Общество

О пользе вечного двигателя

Читая доклад президента США Барака Обамы на собрании Национальной академии наук, приходишь к горькой мысли: советское прошлое было для нашей науки и образования золотым веком

  
18

Наглядный пример — из глухой провинции, каковой являлся в 50-е годы мой родной Петропавловск Северо-Казахстанской области. В 1950 году там было заложено новое здание педагогического института — самое большое, самое красивое в городе, с портиком и колоннами.

В одноэтажном нашем Петропавловске, где вечерами коровы брели по улицам, возвращаясь с выпасов, где обком (!) располагался в старом доме, в трудные послевоенные годы воздвигали роскошный дворец образования! Чтобы в нем учить учителей. Чтобы они потом учили детей. Чтобы потом сыны Петропавловска поступали в томские, новосибирские, свердловские, московские и ленинградские знаменитые вузы, постигали тайны электроники и других диковинных наук — и их гордые дети уже свысока, снисходительно говорили: «Ну, это же местный пед»…

А с него-то все и начиналось.

С отношения к образованию, к науке.

Советским Союзом руководили не шибко грамотные люди. Но они осознавали и твердо проводили линию развития образования, науки. Многие из нас в семидесятые годы посмеивались над «бездельниками из расплодившихся НИИ», не понимая, что это — питательная среда, в которой и вырастают, появляются ученые, создающие настоящее и будущее мира. Наконец, просто образованное сословие, определяющее лицо общества.

Читая доклад Барака Обамы, вспомнил книжку из отрочества — «Возращение к горизонту» Владимира Краковского. Там один провинциальный чудак-самоучка пытался изобрести нечто, не зная, что оно невозможно ни практически, ни теоретически. Но большой ученый из Москвы потом объяснил: часто важна не конечная цель, а процесс, он дает побочные результаты; идя к недостижимой цели, этот человек попутно открыл то-то и то-то…

«Никто не может предсказать, как можно будет применить на практике результаты фундаментальных исследований… Именно в ходе фундаментальных исследований открыт фотоэлектрический эффект, на основе которого позднее были созданы солнечные батареи. Именно фундаментальные исследования в области физики привели к возникновению компьютерной томографии. Расчеты, используемые в сегодняшней спутниковой GPS-навигации, основаны на уравнениях, записанных Эйнштейном более ста лет назад», — говорил Барак Обама на собрании Американской национальной академии.

И у нас так говорили. Кажется, генсек Л. Брежнев, цитируя, в свою очередь, физика Л. Больцмана: «Нет ничего практичней, чем хорошая теория».

Понятно, генсек в данном случае был глашатаем. Глашатаем курса, выработанного партийно-политическим руководством страны, начиная со Сталина и Хрущева. Советская наука выросла и достигла мировых высот на фундаменте, заложенном в первые десятилетия советской власти.

Читая доклад Барака Обамы, с гордостью и печалью отметил его слова о том, что 50 лет назад американцы были потрясены успехами СССР в космосе, Америка признала превосходство советской науки. И срочно приняла меры. На финансирование фундаментальных исследований конгресс решил выделять ежегодно 4 процента от валового внутреннего продукта. Но через 25 лет, после очевидных громких успехов, вершиной которых стали лунные экспедиции, расходы сократили в два раза. Что тотчас же аукнулось на образовании. «В математике и точных науках американских студентов и школьников намного обогнали студенты и школьники из Сингапура, Японии, Англии, Нидерландов, Гонконга, Кореи, — сказал Обама. — Я объявляю о поддержке образования… Ведь мы знаем, что страна, которая опередит нас в образовании сегодня, завтра обгонит нас и в других областях».

(Дальнейшие идеи и планы о развитии образования президент Обама изложил в речи 8 сентября, которая сейчас также широко обсуждается в Америке.)

И потому, как Линкольн в разгар гражданской войны думал о будущем и основывал Национальную академию, так нынешняя власть Америки в разгар экономического кризиса «обеспечивает крупнейшее в американской истории вложение средств в научно-технический прогресс… Нам пора вновь выйти вперед. И сегодня я хочу поставить эту цель: мы вложим более 3 процентов ВВП (валового внутреннего продукта) в научные исследования».

3 процента американского ВВП — это примерно 450 миллиардов долларов в год. Государственных. А ведь через различные фонды в американскую науку вкладываются еще и немалые частные деньги.

Доклад потрясает не только масштабами финансовых инвестиций, но и масштабом мышления, масштабом задач, осознанием настоящего и будущего Америки, уверенностью в том, что все сказанное свершится и уже свершается: «Капиталовложения, о которых я говорю сегодня, обеспечат наш успех в течение последующих 50 лет. Дети и внуки будут помнить, что работа, проделанная нашим поколением, определила прогресс и обусловила процветание в XXI веке. Эта работа начинается с исторического решения о поддержке всего спектра фундаментальной науки и прикладных исследований».

Так и сказал: «Историческое решение».

Российский академик Владимир Накоряков назвал выступление и программу Обамы провозглашением новой эры.

Россияне о речи Обамы почти ничего не знают. Если б знали, может, задумались: а где наше место в этой новой эре?

Министерство финансов обнародовало «Основные направления бюджетной политики», по которым военные затраты, как всегда, увеличиваются, а расходы на образование сокращаются на 41 (!) процент. Что до науки, то, если брать абсолютные цифры, российские ученые получают из бюджета в 75−80 раз меньше, чем американские. С 2009 года — еще меньше.

Почему недоучившийся тифлисский семинарист Сталин и донецкий рабфаковец Хрущев понимали, что значит образование и наука для настоящего и будущего страны, а нынешние правители, уроженцы столичного Петербурга, выпускники старейшего и знаменитейшего университета России — не понимают?

Никто не ответит.

Можно лишь рассуждать, к чему приводит большое количество образованных людей в ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ государстве, насколько они несовместимы с ним. В СССР к 80-м годам инженеры, гуманитарии, научные сотрудники, читающие и знающие все на свете, составляли не просто значительную, а наиболее уважаемую, авторитетную часть общества. К ним прислушивались, хотели быть такими, как они. А они, советские интеллигенты, создали свой мир — сторонились чиновничества, государства и его идеологии, ни во что ставили пропагандистские потуги. Так возникла общественная атмосфера 70−80-х годов. К началу программы «Время» дежурные в районных энергосистемах были настороже — резко падала нагрузка в электросетях, потому как регионы выключали телевизоры.

Государственная идеология повисла в пустоте. И рухнула в пустоту.

То поколение советских интеллигентов почти исчезло. Одни вымерли, других превратили в маргиналов, третьи уехали за границу.

Нынешнее население, не обремененное образованием и чтением, верит всему, что говорят по телевизору кремлевские пропагандисты.

Нынешние юноши и девушки массово мечтают стать чиновниками.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня