Салафиты захватывают Германию

Власти ФРГ бессильны перед бурным ростом сторонников радикального ислама

  
15149
Салафиты захватывают Германию
Фото: EPA/ТАСС

Берлинское отделение Федерального ведомства защиты Конституции (Bundesamt für Verfassungsschutz, сокр. BfV; контрразведка) опубликовало анализ текущего состояния салафитской общины в столице Германии.

Как следует из этого документа, общее количество проживающих в Берлине салафитов - сторонников ультраконсервативного направления ислама, составляет 650 человек, из которых 340, говоря казённым языком, «постоянно ориентированы на насилие». По данным берлинского BfV, из 650 столичных салафитов на «священную войну» в Ирак и Сирию выехали около 90 человек, но более или менее точная информация у контрразведчиков есть только в отношении 60 из них:

— возраст этих «воинов джихада» от 19 до 30 лет, но четверо были несовершеннолетними;

— двенадцать человек уже имели боевой опыт, приобретённый в Афганистане, где они воевали против международных сил ISAF на стороне талибов; ещё двое в начале 1990-х годов участвовали в гражданской войне в Боснии на стороне мусульман;

— из 60 берлинских салафитов, отправившихся в Ирак и Сирию, только четверо являлись немцами («Biodeutschen»), 16 человек — выходцы из Чечни и Дагестана;

— более трети (19 человек, или 31%) не имели законченного школьного образования, что значительно выше, чем в среднем по берлинским иммигрантам, где этот показатель составляет 16%.

Примечателен заключительный вывод анализа столичного BfV: «Существует мнение, что агрессивные салафиты радикализируются больше через Интернет и меньше в мечетях, но это не относится, как минимум, к берлинским салафитам. Большинство из 60 человек поддерживало контакты с известными Ведомству мечетями и другими местами, используемыми исламистами для встреч».

Что в Германии происходит бурный рост числа салафитов, правоохранительные органы отмечают уже не первый год. По данным федерального BfV, на конец апреля 2015 года их общее количество составило 7,3 тыс. человек, при том, что ещё в начале месяца было менее 7 тыс. Из этих 7,3 тыс. выехали в Ирак и Сирию 680 человек, каждый третий вернулся, около 50 из вернувшихся приобрели там боевой опыт. Около 1000 разделяют взгляды террористов, а примерно 260 человек сами морально готовы к совершению терактов.

По данным BfV, салафиты в Германии — это сеть из примерно 100 ячеек (группировок) численностью от 10 до 80 членов каждая, и не только мужчин, но и женщин. Во главе ячейки стоит лидер, пользующийся авторитетом у остальных её членов. При этом BfV не квалифицирует салафизм как воинственное мировоззрение, хотя считает, что он создаёт питательную среду для радикализации его сторонников, общее число которых, по оценкам спецслужбы, около 43 тысяч человек.

Настоящими оплотами салафитов в Германии уже стали Северный Рейн-Вестфалия, а также города Гессен и Берлин.

Как отмечал в майском (2015 года) докладе федеральный президент BfV Ханс-Георг Маасен, «сообщество салафитов в Германии растёт без остановки. Это делает почву для джихада более благодатной. Салафиты хотят создать в Германии исламское государство. Наиболее подвержена влиянию радикального ислама так называемая группа „Четыре М“ — мужчина, мусульманин, мигрант, малоуспешный в школе или в социальной группе. Но на сегодняшний день неизвестно, каким образом молодые люди приходят к радикальной доктрине салафизма буквально в течение нескольких месяцев, а иногда и дней», — признаёт Маасен.

И что же он предлагает противопоставить этому явлению?

Главный контрразведчик ФРГ призывает к «лучшей организации мероприятий по предотвращению дальнейшего распространения салафизма в Германии». По его мнению, в первую очередь, надлежит «препятствовать вербовке проповедниками салафизма новых членов, чтобы эти ловцы человеческих душ, которые выступают на площадях городов, стоят перед школами и раздают Коран, не получали больше доступа к молодым людям, а также следить за тем, чтобы заключённые в тюрьмах не получали доступ к салафитам и не перенимали у них радикальных настроений».

Иными словами, один из руководителей правоохранительных органов Германии признаёт факт беспрепятственного распространения идей воинствующего салафизма среди молодёжи, в том числе среди контингента закрытых от внешнего воздействия пенитенциарных учреждений!

Как такое может быть?

«Механизм действия не нов. Обычные уголовники тоже расширяют свои криминальные контакты в тюрьмах», — говорит профессор криминологии Высшей школы полиции в Мюнстере Йоахим Керстен. В интервью Deutsche Welle он провёл параллели с правым экстремизмом:

«Всё это мы уже наблюдали в восточных федеральных землях после объединения Германии, когда в тюрьмах образовывались ячейки, расширявшие и утверждавшие подобное мировоззрение. Возникает вопрос: что можно сделать, чтобы тюрьмы в Германии не становились местом распространения радикального исламизма? Надо учесть следующее: салафиты организовывают поддержку заключённым. Например, ими создан специальный онлайн-ресурс для помощи отбывающим срок джихадистам. На этом портале призывают писать письма заключённым, собирать для них деньги или просто распространяют пропаганду, обвиняя чиновников в произволе или плохом обращении с братьями по вере. Некоторые активисты целенаправленно работают с заключёнными. Они поддерживают контакт с лишёнными свободы „братьями“, следят за тем, чтобы осуждённые не отдалились от религии, и поддерживают единоверцев в попытках радикализировать сокамерников».

Повторюсь: и это в тюрьмах. На свободе же бурно растёт не только число сторонников салафитов, но и степень их радикализации. И происходит это уже который год.

Но вряд ли можно отнести к задачам контрразведки выработку всеобъемлющего плана профилактических мероприятий — спецслужбе надлежит вести оперативную работу. И она её проводит:

— выявлены, отданы под суд и уже осуждены члены так называемой «зауэрландской ячейки», готовившие серию взрывов в общественных местах, посещаемых военнослужащими США;

— выявлен «чемоданный террорист» из Кёльна;

— выявлены террористы, заложившие сумку с бомбами на вокзале в Бонне;

— в январе текущего года в Вольфсбурге выявлены пять человек, один из которых — 41-летний турок, провозгласив себя «эмиром», возглавлял группировку, состоящую из граждан Турции и России (чеченцев и дагестанцев), готовя их к участию в джихаде в Сирии, а его 43-летний соотечественник оказывал организационную и финансовую поддержку группировке.

И это лишь малая часть примеров успешной работы контрразведки. Но ей ли заниматься профилактикой? Скорее, это дело исполнительной власти. Однако её высокие представители продолжают твердить мантру о том, что «необходимо идеологически противодействовать распространению идей агрессивного салафизма».

Как такое противодействие осуществляется, видно на примере Северного Рейна-Вестфалии.

Ещё в начале 2014 года в трёх городах этой федеральной земли — Бонне, Бохуме и Дюссельдорфе, стартовала правительственная программа под названием «Путеводитель» («Wegweiser»). К её реализации привлекли социальные ведомства, детские и школьные учреждения, мусульманские общины, спортивные союзы и церковь.

За основу был взят опыт Великобритании, где действует аналогичный проект: если молодой человек начинает проявлять радикализм, то на него стараются оказать воздействие социальные работники или служащие ведомства по делам молодёжи. Как сообщалось, «для этого необходимо, чтобы родители, учителя, соученики или коллеги по работе были внимательными и делились с государственными службами своими подозрениями».

Не знаю, как в Британии, но в Германии эта программа положительного результата не принесла, хотя денежных средств в неё было вбухано изрядно. Да и не могла принести. Социальные и школьные работники в этих вопросах абсолютно некомпетентны. Кроме того, они по определению вызвали бы отторжение у потенциальной «паствы» (тому есть масса объективных причин). А функционеры мусульманских организаций, мягко говоря, избегают конфронтации со своими агрессивными единоверцами, предпочитая от них дистанцироваться. Если же их в этом упрекнуть, они сразу выдвигают «защитный», по их мнению, тезис — как это сделал, к примеру, управляющий Исламским культурным центром Вольфсбурга Мохамед Ибрагим после январского разгрома местной ячейки салафитов: «За действия или мнение меньшинства нельзя обвинять всех мусульман», — предостерёг он немецкую общественность от обобщений.

А что же немецкая общественность? А немецкая общественность, к крайнему неудовольствию властей, продолжает тысячами выходить на улицы больших и малых городов Германии под лозунгом движения Pegida («Патриотичные европейцы против исламизации Запада»). И как бы ни шельмовали это движение проправительственные СМИ, отмахнуться от него властям уже не удаётся.

Германия

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня