18+
четверг, 27 июля
Общество

Кто смотрит на Западе наше кино?

На этой неделе в стране не осталось ни одного значимого кинематографиста. Все именитые разъехались по заграницам. В Каннах проходит традиционная Неделя российского кино, болгарская Албена принимала мастеров детского кинематографа, а в Латвии подводят итоги кинофорума «Экология души»

  
474

Уютная Юрмала, избалованная юмористами и поп-звездами, на этот раз квартировала у себя серьезных кинематографистов, чьи фамилии даже на Западе произносят с правильным ударением и без ошибок. Начался форум с творческой встречи Никиты Михалкова, и завершится фестиваль 29 августа презентацией нового проекта Сергея Соловьева(эксклюзивные подробности вы сможете узнать на сайте «СП»). Жюри короткого метра возглавил фаворит Канн и Венеции Андрей Звягинцев, а свои новые фильмы для программы предоставили Павел Лунгин, Карен Шахназаров и Николай Хомерики — еще один баловень Каннского фестиваля, чьи фильмы неизменно попадают в программу престижного биеннале.

— Мы приглашаем только звезд мировой величины, — объяснил «СП» «кадровую» политику генеральный продюсер кинофорума «Экология души» Василий Мельников.

Примечательно, что фестиваль в Латвии проводится без господдержки. Ни российское, ни латвийское правительства не являются соучредителями кинофорума. Показ самых успешных наших фильмов - частная инициатива Мельникова, который в 2007−2003 годах прокатывал в странах Прибалтики до 40−50 российских новинок. Но позже продюсерские компании решили взять под одно крыло и производство, и зарубежный прокат фильмов. Теперь в Латвии случается пять-шесть русских премьер в год.

— Наш форум дает возможность показать заинтересованному зрителю фильмы, отмеченные критикой и наградами, — говорит Василий Мельников. — Интерес к русскому кино в Прибалтике крайне велик.

Неужели? Если верить массовой атаке телевидения и политической прессы как раз в Латвии стремятся искоренить корни всего русского. В таком случае лучше сесть на поезд или в самолет и лично убедиться в положении вещей. А то получится как с кинокритиком Евгенией Тирдатовой, которая 18 лет не была в Риге и по приезду очень долго подбирала английские слова в ближайшем магазине, чтобы купить бутылку воды. Продавщица ее не поняла и переспросила на русском: «Что-что?»

У меня лично за неделю, проведенную в Юрмале, сложилось впечатление от него как о пригороде Сочи. В кафе и на улицах звучат только русские песни, на пляже одни москвичи, случайно услышанная французская или немецкая речь вызывает недоумение, а латышское наречие воспринимается вообще как северное сияние. Поэтому наше кино тут смотрели. Правда, с претензией. «Царя» Павла Лунгина, рассчитанного по содержанию как минимум на выпускников исторических факультетов, простой зритель вообще не понял. С кем там дружил Иван Грозный, кому мстил, каких бесов гонял — непонятно. А вот забавный эксперимент Григория Константинопольского «Кошечка», в основе которого всего лишь четыре продолжительных мужских монолога в исполнении Олега Ефремова, Александра Стриженова, Виктора Сухорукова и Евгения Стычкина были восприняты на ура.

"Кошечка" - вообще феномен киносезона 2009 года. Фильм с бюджетом всего в 80 000 долларов, снятый за 5 дней, завершал официальную программу «Кинотавра» и получил пару призов на фестивале «Окно в Европу» в Выборге. Редкий случай, когда затраты на производство могут окупиться за счет минимального проката. С другими, миллионными проектами ситуация сложнее. Может, поэтому и возят фильмы по всему свету, авось найдется покупатель? А нужно ли вообще кому-нибудь наше кино за пределами МКАД? Об этом «СП» поведал ведущий российский киновед, доктор искусствоведения Кирилл Разлогов.

— Кино — искусство универсальное, это великолепный язык общения между разными культурами. Почему вас так удивляет проведение фестивалей русского кино в Латвии и за границей вообще? Это обычная практика. В Москве проводят недели британского, корейского, индийского кино. Мы отвечаем взаимностью. Тем более, что с некоторых пор, особенно в связи с кризисом, стало выгодно отдавать свои фильмы на более-менее обеспеченные фестивали, которые могут гарантировать хотя бы минимальный гонорар за показ. Обычно эта сумма не превышает тысячи долларов, но если послать фильм на 150 фестивалей, а это реально, то получится существенная поддержка бюджету.

Так, к примеру, фильм Андрея Звягинцева «Возвращение» целый год колесил вместе с режиссером по миру.

— Я уже не мог спокойно воспринимать самолеты и переезды, хотелось вернуться домой и выспаться, — признался «СП» Звягинцев. - «Возвращение» было продано в 75 стран. Слава богу, что «Изгнание» после продали всего в 45 стран.

Что значит «продали»? Передали права на фестивальные показы или речь идет о коммерческой выгоде?

— Фестивальная судьба картин — это отдельная история, а продажа копий подразумевает деловой подход, продажу билетов на сеансы и ожидаемую финансовую выгоду, — объяснил Кирилл Разлогов. — Самым успешным русским фильмом, который собрал только в американском прокате 3 миллиона долларов, считается «Русский ковчег» Александра Сокурова. На второе место можно поставить картину «Я — Куба» Михаила Калатозова, которую иностранные отборщики купили уже в 80-х.

Также Кирилл Эмильевич назвал «Ночной дозор», чей европейский прокат полностью оправдал миллионный рекламный бюджет на раскрутку бренда.

Из новинок Разлогов отметил картину Андрея Хржижановского «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину», которая уже получила Гран-при в Выборге и сразу была приглашена на десятки всемирных фестивалей. Выходит, успешными за границей могут быть либо фильмы с мозговыносящими рекламами, либо отмеченные профессиональными призами.

Возникает вопрос: насколько важны для западных покупателей наши внутренние цацки типа «Ники», «Золотого орла», «Белого слона» и других национальных премий.

— Любая награда придает значимости, — убежден Разлогов. — Такой фильм проще продать. Поэтому продюсеры должны четко понимать градацию фестивалей и делать точный отбор конкурсных картин.

Похоже, в последнее время мы научились прогнозировать даже успех на мировом уровне, чему примером триумф Алексея Германа-младшего и его «Бумажного солдата» в Венеции. Однако ошибок тоже хватает.

Буквально за час до написания этой статьи генеральный продюсер кинокомпании «Коктебель» Роман Борисевич каялся в том, что зря он отправил скандальный фильм Василия Сигарева «Волчок» (гран-при последнего «Кинотавра») в Карловы Вары. Там картина о безысходности жизни в российской провинции была отмечена только вторым призом. А кого у нас волнуют серебряные медали?

— Чутье подсказывало, что нужно было отправлять фильм в Локарно, там более демократичная публика. Ничего, Сигарева это обозлило. И сейчас он готовит новый проект, еще более жесткий, чем «Волчок».

На удивление сдержанно восприняли в Каннах еще один проект компании «Коктебель» — фильм Николая Хомерики «Сказка про темноту» с Алисой Хазановой в главной роли. Сцены из жизни инспекторши по делам несовершеннолетних изобиловали натурализмом и откровенным трехэтажным матом, самое приличное выражение из которых звучало как «одинокая пиздюлина». Наверное, во французском языке не нашлось достойного сравнения для адекватного по экспрессии перевода.

В Латвии же никаких переводчиков не понадобилось. И «Сказку…», и «Волчка» смотрели без титров. Сказать, что народ валом валил на показы нельзя, залы почти целиком заполнялись. Особенно на Лунгине и Михалкове, который получил от местной публики втык за то, что привез часовой кусок рабочего материала из фильма «Утомленные солнцем-2», а билеты люди покупали как на полноценный фильм.

Дело в том, что у «Экологии души» нет своих кинозалов и для того чтобы оправдать аренду, пришлось пустить большую часть билетов в свободную продажу. Покроются расходы или нет — выяснит позже бухгалтерский учет.

Фото Ларисы Камышевой, [*]

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня