18+
суббота, 21 января
Общество

За что можно и нельзя бить хачей

Судебная экспертиза установила: призывы «Убивай хача, мочи хача!», «Бей черных!» не разжигают межнациональную рознь

  
2136

В Питере Следственный комитет прокуратуры (СКП) отказался расследовать дело по избиению ученика 9-го класса Тагира Керимова. 14 февраля 2009 года на подростка напала 25−30 молодых людей и принялась избивать его с криками «Убивай хача, мочи хача!», «Бей черных, бей хачей!», «Россия для русских». После расправы Керимов несколько месяцев находился в коме, но выжил. Уголовное дело возбудили сразу после избиения, арестовали пятерых нападавших — Панина, братьев Александра и Андрея Андриянова, Воробьева и Коробчука.

Однако на днях, как сообщил «Газете.Ru» адвокат пострадавшего Дмитрий Динзе, дело передали из СКП в Главное следственное управление УВД Санкт-Петербурга. Основанием послужили результаты заказанной СКП психолого-лингвистической экспертизы.

Эксперт Центра судебных экспертиз Северо-Западного округа Елена Кирюхина пришла к выводу, что фразы «Крысам — крысячья смерть!», «Россия для русских» в контексте дела не направлены на разжигание межнациональной розни или унижение достоинства человека по национальному признаку. Направленность же публичных призывов «Убивай хача, мочи хача!», «Бей черных!» и других эксперт затруднился определить однозначно. «Данные фразы могли как иметь, так и не иметь ксенофобской направленности», что зависит «от мотивов, которыми руководствовались произносившие их». Как объяснил Динзе, следствие отказалось квалифицировать дело как покушение на убийство, потому что сочло, что у нападавших была возможность добить Керимова, но так как они сами прекратили его избивать, то и желания убить здесь не было.

Почему следствие отказывается видеть в драке националистическую подоплеку, рассуждает замдиректора информационно-аналитического центра СОВА Галина Кожевникова.

«СП»: — Галина, какой у вас главный вопрос в этой истории?

 — Давайте ответим себе на вопрос: мы чего хотим? Чтобы этих людей привлекли за насильственные действия — не буду сейчас говорить, за убийство или тяжкие телесные повреждения, — или мы хотим, чтобы в обвинении должна фигурировать 282-я статья УК РФ (разжигание межнациональной розни)?

«СП»: — Я думаю, мы хотим, чтобы все было по закону. А то получается как у Жеглова — «вор должен сидеть в тюрьме»…

 — Понимаете, я не видела текста обвинения. 282-й статьи там точно нет. Это правильно: если молодчики избивают человека, и кричат «Бей хачей!» или «Бей русских!» — неважно, они выражают свои эмоции, и демонстрируют мотив преступления, но ничего не разжигают. У них нет задачи сагитировать всех окружающих, которые на это смотрят, чтобы они тоже убивали.

Но когда отвалилась 282-я статья, мы не знаем, что осталось в обвинительном заключении. Если какие-либо насильственные действия без мотива — это безобразие. Мотив был явно всем свидетелям продемонстрирован криками «Бей хачей!» и «Россия для русских!»

«СП»: — Вы считаете, крики «Бей хачей» — это «мотив»?

 — Ну, они прекрасно показывают, что это мотив. Они бьют человека с неславянской внешностью, и при этом кричат не «Бей Васю!», что показало бы на личный мотив, а «Бей хачей!» То есть, избивают человека по национальной принадлежности. Это ясно любому без всякой экспертизы, это то, что называется здравый смысл. Зачем нужно было следователю отправлять все это на экспертизу, совершенно непонятно. Понимаете? В руководстве Генеральной прокуратуры прямо написано, что есть случаи, когда следователь совершенно спокойно не должен обращаться к экспертизе, а руководствоваться элементарным здравым смыслом. А эксперта спрашивают: «Бей хачей — это что?»

«СП»: — Вот эксперт и отвечает: «Если мотив драки не имел отношения к национализму, то и смысл призыва не будет связан с ксенофобией. Перед дракой фраза „убивай хача“ могла представлять призыв как к самому избиению, так и к его началу — боевой клич. В этом случае слова „хач“, „черных“, „хачей“ обозначали того или тех, кого следует начать бить, т. е. указывали на объект агрессии. При этом агрессия могла быть связана с его инакостью по отношению к нападавшим (русским), а могла иметь ДРУГОЕ происхождение». То есть, для эксперта наличие здесь националистического мотива — большой вопрос…

 — Эксперт ответил на какие-то вопросы. С его лингвистической точки зрения это так выглядит. Ну Бог с ним. Он лингвист, он так видит. И страшно боится взять на себя ответственность за судьбу каких-то юных людей.

Идиотизм в том, что следователь побоялся взять на себя ответственность. Побоялся руководствоваться здравым смыслом и посчитать, что выкрики «Бей хачей!» во время избиения указывали на мотив. Вот и все, это была главная точка.

«СП»: — Суд теперь может назначить нападавшим условное наказание?

 — Это от экспертизы не зависит, и даже от обвинения. Ну, будет у обвиняемых 111-я статья УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью). Это тяжелая статья, и сроки там почти такие же, как за убийство. Но условный срок не зависит ни от статьи, ни от мотива. Это очень странное и распространенное представление, что мотив «национальная ненависть» — более тяжелое преступление по УК, чем насилие из хулиганских побуждений. Это неправда, один и тот же срок.

Принципиальный вопрос в другом: мы признаем, что в России есть расизм или нет? Чтобы признать, нужна политическая воля, это признание политической проблемы. Отправка этих лозунгов на экспертизу в данном контексте — это очень странная история.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня