18+
вторник, 31 мая
Общество

Бунт журналистов

Эдуард Лимонов о солдатах-добровольцах либерального империализма

  
16652
Бунт журналистов
Фото: Артем Геодакян/ ТАСС

Кто начинает майданы?

Я не сомневаюсь, что этот вопрос занимал последние годы последовательно умы спецслужб Туниса, Египта, Украины, да и России, пусть у нас майдан состоялся лишь в лёгкой форме и был ликвидирован в короткое время.

Именно в России ответ на мой вопрос был дан самими организаторами и делателями болотного майдана, «наши» окрестили себя лестным для них самоназванием «креативный класс».

Так как среди ораторов на Болотной площади и проспекте Сахарова в сезон «нашего» майдана было лишь ничтожное меньшинство музыкантов, архитекторов, дизайнеров, учёных, дам в норковых манто и даже оппозиционных политиков было негусто, то путём нехитрого подсчёта приходится прийти к выводу, что под «креативным классом» спрятались журналисты.

Ведь подавляющее большинство возбуждающих толпу со сцены лиц составляли журналисты, четвёртая власть.

Собчак, Кашин, А.Троицкий, С.Пархоменко, Д.Быков — это ещё звезды первой величины, а вот второй величины там их было несметное множество. А уж третьей величины и того больше.

Собственно, и переселение с площади с говорящим красным названием «Площадь Революции» на площадь с другим говорящим названием — «Болотная» организовали и провели журналисты — главным образом, империя «Эха Москвы» при участии ещё полдюжины либеральных или полулиберальных радиостанций, газет, и были поддержаны целой сетью блогеров. А блогеры — это именно современные журналисты, труженики Интернета, ежедневно возбуждающие свои аудитории.

Блогер — это такой современный солдат ползучего либерального империализма, родившийся в густом тылу врага, и рано утром вскакивающий с постели для того, чтобы будоражить в твиттере, ударять в ЖЖ, язвить в Фейсбуке и ВКонтакте.

«Против лома нет приёма» — гласит мудрая чёрно-пессимистическая поговорка. Так вот, против тысяч блогеров, сидящих за клавиатурами и проникающих непосредственно в квартиры и черепные коробки граждан, тоже нет приёма, как и против лома.

Универсального оружия этого не было в предыдущие эпохи, их гражданские войны, по сути, были ещё примитивными сражениями за скромные материальные блага того времени. А вот нашего времени сражения происходят непосредственно за души человеческие. Тысячи аргументов в сутки, часто не прямо, но косвенно вбрасывают журналисты-блогеры в души граждан.

Сложно в этой войне их победить.

Другой вопрос: почему у нас самозародились солдаты либерального империализма, завоёвывающие души наших граждан для осуществления жестокого «европейского пути развития», как они любят говорить, нисколько не скрывая, таким образом, того, чьи они агенты.

Орудуя с помощью прав человека, с помощью ложно истолкованных понятий о «развитии» и «прогрессе» о «цивилизованных» и «нецивилизованных» странах (Россию, разумеется, презрительно поместили в «нецивилизованные») солдаты-добровольцы либерального империализма воюют против России ежедневно и еженощно. Они ухитряются перевернуть все наши ценности с ног на голову.

Придя к власти в 1991 году, Ельцин и его люди не стали запрещать старый вариант Истории и мировоззрения, они позволили Новому варианту Истории и мировоззрения сосуществовать с ним рядом, и некоторое время две Истории, два мировоззрения сосуществовали бок о бок: старая патриотически-советско-русская и Новая. Слабо переругиваясь время от времени.

Однако, в конце концов, они должны были схлестнуться, что сейчас и происходит. Мы наблюдаем резкую поляризацию наших сограждан по двум лагерям. По размерам лагеря не сопоставимы, патриотический-советско-русский огромен, но у него малочисленный отряд «рыцарей» пропаганды, у него немного журналистов.

Малочисленный в сравнении с советско-русским, — либеральный, прозападный лагерь, — как говорят «мал, да вонюч», у них полно говорящих голов, распыляющих яд невиданной силы.

По сути дела, не убивающие и не ранящие граждан физически «Женя» Альбац, Алексей Венедиктов, Варфоломеев, Латынина «Юля», Ганапольский или Пархоменко — уголовные преступники, потому что беды от них больше, чем от батальонов украинской, например, армии.

Четвёртую власть первая власть не трогает. По-моему, исходя из ложно понятого некоего кодекса поведения человека и джентльмена (опять-таки внушённого с 1991 года российской власти Западом и незаметно проникшего в души наших правителей, этакий грибок слабости), а ещё из обманчивого чувства превосходства, снисходительно позволяет существовать рядом с собой «креативному классу», предполагая что он более или менее безобиден.

Но он не безобиден, и при снисходительном к нему отношении разрастается (да уже разросся!) в опасность номер один.

На каждом углу нам говорят как опасен ИГ*, и, таки да, опасен.

Но «Женя» Альбац, «Юля» Латынина, Алексей милейший Алексеевич Венедиктов, усиленно старающийся проканать под безобидного пьяницу и дурачка («I am at Plaza hotel», «I am at Krasnaia ploschad…»), — не менее опасны, и у них есть покровители.

Иногда мне кажется, что журналист не может быть не либералом, что всякий журналист либерал.

Это, конечно же, неверное умозаключение.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Цитата дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье