18+
пятница, 21 июля
Общество

Фильм о цыганском холокосте получил главный приз в Монреале

Фильм «Korkoro» французского режиссера алжирского происхождения Тони Гатлифа получил главный приз жюри на 33-м Монреальском международном кинофестивале, приз зрительских симпатий и Гран-при Южной Америки.

  
1035

«Korkoro» («Сам по себе»), это история о Кали Траш — геноциде цыган. История цыганской семьи во время второй мировой войны в оккупированной нацистами Франции, которая была депортирована из-за кочевого образа жизни.

Табор кочует по дорогам Франции. Его ведёт мальчик, который ищет себе новую семью, потому что его собственные родственники «ушли и не вернулись».

Родившаяся в Квебеке актриса Мари-Жозе Кроз снялась в фильме в роли преподавателя в небольшой французской деревне, она пытается помочь семье получить поддельные удостоверения личности и ее арестовывают как участника сопротивления.

Тони Гатлиф

Тони Гатлиф — человек, создавший цыганский кинематограф, родился 10 сентября 1948 года, шестьдесят один год назад.

Гатлиф — человек, до которого не существовало цыганского кино. Он — один из двух режиссёров в мире, который не боится снимать фильмы на цыганском языке. Второй — это Эмир Кустурица.

Кустурицу Гатлиф не любит. Считает, что тот цыган не понимает. Сам Тони, конечно, понимает. В конце концов — он сам цыган, пусть и с кровью, разбавленной арабами. Тони родился в бидонвиле под Алжиром, посёлке, состоящем из лачуг и населённом нищими цыганами-кале. Кале вообще считаются испанскими цыганами, поэтому кале из Испании («более настоящие») смотрят на кале из Африки свысока, называя «маврами».

Когда Тони Гатлиф жил в бидонвиле, звали его не Тони, и не Гатлиф, а вовсе даже Мишель Дахмани. Его детство (так говорит он сам) было похоже на ад. Человеческую жизнь он видел только в фильмах.

Никакого кинотеатра в трущобах не было. Зато была школа, а в школе был учитель. Он купил кинопроектор и показывал детям хорошее французское кино; потом увиденное обсуждали в классе. Ничем другим в школу загнать трущобных цыганят было нельзя.

Маленькому Мишелю Дахмани особенно запал в душу фильм с его тёзкой, Мишелем Симоном — «Будю, спасенный из воды».

Когда мальчику исполнилось двенадцать, родители объявили ему, что пора остепениться и что они подобрали ему подходящую невесту. Мишель представил себе, каким он будет лет через десять: измученный трудами на прокорм четырёх-пяти детей, с усталой, рано старящейся женой, в нищете и без намёка на какое-то будущее… и сбежал во Францию, пользуясь нестабильной обстановкой в Алжире. Во Франции он вертелся в компании беспризоников, чистил ботинки, приворовывал и рос. Став постарше, сумел устроиться матросом на маршруте Марсель-Париж. Время от времени снова сидел за мелкое воровство.

Однажды семнадцатилетний матрос слонялся по улицам и вдруг увидел афишу. Она приглашала желающих на спектакль с участием кумира Дахмани, Мишеля Симона. Подросток покупает билет и после представления проникает в гримёрку актёра. Там они долго разговаривают. Этот разговор становится переломным для Дахмани: он решает, что обязательно станет кинорежиссёром.

Для начала, он заканчивает актёрские курсы в Сен-Жермен-ан-Ле. Играет в театрах и на телевидении — ничего выдающегося. Наконец, в 1974 году Тони Гатлиф (такой он взял себе псевдоним) впервые снимается в кино: в эпизодической роли в фильме «Агрессия». Тогда же пишет свой первый сценарий — по нему снимают фильм «Ярость в кулаке», он в нём играет настоящую роль с именем. После этого Гатлиф снимает два или три своих фильма, среди которых короткометражка «Беги, цыган!» («Corre, gitano»), посвящённая судьбе цыган-кале в дни геноцида. Но известность к нему приходит только в 1983 году, когда он заканчивает работу над фильмом «Цыганские бароны» («Les princes»). Этот фильм стал первым в его цикле картин, посвящённых цыганскому народу. Он показал цыган такими, какими тогда их ещё не видел и не воспринимал. О Гатлифе заговорили.

Картины Гатлифа не раз появлялись на кинофестивалях и даже получали награды. Так, в 2004 году Тони получил Каннскую ветвь как лучший режиссёр за фильм «Изгнанники», обогнав Эмира Кустурицу Вон Карвая, Парка Чанвука и братьев Коэнов. Ещё одну награду, на кинофестивале в Фессалониках (Греция), Гатлиф получил за культовую картину «Странный чужак». Тони Гатлиф очень не любит профессиональных актёров за то, что те, как он считает, не могут быть настоящими. Есть очень мало профессионалов, с которыми он согласен работать. Например, цыганская актриса и певица Рона Хартнер и француз Ромен Дюрис. Последний признаётся, что работать с Гатлифом не просто: часто сценарий меняется по ходу действия, стоит взгляду цыганского режиссёра упасть на какую-то деталь обстановки. И в новосозданный сюжет надо встроиться сразу, на ходу, броситься в него, в жизнь. Но у Дюриса, похоже, получается: Гатлиф зовёт его раз за разом на главные роли; Ромен появляется в легендарном «Странном чужаке», в победных «Изгнанниках» и в лиричном «Меня принём аист» на главных ролях.

Как настоящий цыган, Гатлиф часто сам пишет музыку к своим фильмам. Он снял 17 картин и провозгласил миру: «В каждой душе живёт цыган».

Цыганский цикл…

Изначально Тони собирался снять трилогию. Он вообще испытывает слабость к рассказам в трёх частях. Но четыре года назад он продолжил серию фильмов, посвящённых цыганскому народу, и снял четвёртый фильм, «Трансильвания».

Открывали же цикл «Цыганские бароны». Это единственная картина трилогии, снятая не на цыганском, а на французском языке. Герои фильма — цыган, его дочь и его мать, живущие в предместьях Парижа. Если описать их жизнь парой слов, они будут такими: она тяжела и… полна музыки. Как все картины цикла, «Бароны» одновременно трагичны и комичны, вы смеётесь в одном кадре и удерживаете слёзы в следующем. Уж такова жизнь цыган! «Бароны» не оставили равнодушными и зрителей, и критиков и через 14 лет, и получили Grand Prix Special des Amériques.

Второй фильм цыганского цикла, «Добрый путь» («Latcho drom»), ставший культовым, был снят только через несколько его картин и через 10 лет. Это узнаваемо гатлифовская, медитативная картина, посвящённая распространению цыган по миру и разнообразию цыганских племён. Она открывается «цыганами» с цыганской прародины — Раджастана, артистами индийского племени банджара, и двигается далее, в Турцию, Египет, Румынию, Словакию, Венгрию, Францию, Испанию. Фильм ничему не пытается нас учить и даже ничего не пытается рассказать. Он показывает мир цыган таким, каким видит его своими цыганскими глазами Гатлиф. Цыгане поют, танцуют, играют свадьбы, готовят еду, позвякивают украшениями, разговаривают — попросту живут. Главная в этой жизни — музыка. В ней, говорит Гатлиф, вся память и вся душа цыганского народа. Мальчик с ломающимся голосом «выплакивает» фламенко, под которое танцуют цыганки с весёлыми лицами. Маленькая девочка в вагоне поезда поёт о чём-то о своём — чём-то, отчего сжимается сердце. Музыканты-лаутары начинают плясовую, и к ним сбегается танцевать вся деревня. Смуглая старушка жалобно, с застарелой болью поёт о цыгане, умирающем в концлагере. И вдруг замечаешь, как много общего у этих очень разных людей…

Картина, которая должна была завершить трилогию — «Странный чужак» — считается уже легендарной, хотя и была снята всего 12 лет назад. Наверное, «Странный чужак» — самая цыганская картина, которую вообще можно представить, хотя главный герой в ней француз. Это молодой парижанин по имени Стефан. Он оказывается в румынской глубинке, потому что ищет женщину, чьё пение было записано его отцом — румынскую цыганку Нору Люку.

Зимней ночью Стефан стучит в двери домов в румынской деревушке, пытаясь попроситься на ночлег; его игнорируют. Стефана замечает и отводит к себе домой пьяный цыганский старик Изидор. Он решает, что юноша приехал для того, чтобы научиться цыганскому языку. Во всей деревне Изидора никто не знает французского, кроме молодой женщины по имени Сабина. Сабину все считают шлюхой за то, что она бросила своего мужа в Бельгии. Она не настроена помогать, и долгие месяцы Стефан живёт у Изидора, пытаясь объяснить ему, что ищет Нору Люку, голос с кассеты отца.

Цыгане для Стефана — интересный объект для изучения, и не более того. Он записывает народные песни и выучивает ругательства; посещает цыганские праздники и с интересом смотрит на похоронные обычаи. До тех пор, пока во время погрома не убивают сына Изидора. Только после этого спадает хрустальная пелена любопытствующего чужака с глаз Стефана, и он понимает, что вокруг — живые люди…

… и цыгане вне цикла

Почти во всех фильмах Гатлифа можно увидеть цыган, но многие картины не входят в цикл, потому, что посвящены совсем другим проблемам. Так, «Изгнанники», где главные герои — влюблённая цыганская пара — посвящён людям, оторванным от родины предков, тем, кто стал чужим для своих и не стал своим для чужих. Фильм «Свинг» рассказывает нам историю мальчика, решившего научиться играть настоящий цыганский джаз, о его первой любви, о том, как соприкосновение с миром цыган повлияло на его душу. В «Венго» вообще не важен сюжет — это фильм о фламенко, жгучей музыке испанских цыган.

Знаковые фильмы Тони Гатлифа:

  • Цыганские бароны (Les princes, 1983)
  • Добрый путь (Latcho drom, 1993)
  • Странный чужак (Gadjo dilo, 1997)
  • Меня принёс аист (Je suis né d’une cigogne, 1999)
  • Венго (Vengo, 2000)
  • Свинг (Swing, 2002)
  • Изгнанники (Exils, 2004)
  • Трансильвания (Transylvania, 2006)
  • Сам по себе (Korkoro, 2009)


«Latcho Drom», 1993, Espana, Flamenco


«Exils», 2004


«Vengo», 2000


«Gadjo Dilo», 1997, Tutti frutti


«Transylvania», 2006, Dance


«Swing», 2002, Women’s chorus, (chant de la paix)


«Korkoro», 2009

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня