18+
вторник, 24 октября
Общество

Израильский суд вернул москвичке украденного сына

Юлия Оськина не намерена мстить мужу, похитившему его ребенка

  
16

Зарубежная Фемида становится благосклонной к россиянкам, которые пытаются вернуть своих детей на родину. Сегодня, 8 сентября, стало известно, что израильский суд вынес решение в пользу москвички Юлии Оськиной, ребенка которой тайно вывез из России бывший муж — Борис Дробачевский.

«Свободная пресса» подробно рассказывала об этой истории, берущей свое начало в мае нынешнего года.

39-летняя Юлия по просьбе бывшего супруга, проживавшего за рубежом и приехавшего на несколько дней в Москву, отдала ему 6-летнего сына на выходные. После этого она уже своего ребенка не видела. Телефон Бориса Дробачевского молчал, попытки связаться с ним через родственников ни к чему не приводили, а вскоре стало ясно, что маленький Ян вместе с отцом находится в Израиле.

Юлия долго обивала пороги различных ведомств — милиции, российского МИДа, израильского посольства в Москве, однако никто толком не мог сказать, что с Яном. В лучшем случае, чиновники обещали помочь, в худшем — футболили. Вообще, было странно, как шестилетний ребенок без согласия матери и соответствующих документов мог пересечь границу. Позже выяснилось, что Ян Дробачевский и его отец Борис Дробачевский прилетели в Израиль рейсом из Киева.

24 июня активисты движения «Молодая гвардия» провели в Москве акцию, целью которой было стремление активизировать действия МВД в поисках сына.

Помощь пришла, откуда не ждали. История с похищением мальчика получила широкий резонанс в Интернете. Незнакомые люди писали Юле, давали советы, сообщали, что видели ее сына в Израиле, подсказывали, как действовать. Приходили электронные письма и в адрес «Свободной прессы». Эти послания мы сразу пересылали Юлии Юськиной, надеясь, что они помогут ей в розыске Яна.

В июле она вылетела в Израиль. По мнению адвоката россиянки Ильи Гервица, у нее были все шансы законным путем вернуть сына на родину. Поскольку Борис Дробачевский, пустившись на авантюру с ребенком, совершил с точки зрения израильского законодательства сразу несколько правонарушений.

О том, что происходило дальше и как в данный момент развивается ситуация, нам рассказала координатор правозащитного проекта МГЕР Анастасия Антонычева, которая постоянно находилась на связи с Юлией.

«СП»: — Анастасия, вы когда сегодня в последний раз разговаривали с Юлей?

 — Часа два назад. В основном мы общались через sms. Говорить по мобильному — удовольствие для нее дорогое. Сейчас Юля уже забрала Яна, они едут в Тель-Авив. Решается вопрос о снятии запрета на выезд ребенка — он был наложен на время суда, чтобы отец мальчика опять его куда-нибудь не перевез. Снятие запрета может занять некоторое время. Возможно, несколько дней.

«СП»: — Когда состоялся суд и окончательно ли его решение?

 — Суд прошел 2 сентября, а сегодня нам стал известен результат. Как мы понимаем израильское законодательство, решение — вернуть ребенка матери — окончательное. Правда, папа, как я могу судить по сообщениям в прессе, уже просит не чинить ему припятствий для свиданий с сыном. Но мы в самом начале с Юлией это вопрос обсуждали. Она сказала, мне без разницы, сколько раз в год — дважды, как раньше, или чаще он будет приезжать в Россию для встреч с Яном. Для меня самое главное, чтобы ребенок был со мной. Юля не хочет мстить Борису за его поступок.

«СП»: — Кто помогал Юлии в Израиле? Все-таки чужая страна, другие порядки, язык?

 — Когда мы начали размещать информацию по блогам, по сайтам с просьбой о помощи, сработала обратная связь. Одни писали, что видели ребенка, похожего на того, который был на фото. Другие объясняли нюансы израильского законодательства, говорили, что надо приехать в страну и подать в суд по семейным вопросам. Другие приглашали пожить, пока идет это дело, у них. У одного из этих людей Юля первое время жила. Потом ее пригласили в гости другие знакомые. Также нам предложил помощь адвокат Илья Гервиц. Он был и адвокатом и переводчиком одновременно. Надо было, например, подать заявление в полицию, а как это сделать, не зная иврит? Вообще, сразу после приезда Юля поняла, что в Израиле ее ждут и готовы помочь. Это была большая поддержка в те дни.

«СП»: — А с сыном она когда встретилась?

 — После подачи заявления в полицию. При этом тоже происходили странные вещи. Как-то Борис отдал ей Яна на день, а забрал только дня через три, говорят, уехал куда-то на море. Ян говорил маме, что хочет домой, что друзей у него нет, играть не с кем.

«СП»: — Ян должен был идти в школу. Об этом вопрос не вставал?

 — Я так понимаю, что отец его к этому готовил. Они ходили в какую-то школу. Со слов мальчика, мы поняли, что речь идет о религиозном учреждении. Но он ничего не понимал. А в Москве Юля уже подготовила все документы для школы. Очень хотелось, чтобы он вернулся в Москву к 1 сентября. Не получилось. Но все мы все равно очень рады. Главное — сын теперь с мамой.

Корреспондент «Свободной прессы» сегодня несколько раз пытался связаться с Юлией Оськиной, однако ее телефон молчал. Говорить с Россией по мобильному в Израиле дорого.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня