18+
четверг, 21 сентября
Общество

Нацики пообещали «заткнуть пасти» правозащитникам

На этот раз объектом угроз правых радикалов стало Московское бюро по правам человека

  
7

Московское бюро по правам человека (МБПЧ) получило письмо с угрозами от радикальных националистов и собирается пожаловаться в правоохранительные органы. — Мы намерены обратиться к генеральному прокурору и главе МВД, чтобы правоохранительные органы провели расследование. Должно быть реальное расследование, а не какая-то имитация борьбы, — сказал директор МБПЧ Александр Брод. — Угрожают реальным правозащитникам, государство должно нас защитить. Не хотелось бы, чтобы кто-то из правозащитников пополнил списки жертв национал-радикалов.

В письме в крайне грубой форме говорится, что «придет время» и членам бюро придется «заткнуть свои пасти». В завершении письма автор приводит фашистское приветствие.

Могут ли защитить себя правозащитники, рассуждает руководитель информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

«СП»: — Александр Маркович, можно ли относится к таким угрозам всерьез?

 — Письма содержания «все вы сволочи, убивать вас надо», грубо говоря, правозащитники получают довольно регулярно. Но, разумеется, многое зависит от содержания. Если в нем есть ясно выраженные намерения, они, к сожалению, вполне может обернуться реальностью.

«СП»: — На вашей памяти были такие случаи?

 — Конечно. Если говорить о правозащитниках, в Питере, в конце 2007 года, было совершено нападение на 59-летнюю научную сотрудницу Музея антропологии и этнографии РАН Валентину Узунову. На улице подошла неизвестная женщина, потребовала отдать сумку, после чего начала жестоко избивать. Помимо музейной работы Валентина Георгиевна на протяжении ряда лет возглавляет группу по правам нацменьшинств Союза ученых Санкт-Петербурга, является участником общественной правозащитной организации «Гражданский контроль». Кроме того, она регулярно по запросам прокуратуры и милиции выступала экспертом по делам, связанным с ксенофобией и преступлениями на почве национальной розни, и была чуть ли не единственным экспертом, соглашавшимся выступать на таких процессах.

«СП»: — Вам приходят такие письма, что вам ужасного обещали?

 — Мне не только обещали, ко мне и домой приходили. В последний раз — в начале этого года. Они, правда, не пытались мне угрожать через дверь — это глупо. Пытались вынудить меня выйти, представляясь то сантехниками, то антифашистами. Ну и параллельно угрожали — звонили, писали…

«СП»: — Обращение в правоохранительные органы в таких случаях эффективно?

 — Милиция, конечно, защитить может. Но… Возьмите людей, которые ко мне ходили — их спокойно могли повязать. Один раз, когда милиция приехала по вызову, она их застала, но не стала даже задерживать.

«СП»: — Милиция на их стороне?

 — Да нет, они просто посмотрели — ну, молодые люди стоят. Милиция даже поленилась проверить у них документы. Это не от сочувствия — от разгильдяйства.

«СП»: — То есть милиция, если не поднять массовую шумиху, палец о палец не ударит?

 — На низовом уровне — безусловно. Кто, скажите, на низовом уроне будет защищать человека от нападения? Отделение милиции? Но всем нам известен уровень отвественности таких милицейских работников. Теоретически, раз пришли угрозы, милиция может обратиться в Центр по противодействию экстремизму, предоставить им материалы. А те пусть попробуют найти, откуда письмо отправлено. В ряде случаев по серверу это удается понять. Но этого не делается.

«СП»: — Посмотрим на это дело под другим углом зрения. Такое письмо может быть пиар-акцией, саморекламой, организованной правозащитниками?

 — Я не думаю, честно говоря. Меня как раз не удивляет, что МБПЧ получают такие письма — они ведь работают по этой тематике. А значит, являются естественным объектом для написания писем с угрозами. Не говоря о презумпции невиновности, совершенно ясно, что это письмо действительно было.

«СП»: — Правозащитники не пытались объединиться, чтобы поднять вопрос о защите?

 — Где поднять? В сущности, это обычные дела об угрозах, которые должны расследоваться обычным порядком. Расследуются они плохо. Это сложное дело с маленьким результатом. Угрозы — легкое преступление. Даже если милиция найдет концы, и сумеет доказать, что к чему, результат будет не очень впечатляющий. А работы много.

«СП»: — То есть у милиции нет стимулов, чтобы со всем этим возиться?

 — Увы, это так.


«Убийства правозащитников — более резонансные, нежели убийства дагестанских или армянских студентов»

Московское бюро по правам человека специализируется на мониторинге ксенофобии и экстремизма. Юридическая группа ведет прием граждан, представляет их интересы в судах, оказывает правовое консультирование.

Бюро осуществляет культурно-просветительскую деятельность, издает брошюры, регулярно проводит пресс-конференции, семинары и круглые столы по воспитанию толерантности. Реализуются проекты по правовой защите бизнеса, прав потребителей, развитию гражданского общества, осуществляется контроль над соблюдением прав человека на выборах в России.

Напомним, что в феврале этого года письмо с угрозами националисты прислали заместителю директора информационно-аналитического центра «Сова» Галине Кожевниковой. В письме говорилось, что ее «чрезмерная активность по насаждению антифашизма порядком поднадоела». «Пора бы Вам, наконец, замолчать», — резюмируют авторы письма.

В этом же письме авторы отмечали, что «убийства журналистов, адвокатов и всяких там „экспертов“ гораздо более резонансные, нежели убийства дагестанских или армянских студентов», после чего заявили о своей готовности «действовать активней в этом направлении».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня