Пенсии в «точке замерзания»

Нынешняя социальная политика ведет Россию к катастрофе

  
8136
Пенсии в «точке замерзания»
Фото: Юрий Смитюк/ ТАСС

Госдума России поддержит предложение Минфина о продлении заморозки накопительной части обязательных пенсий. С таким заявлением во вторник, 15 марта, выступила глава комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Ольга Баталина («Единая Россия»).

«Предложение Минфина о продлении заморозки накопительной части пенсии оправданно. При этом речь вовсе не идет об изъятии средств населения, как часто пытаются это представить. Все страховые взносы людей будут учтены в размере их будущей пенсии, они будут отражены на их персональных счетах и проиндексированы», — сказала Баталина.

По ее словам, размер индексации даже в нынешней сложной экономической ситуации будет выше доходов негосударственных пенсионных фондов (НПФ), которые россияне смогли бы получить, если бы их средства были направлены в НПФ. «Так что ни о каких потерях граждан в этой ситуации речь не идет», — добавила депутат.

Напомним, ранее правительство принимало решение о введении моратория на перевод средств накопительной части пенсии россиян в НПФ три года подряд — с 2013-го по 2016-й. Сторонником заморозки пенсионных средств традиционно выступает социальный блок правительства, в то время как Минфин и Минэкономики считают необходимым продолжать обеспечивать экономике источник длинных денег.

Что на самом деле происходит с государственными пенсиями, принесет ли пользу очередная «заморозка» перечисляемых на них взносов россиянам, комментирует «Свободной прессе» доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков.

— Международная практика, да и наш прошлый опыт доказывают, что восстановлению экономики способствуют меры стимулирования потребительского и инвестиционного спроса, в том числе за счет бюджетного и взносового финансирования социальной системы, — говорит Андрей Гудков. — Это полезно для экономики еще и тем, что малообеспеченные, как правило, покупают только отечественные товары.

Однако сегодня российское правительство и работодатели, напротив, сдерживают рост доходов людей, несмотря на то, что показатели прибыльности предприятий и организаций заметно в 2015 году выросли.

Тем временем работающим пенсионерам отказали в праве на повышение пенсий, несмотря на продолжающуюся уплату за них страховых взносов. Неработающим пенсионерам, вопреки закону, индексацию осуществили в 4 раза ниже показателя инфляции. Заодно изменили статистический метод расчета средней зарплаты, чтобы майские указы Владимира Путина выполнять с занижением почти на 1/3.

«СП»: — Какие инициативы правительства в сфере пенсионного обеспечения представляются вам неприемлемыми?

— Как эффективную антикризисную меру либералы в экономическом блоке правительства рассматривают передачу функций сбора страховых взносов от социальных фондов в Федеральную налоговую службу. На деле, такая передача функций уже один раз была произведена — во времена единого социального налога или ЕСН (в 2001—2009 годы). Эффективность такого шага оказалась более чем сомнительной. Более устойчивой, с точки зрения финансирования, социальная система тогда не стала, зато потерялись так называемые «виды нестрахового обеспечения» — санаторно-курортное лечение, детское оздоровление. С больничных листов стали брать НДФЛ, плюс появилось верхнее ограничение на размер «больничных» и прочих социальных выплат.

Если нынешнее правительство повторит прошлую ошибку, нам грозит узурпация Минфином полномочий Минтруда и Минздрава в области социальной защиты. На мой взгляд, ничего хорошего это не сулит. Собранные ФНС социальные страховые взносы будут в этом случае передаваться в Федеральное казначейство. Оттуда Минфином легко сможет их направить их на «латание» бюджетных дыр вне социального страхового сектора. Нужны ли такие перераспределения нашим гражданам — вопрос риторический.

«СП»: — Как избежать такого сценария?

— Необходимо дать четкое правовое определение статуса внебюджетных социальных фондов, которого до сих пор нет. Их собственность и финансы, напомню, формируются из оплаты труда работников, часть которой собирается в виде страховых взносов. Так вот, авторитетные ученые и ответственные специалисты предлагают отказаться от государственно-бюрократического управления фондами, и вместо этого ввести реальное трехстороннее управление социальным страхованием с участием государства, профсоюзов и бизнеса. То есть, провести «разгосударствление» социального страхования, как в странах ЕС. Сделать социальное страхование автономным общественным институтом, как это предусмотрено в законе «Об основах обязательного социального страхования».

В области социальной политики накапливается еще один взрывоопасный заряд, и образуется он в сфере обязательных накопительных пенсий. Напомню, что законы о накопительном страховании обязательных и досрочных пенсий приняты, хотя объективные оценки надежности негосударственного пенсионного страхования низкие. Будущим пенсионерам ничем не гарантирован ни рост их накоплений в негосударственных фондах, ни их полный возврат с учетом инфляционного обесценения. У пенсионеров 1967 года рождения и младше страховая часть пенсии может стать на 1/3 меньше, если их обязательные взносы вместе с инвестиционным доходом частично или полностью утратят в НПФ (уже есть примеры банкротства десятков НПФ). По признаниям представителей Ассоциации НПФ, эта опасность вполне реальна.

Я уже не говорю о том, что доходность от инвестирования пенсионных взносов в предыдущие годы была в 1,5 раза ниже, чем накопленная инфляция за последние 10 лет. Отсюда, ниже будут и пенсионные права молодежи.

Зато распределительные (солидарные) пенсии по закону индексируются согласно фактической инфляции (исключая текущий период). Вместе с тем, отметим, что средний размер этих пенсий в силу ухода части средств в обязательный накопительный компонент уже оказался меньше возможного — почти на четверть.

На мой взгляд, правильно в этой ситуации настаивать на переводе накопительной пенсии из обязательного в добровольный формат. Плюс, весь тариф обязательных страховых взносов направлять в ПФР на финансирование страховой пенсии, которую платят на солидарной основе. Лучше бы было поднять ставку тарифа взноса на пенсионное обеспечение процента на четыре! Тогда утраченный в старости заработок будет у всех возмещаться в соответствии с международными нормативами (пенсия составляет 40 — 50% от среднего заработка).

«СП»: — Почему нам нужно менять социальный курс?

— Если правительство его не изменит, малообеспеченные в России продолжат беднеть. Как видите, из-за умелых манипуляций чиновников, пенсии — если оценивать их с точки зрения покупательной способности — в 2015 году снизились. Причем, в то же самое время для всех граждан становится все менее доступной бесплатная медицинская помощь.

Так, по данным фонда «Здоровье», в 2014 году число посещений поликлиник в России снизилось на 8 миллионов. В 2012 году Фонд социального страхования РФ оплатил 319,8 млн. дней временной нетрудоспособности, в 2013 году — 314,67 млн. дней, а в 2014 г. — только 304,02 млн. Больничный лист оформляют только при серьезных заболеваниях, что подтверждается тенденция роста средних сроков временной нетрудоспособности.

Зато неуклонно растет доля предлагаемых народу платных услуг здравоохранения. И доступной альтернативы все меньше.

По данным Росстата, за 2014 год сократили около 90 тысяч медицинских работников (12,84 тысячи врачей, 40,5 тысячи средних медицинских и фармацевтических работников, 36,7 тысячи человек младшего медицинского персонала). Чаще всего врачей увольняют из-за закрытия или слияния медучреждений, которые, по оценке Минздрава, работали якобы неэффективно. Закрытие медпунктов и больниц на селе привели к тому, что 17 тысяч поселений не имеют первичной медицинской помощи вообще, а около 10% населения не прикреплено к врачам. Идет неуклонное уменьшение коечного фонда медучреждений. Между тем, в соседней Белоруссии обеспеченность койками, оставшаяся практически без изменений с советских времён — 112 на 10 тысяч населения. В РФ этот показатель — всего 85.

Стоит ли удивляться, что в России средняя продолжительность жизни растет совершенно недостаточным темпом. Вскоре этот рост может стать нулевым. Мужчины, например, никак не могут преодолеть барьер возраста окончания жизненного пути в среднем в 66 лет (по факту — 65,86 года в конце 2015 года). Но это обстоятельство не мешает либералам из экономического блока все настойчивее продавливать решение о повышении пенсионного возраста и мужчинам, и женщинам.

Какой из сказанного следует вывод? На мой взгляд, он очевиден: если власти будут и дальше относиться к социальной защите как к «балласту», от которого следует избавляться, корабль российской государственности рискует неожиданно перевернуться вверх дном.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня