Общество / Социальные проекты

Построить «Надежду»

Люди с ментальными особенностями способны работать и приносить пользу, если им помочь

  
563
Построить «Надежду»
Фото: Владимир Зинин/ ТАСС

Саша — высокий симпатичный блондин 24 лет. Каждое утро Саша с мамой Ириной Владимировной едут на автобусе на работу, и каждое утро мама внутренне сжимается, ожидая реакции водителя на Сашин льготный билет. С косыми взглядам и смешками она уже смирилась. Но однажды водитель просто вопил на весь автобус, отказываясь смотреть удостоверение: «Да какой он инвалид, на нем пахать надо! Не бывает таких инвалидов!»

Несмотря на эксцессы в автобусе, Саша на работу рвется. Третий год он работает в мастерских Иркутской областной общественной организации инвалидов детства «Надежда», занимается живописью, освоил деревообработку и ткацкий станок. Общество, конечно, пока не готово к таким ребятам на улице. Бывает, девочки начинают строить глазки симпатичному молодому человеку, а потом в голос над ним же смеются.

История «Надежды» началась в 2008 году, когда родители нескольких детей с ментальной инвалидностью поняли, что их дети выросли. Они молоды, полны сил, могли бы учиться и трудиться, но государство таким людям ничего, кроме содержания в домах инвалидов на препаратах предложить не может. После коррекционных школ, которые дети заканчивают в 16−17 лет, податься им чаще всего просто некуда. Большинство обречены на изоляцию в четырех стенах под присмотром родителей — таким образом тоже лишенных возможности работать. Отчаявшись пробиться через государственные препоны, родители сами начали выстраивать систему социальной и трудовой адаптации для подросших детей.

Пять семей объединились и создали ремесленные мастерские, чтобы обеспечить детей делом и помочь другим таким же семьям. Сегодня в «Надежде» занимаются 14 человек. Они каждый день приезжают на работу и трудятся до пяти часов вечера. Только плотный ежедневный график может дать значимые результаты в развитии определенных навыков, а также позволить родителям таких детей работать. Основатели мастерских хотели бы вовлечь в дело больше ребят, но размеры помещения не позволяют.

«Надежда» разместилась в полуподвальном и не очень светлом помещении старого жилого дома в Иркутске. Пять небольших мастерских, тренажерный зал, холл, кухня-столовая, где все могут собраться вместе, обедают, отмечают праздники. В небольшом холле стеллаж с работами: машинки, самолетики, ежики, черепашки на колесиках. Такие изделия на столичных прилавках идут как эко-игрушка и стоят довольно дорого. Помимо деревообрабатывающей, работают еще ткацкая, швейно-рукодельная, валяльная, свечная и полиграфическая мастерские. С ребятами занимаются 12 преподавателей. Подстраивают все этапы работы под их индивидуальные особенности и возможности. Шьют прихватки, фартуки, текстильные игрушки, традиционных лоскутных куколок, постельное белье. Сами красят ткани в технике батик. Получаются уникальные изделия. Ребята продают их на ярмарке, чтобы вкладывать деньги в строительство будущего центра.

«Мы разработали программу занятий, в которую включили различные направления, способствующие поддержанию интеллектуального здоровья ребят и развитию трудовых навыков, — рассказывает Татьяна Федорова, председатель правления „Надежды“ и мама 23-летнего Данилы. — Помимо работы в мастерских занимаемся с ребятами общеобразовательными предметами, читаем, изучаем живопись, гуляем».

Даже сейчас, летом, на каникулах, «надеждинцы» собирают травы, работают на огороде, делают заготовки. Разносолы потом тоже продадут на ярмарке, а что не продастся, пойдет в холодильник.

Детей надо все время занимать. Дома, в тесных квартирках, им сложно найти постоянное занятие. А накапливающаяся молодая энергия может быть разрушительной. Например, Саша склонен сам себя занимать и за каникулы переколол дрова всем соседям. «А Данила, если предоставить его самому себе, будет лежать, ничего не делать, в итоге это выльется в истерику», — говорит Татьяна.

Самому юному работнику мастерских Коле, сыну батюшки местного прихода, 20 лет. Ангельский взгляд, застенчивая улыбка. «На самом деле этот ангелок очень шкодливый, — признает его мама. — И любитель манипуляций». Коля — жертва повторной прививки АКДС. После нее у мальчика начался тремор и другие отклонения развития. Для занятий с ним нужно много терпения. Он не очень любит работать, предпочел бы целыми днями рассматривать глянцевые журналы. Но увлечь удается и его.

«Им очень важно чувствовать полезность. Для них этот центр важнее даже, чем для нас, родителей, — продолжает Татьяна. — Мы долго доказывали, что наши дети нуждаются в поддержке, что им нужна пожизненная программа социальной и трудовой реабилитации, как за границей. А у нас все программы рассчитаны на детей до 18 лет. Взрослых людей с ментальной инвалидностью готовы только держать взаперти на препаратах, запрещая им пользоваться вилками, иголками, инструментами. А мы доказываем, что можно многого добиться, если подходить к работе системно».

В небольшом холле «Надежды» шумно, ребята уже несколько недель на каникулах, давно не виделись, соскучились. «Они не все могут говорить, но находят способы общения», — улыбается мама Саши. Дети заглядывают на кухню, где родители накрывают на стол. Обычно во время работы здесь все вместе обедают и полдничают. Родители установили график дежурств и готовят на всех.

За столом мы все помещаемся с трудом. Тесно, душно. «Тараканы бегают, — предупреждают родители. — Чего мы только не делали. Но дом совсем старый, живут в основном не очень благополучные люди. А в этом году его поставили под снос».

«С самого начала мы хотели построить свой дом, и не просто отдельное здание, а целую усадьбу, где были бы огород с теплицей, мастерская, спортивная площадка. И сразу начали искать подходящий участок, — рассказывает Татьяна Федорова. — В 2009 году мы такой участок нашли и следующие четыре года потратили на разрешения и согласования. Пережили четырех губернаторов. Каждый раз нужно было получать новую подпись».

Наконец три года назад началось строительство нового Центра для людей с ментальной инвалидностью, в котором смогут учиться и работать уже до 30 человек. Строить начали на свои средства, на пожертвования, на гранты.

«Мы были уверены, что государство подключится, когда начнем стройку. Но помощи так и не получили», — сетуют родители. «Сейчас получаем только субсидию на оплату ЖКХ, — рассказывает Татьяна Федорова. — Участок взяли в аренду и сначала платили семьдесят тысяч рублей в год за одиннадцать соток, но поскольку за три года построить центр не удалось, арендную ставку нам повысили до ста девяноста тысяч, после обращения к губернатору ставку удалось снизить до ста тридцати. Много сил ушло на расчистку участка. Здесь стоял сгоревший дом, в котором летом жили местные бомжи. С ними пришлось договариваться, что они найдут себе новое убежище».

Общаться с госструктурами и заполнять многочисленные бумаги, заявки на тендеры — дело Ларисы Михайловны. Ее сын, Алексей, один из самых взрослых «надеждинцев», ему 37 лет. Он умеет читать, писать и сам приезжает на работу в такси. До трех лет, рассказывает Лариса Махайловна, он развивался как все дети, ее беспокоило только то, что сын не говорит: «Водила его по врачам, но меня все успокаивали, что мальчики начинают говорить позже». А в три с половиной года психиатр посмотрел на испугавшегося малыша и безапелляционно заявил: «Он же у вас дурак, что вы от него хотите?» Заговорил Алеша через год с помощью совсем молодого логопеда. Закончил три класса в деревне. Неплохо рисует. В мастерских ему доверяют работу, требующую особой усидчивости и скрупулезности.

Стоя на разрытом участке, сложно представить, какой «город-сад» здесь будет через пару лет. Но родители с гордостью показывают будущий Центр.

Коробка трехэтажного здания уже готова: стены, крыша и окна есть. Теперь самое важное — коммуникации, а потом отделка.

В мае и июне, как только стала позволять сибирская погода, все дружно работали на стройке, убирали территорию, разбирали строительный мусор и наследство живших здесь летом бомжей. Помогли студенты-волонтеры, вызвавшиеся зашпаклевать стены. Приходили работать прихожане ближайшей церкви. Сейчас здание уже в той стадии, когда приятно ходить по пахнущим свежей шпаклевкой помещениям и размечать розетки и выключатели, обсуждать, где в будущей столовой будет стоять стол, за которым уютно собираться всем вместе. Мечтать, как в эркере зацветет зимний сад. Представлять, какие будут гостиная и большие светлые мастерские, где удастся построить теплицу, разбить огород и, может быть, даже завести курочек.

Правда, госстандарты поумерили агрономические аппетиты «надеждинцев». Их обязуют обустроить на территории 10 парковочных мест — таковы нормы. И не важно, что сами ребята за руль никогда не сядут, да и в большинстве семей автомобилей нет.

Строительство Центра ведется полностью за счет родителей, спонсоров и жертвователей. Давайте поможем ребятам с ментальными особенностями развития обрести свой центр — дом и работу. Сейчас им очень-очень нужны средства на прокладку коммуникаций и отделку помещений.

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня