Общество

В поисках консолидации

Тюркскому миру необходима модернизация идеологической доктрины

  
1456
В поисках консолидации

В РФ с мая 2014 г. говорится о «русской весне». Это не тема данной статьи, и «русская весна» — это специфическое явление, но термин «тюркская весна» приемлем для анализа процессов сегодняшнего тюркского мира, и для обозначения мегапроекта тюркского мира.

«Тюркская весна» — это не помпезные конференции, не академические статьи (хотя и это нужно), а повседневная, кропотливая работа по совершенствованию тюркской нации.

Что такое «тюркская весна»? Это отдельная, большая тема, и эта статья — первая попытка дать обоснование необходимости «тюркской весны». И тут уместны слова Ленина: «поменьше пышных фраз, побольше простого, будничного дела». И с самого начала необходимо обозначить главный вектор: модернизация тюркского мира не решается общими теоретическими рассуждениями, высокопарными словами, а требует практических результатов.

Тюркский мир — это пантюркизм. Да, есть доводы ряда экспертов, которые утверждают, что пантюркизм — это искусственно-теоретическая конструкция. Но когда пантюркизм рассматривается не как геополитика или экспансия, не как ареал расселения близких по культуре, языку и менталитету народов, а как поиск максимально рациональной формулы развития тюркской нации — в этом случае и пантюркизм обретает совершенно иной смысл, и критика пантюркизма беспредметна. Да, сегодня пантюркизм в какой-то мере абстрактная идея, и часто — всего лишь декларации. Но если эту идею наполнить конкретными, созидательными действиями — у этой идеи огромный потенциал.

Тюркский мир — это амбиции без конфликтов с кем-либо. Тюркский мир — это не попытка создать империю. Время империй прошло. И если кто-то пытается возрождать империи — занимается саморазрушением.

Я — гражданин России, и констатирую: в тюркском мире России нет религиозных конфликтов, шовинизма, или оголтелого взаимоотторжения: мирно сосуществуют православные христиане (чуваши), буддисты (тувинцы), мусульмане (татары). И в России один из главных факторов стабильности, одна из определяющих реальностей — русско-тюркская ткань, разрыв которой — катастрофа. (И это особая тема.) И нельзя забывать слова произнесенные Гумилёвым в 1992 году: «Если Россия будет спасена, то только через евразийство». Но расшифровка этого тезиса сложна и неоднозначна. В этом тезисе несколько смыслов понимания евразийства.

Но я категорически не согласен с тезисом Гумилёва о противостоянии идеологии Запада и идеологии евразийства. Это не воспринимал и Ильин, и другие русские философы. Евразийство не антизападная идеология. Противопоставлять евразийство Западу — контрпродуктивно. Рациональный вариант — взаимное обогащение идеями и опытом.

* * *

Что делать, чтобы тюркский мир стал принципиально новой идеологической и цивилизационной общностью, и преобразовался в один из полюсов влияния в современном мире?

Фрэнсис Фукуяма: «Япония и Южная Корея начали развитие с формирования своего человеческого потенциала, с образования и обучения своих народов». И тут подразумевалось не только школьное и университетское образование, а формирование у «верхов» и «низов» новых параметров понимания мира, и формирование тех морально — этических, и культурных принципов в стране в целом, и в каждой личности в отдельности, что являются импульсом интенсивного развития нации и формируют креативный человеческий материал.

На этой основе появились «азиатские драконы». Эти же «дрожжи» поднимают Китай. Там поняли незамысловатую методику: разбудить инициативу миллионов рядовых людей. Каждый человек должен понимать свою ценность и самодостаточность вне зависимости от своего социального статуса.

На этой основе коммунистический Китай мощно и талантливо продвигает рыночные реформы. Китай, не чураясь ничем, не изображая из себя обиженного и непонятого Западом (и не противопоставляя себя Западу) и остальным миром, ни на кого не задираясь, хладнокровно, без псевдоидеологических «заморочек», избегая медийной истерики и псевдополитической конфронтации, селективно вбирает в себя все лучшее, что есть на Западе (и в России). И невозмутимо матереет. Китай занят решением внутренних задач, что неотвратимо ведет в международный «клуб доминирующих». У Китая нет времени и желания конструировать псевдопроблемы, и отвлекаться на них.

* * *

Россия, Беларусь, Казахстан создали Евразийский экономический союз — ЕАЭС. Это единое экономическое пространство. И я убеждён, что должно быть единое идеологическое пространство. (Но не политическое). Элита и рядовые люди ЕАЭС должны найти оптимальный путь развития в современном мире. Должны быть единые принципы жизнедеятельности. Единая цель. Это может сделать только идеология. И лидеры России, Белоруссии и Казахстана понимают это.

Президент Казахстана Назарбаев: «Сила любого государства — в его народе», «Чтобы государство состоялось, необходимы дух нации, достоинство нации, вера в нацию».

Президент России Путин: «России нужна новая консолидирующая идея — если кто-то предложит нечто подобное в новых условиях — это было бы здорово». «Создать новый народ».

Президент Белоруссии Лукашенко: «Нужна национальная идея, которая понятна и академику, и крестьянину», «Идеология для государства — это то же самое, что иммунная система для живого организма».

Президенты чувствуют потребность в идеологии. Лидеры нащупали то звено, за которое вытаскивается цепь. Но работа экспертов в этой сфере тянется вяло, эпизодически, и часто тема формирования и продвижения идеологии халтурно дискредитируется. По крайней мере, это происходит в России.

Казахстан, Россия, Беларусь в единой сцепке — самодостаточная, и если с умом, ни от кого не зависящая цивилизация. И она должна быть конкурентоспособной по отношению к цивилизации Запада и к цивилизации Китая. И речь не о конфронтации, а о состязательности.

Можно сколько угодно принимать помпезные «программы развития», тасовать колоду высокопоставленных чиновников, суетиться в прочих «верхушечных» выкрутасах — но на финише неотвратимый тупик. Как стать конкурентоспособным? Ответ прост: выковать «внизу» первостепенный, генерирующий ресурс — это инициативный, творческий человек. И их должны быть миллионы. Идеология «взращивает» таких людей. И у идеологии ещё свойство — моральная мобилизация нации (не путать с милитаристской, или с авральной).

В конце 80-х, начале 90-х в СССР произошёл разрыв единой социальной ткани (и между нациями, и главное — внутри наций). Предполагать, что всё само собой «рассосётся», — государственно-управленческий идиотизм. Аллармизм тоже не уместен, но вопрос стоит критически остро: «быть или не быть». Да, окончательно можно и не сгинуть, но и из унизительной роли «младшего брата» (по отношению к Китаю), или «вечно догоняющего» (по отношению к Западу) — не избавиться.

Идеология — способ развития, курс на экономические, политические, и культурные сверхдостижения. Суть идеологии — 5 принципов, которые безоговорочно будут восприняты всем социумом («верхами» и «низами») России, Белоруссии и Казахстана, но не принуждением, а пониманием их безусловной истинности. (И это предмет обстоятельного разговора.)

Белоруссия более всех продвинулась в поиске продуктивной идеологической концепции. Это и интенсивный процесс, и личное участие Лукашенко: «у меня на столе 10 книг по идеологии, но ни одна из них не устраивает».

РБ, РК, РФ должны скооперироваться в деле формирования и продвижения единой идеологии. И в этой команде роль первопроходца у Белоруссии. Почему? Выработка идеологии подкреплена с 1994 года конкретными делами на государственном уровне. И тут есть, чему поучится.

Но специфика ситуации такова, что если Казахстан не поддержит Беларусь, то усилия Лукашенко останутся локальным явлением. И поддержка Казахстана в разработке и продвижении единой консолидирующей идеи в интеллектуальном и информационном пространстве ЕАЭС решающая.

И если взглянуть на процесс футуристически — новые принципы социально-экономического функционирования, и позитивные результаты этого, на определённом этапе возможно транслировать (как один из вариантов современной идеологии) в Западную Европу и Северную Америку, не ограничиваясь интеллектуально — информационным пространством ЕАЭС. И это не фантазии. Чем Белоруссия, Россия и Казахстан хуже остальных?

И это будет не экспорт идеологии (как делали коммунисты), а равноправный вклад в интернациональную копилку идей, которые изменяют мир.

Фото: Екатерина Штукина/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня