины. Врачи утверждают, что у нее — проникающее ранение грудной клетки.

Основная версия происшествия — теракт. Взрывы стали привычной данностью постмайданного Харькова. Жители города давно уже критически относятся к официальным сообщениям. Происшествия такого рода вызывают главный вопрос: «Кому выгодно?» Харьковчане перестали верить многочисленным журналистским сообщениям и сводкам силовиков об оперативных задержаниях диверсантов. Часто эти сводки оказываются взаимоисключающими. Вот и новость о покушении на комбата вызвала множество допущений. Так, харьковчанин по прозвищу Зенитчик (имя и квалификацию просил опустить) рассуждает: «Характер повреждений машины указывает на то, что взрывное устройство находилось в салоне. Обычно машина минируется под днищем. Может, пан милиционер возил с собой „сувенир“ из зоны АТО и цацка тупо сдетонировала? Далее. Если покушались за профессиональную деятельность, то есть масса более простых способов. А взрывать дорого и хлопотно. Опять же, все вменяемые люди знают: ментов убивать нельзя — поднимается волна ментовского террора. Да и журналисты с камерами подозрительно быстро на месте оказались. Или сидели в кустах, ждали?.. Нас не будут обстреливать „Градами“, нас будут взрывать. Задача сценаристов этого цирка: посеять в городе панику и ужас, а подрывы — самое оно для таких целей. А кто у нас в стране самый крупный владелец взрывчатки?»

Андрей Янголенко — в недавнем прошлом прапорщик харьковского «Беркута». Был членом УНСО**, сторонником евромайдана. В те дни, когда майдан превратился в горячую точку и харьковский «Беркут» командировали в Киев, Янголенко и его брат отказались ехать туда. При новой власти их промайдановская позиция была конвертирована в руководящие должности. Министр Аваков доверил братьям командовать добровольческими батальонами «Слобожанщина» и «Харьков-1».

В конце прошлого года Андрей Янголенко оказался фигурантом громкого скандала. Группа бойцов батальона «Слобожанщина» написала заявление в прокуратуру, обвинив свое руководство в мародерстве, разворовывании волонтерской помощи, превышении служебных полномочий, жестоком обращении с жителями Донбасса, стрельбе по собственным подчиненным. В ноябре об этом рассказал в эфире областного телевидения заместитель прокурора Харьковской области Валерий Романов. Было начато расследование. Потом оно «раздвоилось» по территориальному принципу: какие-то действия руководства батальона попадали в зону ответственности прокуратуры Донецкой области, какие-то — нужно было расследовать в Харьковской области. Дело замялось. Из взбунтовавшихся добровольцев, вынесших сор из избы «Слобожанщины», вскоре было сформировано подразделение «Восточный корпус».

Недавно «Восточной корпус» принимал участие в боевых действиях. А буквально в тот день, когда взорвалась машина комбата Янголенко, это подразделение было отозвано из зоны т.н. «АТО» в связи с напряженной ситуацией в Харькове (в результате теракта, произошедшего 22 февраля во время шествия активистов евромайдана возле Дворца спорта, погибли четыре человека).

Пока Харьковскую область лихорадит от новых военных поветрий и террористических тенденций, центральная власть пытается «нагнуть» местные выборные органы для беспрекословного следования киевским курсом в определении виновника всех бед. Однако 25 февраля Харьковский горсовет отказался включить в повестку дня сессии вопрос о поддержке решения ВРУ (Верховной Рады Украины) относительно признания Российской Федерации государством-агрессором. А 5 марта Харьковский облсовет уклонился от включения этого вопроса в повестку. Против признания России страной-агрессором проголосовали коммунисты. Регионалы, в свойственной им манере, не голосовали вовсе. Депутат Владимир Алексеев резонно заявил: «Если бы была агрессия, здесь на Украине всё закончилось бы в течение шести дней. Поэтому давайте не будет устраивать скачки хотя бы в этом зале. За нами стоит территориальная громада и решение социально-экономических вопросов. А нам предлагают заняться политическими скачками».

Для принятия решения о включении «агрессорского вопроса» в повестку дня не хватило 8 голосов. Это очень возмутило губернатора Игоря Райнина: «Люди гибнут, танки ездят, „Грады“ стреляют. А здесь решения нет?». Он даже пригрозил «уклонистам»… начальником областной милиции, который должен обратить на них внимание. Новый губернатор, взывающий к сознательности депутатов, напоминал растерянного школьного учителя, который угрожает непослушным ученикам, что пожалуется на них в детскую комнату милиции. Но оппозиционные депутаты дали понять, что «спасение рядового Райнина» — не их забота.

Присутствовал на сессии облсовета и экс-губернатор, депутат Верховной Рады Михаил Добкин. Он обвинил Райнина в запугивании и унижении депутатов. Намекая на увеличивающееся количество местных депутатов, откровенно переметнувшихся на сторону власти или старающихся по-тихому угождать ей, Добкин напомнил: «Сегодняшнее форматирование сессионного зала — это не волеизъявление людей».

Тезис о внешней угрозе стал навязчивой идеей ставленников Киева. В то же время, жители Харькова замечают другую закономерность: угроза возникает там, где появляются активисты майдана. Какое-то время назад недавний губернатор Балута и министр Аваков любили повторять одну и ту же мантру: Харьков не повторил судьбу Луганска и Донецка, потому что власть «купировала» сепаратизм. Иными словами: подавив мирный протест, отстояли мир в Харькове. Но, оглядываясь на недавнюю историю отношений города с евромайданом и новым режимом, среднеарифметический харьковчанин (который теперь вынужден, высказывая свою позицию, шифроваться под прозвищем, как тот же Зенитчик) четко выстраивает причинно-следственную цепочку и ее узловые точки.

Первая угроза мирному городу возникла четыреста дней назад, когда туристы с киевского майдана впервые открыто проорали в харьковском метро: «Слава нации! Смерть врагам!». Им понадобилось полтора месяца на то, чтоб начать превращать слова в дела.

После трагедии 14 марта на Рымарской, власть пыталась убедить харьковчан, что это частности, не касающиеся мирных граждан. И вот сегодня Харьков планомерно превращается в горячую точку. Последнее массовое шествие противников власти состоялось еще 9 мая. Власть и карательная система сделали всё, чтоб больше не допустить мирных демонстраций с символикой Победы. Взамен Харьков получил бесконечные сводки МВД и СБУ о взрывах, диверсиях, терактах. В реляции того же начальника областной милиции, к которому апеллировал губернатор Райнин, прозвучала цифра: 1000 арестованных сепаратистов. «Сепаратистами» заполняются тюремные камеры, а в то же время в город бесконечно завозятся оружие и боеприпасы из зоны т.н. «АТО». И эти оружие и боеприпасы имеют свойство — периодически выстреливать и взрываться…

На днях советник министра МВД Антон Геращенко ходатайствовал о награждении трех милиционеров, которые задержали на въезде в Харьков бойцов добровольческого батальона, пытавшихся провезти из зоны т.н. «АТО» целый арсенал оружия. Задержанные объяснили: оружие везли для подготовки к партизанской борьбе в случае российской агрессии…

За неимением российских оккупантов, харьковские силовики пока последовательно борются с коммунальными предприятиями и детскими аттракционами. 5 марта проведен обыск в парке имени Горького — при этом работа билетных касс аттракционов была заблокирована. Мэр Геннадий Кернес прокомментировал ситуацию в интервью местному телеканалу: «Нет ни одного коммунального предприятия или департамента горсовета, где бы мы не получили по несколько запросов от разных прокуроров. Вопросы одни и те же, а прокуроры разные. Проверяют все, чтобы дискредитировать работу предприятий. Складывается впечатление, что горсовет и я работаем, чтобы формировать будущие уголовные преследования. Ибо все те успехи и новации, которые реализуют коммунальные предприятия, прокуратуру не интересуют. Зато они цепляются за каждую мелочь. А все потому, что есть такой городской голова Кернес, который не принимает определенных имиджевых решений. Я имею в виду то, что Харьковский горсовет не признал, что Россия является агрессором… Я не хочу выглядеть трусом и буду оставаться до конца на своем рабочем месте, а там как Бог даст».

Всё чаще слышны мнения о том, что напряженная обстановка в Харькове нужна тем, кто точит зуб на мэра и хотел бы заменить его своим ставленником. С другой стороны, кочуют версии о том, что взрывоопасная ситуация может играть на руку и губернатору Райнину, если он подумывает о смене руководства в кабинетах местных силовых структур…

За всеми этими харьковскими войнами остался почти незамеченным один судебный приговор в Балаклейском районе Харьковской области — за антивоенную гражданскую позицию… Два года лишения свободы с испытательным сроком на год получил старший лейтенант, командир сводного подразделения ГП «Балаклейский ремонтный завод», в конце прошлого года отказавшийся выполнять приказ об отправке своего взвода и техники в зону боевых действий.


*Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал экстремистской деятельность организации «Правый сектор». Ее деятельность на территории России запрещена. — прим. ред.

** Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал экстремистской деятельность организации УНСО. Ее деятельность на территории России запрещена. — прим. ред.

Харьков

Фото: Сергей Козлов/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня