18+
вторник, 31 мая
Общество / Кризис на Украине

«Правый сектор» совсем теряет голову

Почему лидер националистов Ярош заявил о сложении полномочий

  
31051
Дмитрий Ярош (в центре) на заседании Верховной рады
Дмитрий Ярош (в центре) на заседании Верховной рады (Фото: AP/ ТАСС)

В кругах украинских националистов кипят страсти. В среду, 11 ноября, депутат Верховной Рады Украины Дмитрий Ярош заявил, что складывает с себя полномочия лидера националистического движения «Правый сектор» * (ПС). Об этом он сообщил на своей странице в Facebook: «Я несу персональную ответственность за все, что происходит в организации, я не могу быть „свадебным генералом“, поэтому я складываю полномочия лидера „Правого сектора“, оставаясь при этом националистом и революционером».

По версии Яроша, его взгляды на дальнейшее развитие организации разошлись с взглядами единомышленников, которые управляли «Правым сектором», пока он оправлялся от полученного в бою ранения.

А вот согласно официальному сообщению «Правого сектора», решение было принято после конференции 8 ноября, в которой приняли участие командиры боевых частей и запасных батальонов Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор», а также лидеры областных организаций и структурных подразделений движения.

Накануне Ярош получил письмо от организаторов конференции, в котором его обвинили в «уходе от революционной стратегии», говорится на сайте «Правого сектора». Прочитав послание, лидер организации на собрание ехать отказался. На конференции же было избрано руководство движения (до этого было лишь руководство партией), а также определено стратегическое направление — «непризнание бандитского режима Петра Порошенко легитимным и безальтернативность революционного пути борьбы».

Надо сказать, в последнее время «Правый сектор» действительно снизил градус накала. Например, его бойцы не принимали активного участия в столкновениях под Верховной Радой 31 августа текущего года, когда в парламенте обсуждались поправки в Конституцию, предусмотренные Минскими соглашениями. Тогда от гранаты погибли четыре представителя Национальной гвардии, а Ярош публично осудил организаторов акции из партии «Свобода».

Читайте по теме

Скандальный уход Яроша поставил «Правый сектор» на грань раскола. К вечеру среды стало известно, что три влиятельных областных организации ПС — Львовская, Днепропетровская и Харьковская — не признают отставки Яроша, и по-прежнему считают его главой движения. Так что у экс-лидера «Правого сектора» имеется реальный шанс увести за собой часть сторонников.

Киеву, надо думать, уход Яроша на руку. Напомним, что еще в июле президент и верховный главнокомандующий Петр Порошенко приказал разоружить «Правый сектор», но его приказ не был выполнен. Теперь же Киев сможет объявить, что успешно ликвидирует незаконные вооруженные формирования.

На отставку Яроша отозвались и в Москве. Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов написал в своем Twitter, что «крысы побежали с обреченного корабля украинского национал-экстремизма».

Что стоит за отставкой Яроша, как она изменит украинский политический ландшафт?

— У Яроша произошел конфликт с соратниками, но об истинных его причинах можно только догадываться, — считает директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — Надо понимать, что «Правый сектор» не является вертикально-управляемой организаций. Это, скорее, «зонтик» над различными группами украинских радикальных националистов. Некоторые называют такой тип организации франшизой. Сначала бренд «Правый сектор» засветился на Майдане и получил позитивное восприятие у части украинского общества. Дальше, в ходе разрушения государственного организма Украины, в разных регионах начали появляться группы людей, которые объединяли либо идейных сторонников радикально-националистического толка, либо просто бандитов. Все они хотели легализовать себя, и получить какой-либо бренд.

Представители этих группировок вели соответствующие переговоры с людьми из окружения Яроша, и получали право называться подразделениями «Правого сектора». После этого они продолжали свою деятельность — националистическую или бандитскую. Причем, в 90% случаев эти группы действовали по собственной инициативе, без оглядки на Яроша. Я вполне допускаю, что единственное, чего от них требовало руководство «Правого сектора» — отчисления определенного процента от нелегальных «доходов».

Но в конце концов, прежние политические бренды стали терять популярность. На Украине все большее число людей не устраивают итоги Майдана, и они все больше не доверяют Порошенко. Ярош, по сути, сохранял лояльность тем, кого радикалы привели к власти — действующему киевскому режиму. И вместе этой с властью, по мнению националистического актива, он дискредитировал себя и «Правый сектор».

Актив понимал, что «Правый сектор» растеряет авторитет и маргинализуется. Грубо говоря, что члены организации уже не смогут гоголем ходить по Киеву с нашивками «ПС», чтобы девочки на них оглядывались. Чтобы сохранить «чистоту бренда», актив «Правого сектора» выбрал для себя курс на продолжение революции.

«СП»: — Почему этот курс оказался неприемлемым для Яроша?

— Ярош на сегодня фактически стал частью украинского истеблишмента. Думаю, перед ним встал вопрос: уходить ли «в революцию», возглавив «Правый сектор», который собрался свергать «бандитский режим Порошенко»? Ярош, как человек очень неглупый, понимал: лозунгами дело не ограничится, под давлением низовых активистов придется реально заниматься революцией. Между тем, шансов на успех такой революции очень немного.

Ярош взвесил «за» и «против» — и ушел из ПС.

Все изложенное — только моя гипотеза. Но, действительно, позиции Киева сейчас достаточно прочные, поскольку он имеет поддержку со стороны Запада. С другой стороны, у самого Яроша имеются чисто человеческие обязательства перед людьми, которые фактически спасли ему жизнь и лечили его на свои деньги — перед тем же Игорем Коломойским. В том числе, поэтому Ярош действительно не хочет брать на себя ответственность за подозрительную схему войны против действующего режима — да еще с непонятными перспективами.

«СП»: — Что теперь будет с «Правым сектором»?

— Часть его членов будут пытаться продолжать революцию. Их можно остановить только серьезными репрессиями. Готов ли Киев противостоять такими методами революционному запалу — трудно сказать.

Пока нет убедительных аргументов, что Порошенко готов к решительным действиям. Напротив, член националистической «Свободы» Юрий Сиротюк, которого обвиняют в организации беспорядков у здания Верховной Рады 31 августа, выпущен из СИЗО под домашний арест.

Я предполагаю, что сейчас будет идти двойной процесс. С одной стороны, наиболее радикально настроенные националисты будут консолидироваться вокруг активистов революционного толка, с другой — военизированные группы «Правого сектора» в регионах будут оценивать силу сторон. Если Порошенко продемонстрирует силу, революционная прослойка будет отторгнута и маргинализована. Если же он попытается с ней договориться — прослойка будет расти, и в итоге попытается снести режим Порошенко.

«СП»: — Как теперь выглядит будущее Яроша?

— Он вполне может остаться в большой украинской политике. В глазах наиболее революционной части националистов он утратит авторитет. Но «Правому сектору» симпатизировали, по данным соцопросов, около 1 миллиона украинцев, и среди них преобладают умеренные националисты. Для них Ярош по-прежнему лидер.

Читайте по теме

— Ярош ушел потому, что контроль верхушки «Правого сектора» над собственно боевиками практически утрачен, — уверен президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. — Дело в том, что руководство боевых националистских организаций, в том числе «Правого сектора», все время пыталось работать в соглашательском режиме с действующей властью. С одной стороны — гасить недовольство боевиков, с другой — договариваться с режимом о преференциях себе лично. Но это не могло продолжаться вечно. Рано или поздно десятки тысяч вооруженных недовольных людей должны были сообразить, что можно не просить, а требовать.

Ярош, напомню, грозился пойти на Киев и сбросить режим Порошенко. Он делал это не потому, что лично ненавидел действующего украинского президента, а потому что таким было реальное требование фашиствующих масс. Какое-то время настроения квазиактивности Ярошу удавалось гасить. Но сейчас на Украине становится все хуже и хуже, а боевики делаются все злее. Поэтому, насколько я понимаю, возможности снижения их активности исчерпались.

Чтобы не отвечать за все, что будет дальше, Ярош ушел. Возможно, он еще успеет уехать в какую-нибудь теплую страну, и стать там добропорядочным гражданином.

«СП»: — А что будет на Украине дальше?

— «Правый сектор» и другие боевики все больше настроены на то, чтобы свернуть шею правительству. Рано или поздно они ее будут сворачивать. Этот момент Киев может оттянуть, в очередной раз начав боевые действия на Юго-Востоке. Но все равно конфликт националистических низов и верхов украинского олигархического правительства неизбежен.

Это противоречие заложено в саму природу киевского режима. Движущей силой революции на Майдане были радикальные наци, а в результате государственного переворота власть на Украине захватала очередная группа олигархов. Радикалы воспринимают это как свою незавершенную революцию.

Скажем, в Германии 1933-го, после прихода нацистов к власти, Гитлер считал, что революция завершена. А руководитель СА Эрнст Рем настаивал на ее продолжении. В итоге Рема, вместе с другими руководителями СА, убили по приказу Гитлера в «ночь длинных ножей».

Но у Порошенко нет тех сил, которые были у Гитлера. У него нет подразделений СС, которые расстреляли боевиков СА. Порошенко находится у власти, и считает, что все задачи революции выполнены. А украинские наци считают, что необходимо еще разделить собственность олигархов, построить настоящее нацистское государство и начать войну с Россией — вторгнуться в Крым, Ростов, Брянск, Воронеж. С их точки зрения, все только началось.

Эти внутренние противоречия подрывают стабильность украинской власти. Причем, убрать банды с улиц невозможно. Против них некого выдвинуть, потому что банды в значительной степени инфильтрованы в МВД и армию. Скорее, они всем скопом пойдут свергать правительство, чем станут воевать с боевиками — фактически друг с другом. Например, полк «Азов» — это МВД или боевики? А полк «Днепр-1», а все батальоны Нацгвардии?

Это противоречие раскалывает режим. Загнать боевиков за Можай или ликвидировать их Киев не может. С другой стороны, до сих пор боевики не могли взять власть в свои руки. Признание самого факта переворота США и Европой, легитимацию боевиков до сих пор обеспечивали конкретные люди — Порошенко, Яценюк и далее по списку. Если бы после Майдана на месте президента Украины оказался Ярош или Олег Тягнибок, этот переворот Запад вряд ли признал: никто не хотел мараться об откровенных нацистов, режим в Киеве был нужен с человеческим лицом.

Читайте по теме

Но по мере того, как исчерпываются ресурсы внешней поддержки, функциональная необходимость Порошенко, с точки зрения нацистов, резко сокращается. Внешняя легитимность им была нужна для совершенно определенных задач: чтобы США и Европа помогли ущучить Россию, и чтобы деньги давали. Деньги Запад давать почти перестал, Россию ущучить не помогает — какой смысл для боевиков в Порошнеко? Никакого! Поэтому рано или поздно, повторюсь, ему начнут сворачивать шею. И потому в этой ситуации нет места Ярошу с его «договорной» политикой…


*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими пять украинских националистических организаций: деятельность «Правого сектора», УНА-УНСО, УПА, «Тризуба им. Степана Бандеры» и «Братства» попали в России под запрет. Ранее в РФ было возбуждено уголовное дело против Дмитрия Яроша за призывы к террористической деятельности.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Цитата дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье