Общество

Технология распада

Ярослав Белоусов о том, кто и как способствует расчленению российского общества

  
3819
Технология распада

Для большинства экспертов, как оппозиционных, так и провластных, прописной истиной является признание духовного единства российского общества. Для одних это является проявлением «ватной» психологии граждан, их незрелости и неспособности оценить блага, которые нам предоставляет Западная цивилизация. Для других это несомненный плюс, так как граждане всецело поддерживают политику руководства страны и никогда не дадут повода усомниться в своём неприятии киевского Майдана. Обе точки зрения предвзяты и не учитывают главного: единство народа, населяющего страну, не может постоянно произвольно самовоспроизводится.

Для этого необходима соответствующая политика государства. Но её мы как раз-то и не видим. Вернее, государственная политика есть, но она настолько противоречива, что постоянно даёт поводы для обвинений в неэффективности. Одним из таких противоречий является весьма пространное «содействие этнокультурному многообразию народов России», закреплённое в программе по развитию российской нации. Необходимость следования данному положению уже не раз приводила к эксцессам. Взять, например, республику Карелия, где, собственно, самих карел насчитывается менее 10% населения. Но это не помешало карельским националистам в конце прошлого года инициировать сбор подписей для Законодательного собрания с требованием прописать в конституции республики второй государственный язык — карельский. Вроде бы невинная идея — активисты просят всего-навсего уравнять в языковых правах 65 тысяч карел и более чем полумиллионное русское населения. Смотрится демократично и прогрессивно.

Но имеет ли это какое-либо отношение к западным политической практикам? Нигде, пожалуй, кроме как в Швейцарии, язык меньшинств не имеет того статуса, которого добиваются «борцы за счастье» Карелии. Ретороманский язык, на котором говорит 0,5% населения альпийской республики — единственное исключение, но этот язык скорее региональный, чем этнический. Мы же не застрахованы от того, что вслед за провозглашением государственности карельского языка спустя некоторое время активисты не заявят о новых требованиях — квоте для карелов в местном парламенте или особом пограничном режиме с Финляндией. Откуда пойдёт всякая интересная «помощь». А дальше эскалация обстановки вплоть до требований суверенитета для региона. Запад, несомненно, поддержит «стремление молодого народа к демократии» — вполне стандартная схема. А на полмиллиона русских в Карелии, как и на их два миллиона в Крыму, ревнители идей плюрализма и секунды внимания не обратят.

Это такая технология, которая уже доказала свою эффективность в нескольких государствах СНГ. Власть, неважно, комсомольско-партократическая или прозападная, в определённый момент интенсифицирует процессы коренизации. Во всём — в языковой политике, в образовании, относительно паспортного режима. В это же самое время позиционирующие себя «демократами» лидеры общественного мнения в России начинают рассказывать всем интересные истории о том, что русские, живущие в Украине, Казахстане, Прибалтике и Средней Азии, на самом деле давно никакие не русские вовсе. Так, обычные «совки». А «совковость» надо изживать. Допускаются разные способы. Винтовки тоже сгодятся. Ведь не «мы же будем стрелять», верно?

Так от России отрезается масса граждан, которая при любом другом раскладе была бы дружелюбно настроена к России. Где-то жестко, как в Украине, а где-то мягко, как в Белоруссии, близких нам людей постепенно превращают в скрытых врагов. Скрытых — потому что эти люди и выглядят как мы, и даже могут говорить как мы. Но то, что мы услышим от них, будет шквалом ненависти к России.

Но это всего лишь первая стадия. В России обязательно найдутся «герои», готовые нести знамя освобождения ингермландской/сибирской/казацкой/дальневосточной «наций» от «московитского» ига. Более того, таких бойцов за «счастье народное» заинтересованные силы назовут «настоящими русскими». Если одурачить граждан не удастся, ставку сделают на «ползучую» дерусификацию в некоторых регионах. Например, в Татарстане, где не только русским националистам, но и активистам НОД, состоящего в движении Антимайдана, перекрыли путь на митинг в честь годовщины воссоединения России с Крымом. Такой сигнал — в Москве митингуйте, а здесь вам не Россия.

Нам кажется, что Россия такая большая, что сколько ни теряй земель и людей, у нас в избытке останется и того, и другого. Однако это не так. Россия чрезвычайно сложная по своему составу страна, и скреплять её разнородные элементы — мусульман, буддистов, иудеев, жителей Татарстана и Карелии может только русский народ. Но это не означает, что силы русских бесконечны. Если государство будет бросать нас, как это было в девяностые в Прибалтике и Средней Азии, делать вид, что миллионы соотечественников на самом деле никакая не родня, а граждане новых «независимых государств», реакция в определенный момент все-таки наступит, когда её никто не ждёт.

И эта реакция никому не понравится. Ни вещателям о «прогрессе», ни региональным наместникам.

Сполна получат все.

Фото: Сергей Савостьянов/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Денисов

Директор украинского филиала Института стран СНГ

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня