18+
понедельник, 16 января
Общество

Юрий Скуратов: Выемку документов на СШГЭС следовало провести раньше

На расследование причин аварии потребуется год

  
16

27 октября утром Саяно-Шушенская ГЭС была блокирована ОМОНом. Вслед за этим сотрудники СКП начали выемку документации. В этот момент на станции находилось около 400 человек, сообщила «Свободной прессе» представительница компании «РусГидро», попросившая не называть ее имени. Действия ОМОНа и СКП стали полной неожиданностью для компании. «Раньше мы предъявляли документы по первому требованию, зачем понадобилось проводить эту акцию?» — недоумевали в «РусГидро».

Что стоит за действиями СКП, рассуждает бывший генпрокурор РФ Юрий Скуратов.

«СП»: — Юрий Ильич, акция СКП как-то связана с нынешним переделом сфер влияния между Олегом Дерипаской и «РусГидро»?

 — Не думаю. Когда произошла авария на ГЭС, первые шаги были направлены на спасательные операции, на то, чтобы взять ситуацию под контроль. Никто не мог сказать, в какой степени реальны угрозы для станции, поэтому требовались действия чисто оперативного, технического характера.

Но выемку документов, если бы я вел это дело, я бы провел раньше. СКП немного затянули с этим. Но то, что выемку по таким делам надо проводить — бесспорно.

Расследования такого рода дел, когда надо смотреть, какие команды давались, какие принимались решения в последнее время — это очень важно для следствия. А без документов, без материальных носителей принимаемых решений, установить это невозможно. Ну, и потом, нужно ведь предъявлять доказательства суду — надеюсь, дело по СШГЭС дойдет до суда.

«СП»: — А как вы оцениваете заявление Игоря Сечина, который практически сразу назвал виновных в аварии?

 — Сечин, наверное, поспешил с выводами. Здесь не надо торопиться с определением, кто прав или кто виноват: следствие покажет.

«СП»: — Задача следствия — установить точную хронологию событий?

 — Это одна из задач. А главная задача следствия — разобраться, по чьей же вине произошла эта катастрофа. Либо — это чисто техногенная причина, либо — человеческий фактор. Нужно установить, в какой степени соблюдались и адекватно выполнялись указания по эксплуатации станции. И в какой степени эти действия соответствовали и должностным инструкциям, и законодательству.

Ведь что известно? Опасная вибрация генератора возникала не первый раз, и непонятно, почему персонал ГЭС сразу не отключил этот энергоблок. Потом, надо разобраться с нагрузкой. Там, оказывается, была авария на одной из ЛЭП, которая обслуживала эту гидросистему.

Наконец, акт о вводе ГЭС в эксплуатацию был подписан, но к нему был определен комплекс мероприятий по исправлению выявленных недостатков. Надо установить, кто за это отвечал, и почему эти меры не были реализованы.

Так что, думаю, тут многим достанется. Но это и естественно: 10% всей электроэнергии, вырабатываемой в Сибири, приходилось на СШГЭС. Ущерб вообще трудно оценить, сколько сейчас угля сожгут энергетики, чтобы компенсировать потери с помощью тепловых электростанций, какими будут затраты.

Поэтому, на мой взгляд, на следствие возлагается важная роль — и политическая, и социальная. У нас — не одна гидростанция, и мы не знаем, как эксплуатируются сооружения гидроэнергетики.

Главное, чтобы следствие не утонуло, не растянулось на годы.

«СП»: — А сколько нужно времени на такое расследование?

 — Думаю, за год вполне можно справится. Но дело достаточно сложное.

«СП»: — С каким делом его можно сравнить по масштабу?

 — Наверное, с Чернобылем.

«СП»:  — Чернобыль долго расследовали?

 — Долго. Распад Союза не дал возможности довести это дело до конца. Но в случае СШГЭС есть все шансы, чтобы дело успешно расследовать. Трудности представляют только масштабы работы, а также оценка выводов технических экспертиз. Следователь, оценивая последствия во всей совокупности, может и не согласиться с технарями, поэтому за ним остается решающие слово.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Андрей Бунич, президент Союза арендаторов и предпринимателей России:

 — Могу биться об заклад, что кроме стрелочника следствие никого не найдет. Авария произошла уже при нынешнем министре энергетики РФ Сергее Шматко — а это человек Игоря Сечина. А Чубайс скажет, что при нем аварии не было, и его команда докажет, что она — не при чем.

Поэтому, думаю, будет много выемок, много шума, но результатом окажется пшик. Я не верю, что пострадают значимые фигуры.

Кто виноват: версия Ростехнадзора

Напомним, что в начале октября был обнародован акт технического расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшей 17 августа. В документе говорится, что в катастрофе отчасти виновны бывшие руководители российской энергетики, которые создали условия, способствовавшие трагедии. В акте значатся имена шести человек. Среди них экс-глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, бывший министр энергетики Игорь Юсуфов, заместитель министра энергетики Вячеслав Синюгин и генеральный директор ОАО «ТГК-1», экс-технический директор РАО «ЕЭС России» Борис Вайнзихер. Также в списке указаны председатель Центральной комиссии по приемке в эксплуатацию Саяно-Шушенской ГЭС в 2000 году Анатолий Дьяков и главный инженер станции в 1983—2006 годах Валентин Стафиевский.

В акте также говорится, что причиной катастрофы послужили многократные переменные дополнительные нагрузки на второй гидроагрегат ГЭС. При этом, комиссия постановила: на станции не были соблюдены меры безопасности, что и привело к дальнейшему развитию аварии и гибели людей. Согласно акту, руководство «РусГидро» и Саяно-Шушенской ГЭС не сделали все необходимое для предотвращения трагедии.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня