Общество / Кризис на Украине

«Не хотите поехать в Донбасс на обмен?»

Карательная система Украины превратилась в шекспировского Шейлока

  
11668
Украинская Фемида вершит "правосудие"
Украинская Фемида вершит «правосудие» (Фото: предоставлено автором)

Украинские политзаключенные и их близкие пребывают в режиме ожидания. Десятки людей надеются на то, что до Нового года состоится большой обмен. Однако формула, прописанная в Комплексе мер по выполнению Минских соглашений, то и дело становится камнем преткновения.

В пятницу Ирина Геращенко, представитель Украины в гуманитарной подгруппе трехсторонней контактной группы по разрешению конфликта в Донбассе, разразилась очередной фейсбучной трактовкой ситуации: «Сегодня Путин вновь заявил о „всех на всех“…, то есть, о гражданских, схваченных на оккупированных территориях за проукраинские взгляды (и которых продолжают ежедневно хватать) и наших военных, защищавших нашу землю, — на всех тех, кто совершил тяжкие преступления против Украины, в том числе тяжелые убийства». В привычном политическом кликушестве этой киевской мадам и лживой риторике можно — при желании — найти истинную причину многомесячной пробуксовки обмена заложниками. Как видим, Ирина Геращенко либо делает вид, что не имеет понятия о сотнях людей, на протяжении 2014−2016 годов арестованных и осужденных за взгляды, за участие в мирных протестах, либо и всех инакомыслящих относит к тем, «кто совершил тяжкие преступления против Украины».

Еще две недели назад в Харькове прошли рейды сотрудников СБУ по адресам политически неблагонадежных граждан. Людям, уже освобожденным под залог, задавали вопрос: «Не хотите ли поехать в Донбасс на обмен?» Более того, это предложение поступало даже тем активистам, с которых сняты все обвинения! Карательные органы оперативно осваивают методику хрестоматийного ростовщика Шейлока, пытавшегося в судебном порядке стребовать с венецианского купца фунт мяса из его груди.

Один из недавних политзаключенных, выпущенный под залог, пошутил: «Пусть бы Антона Геращенко (внештатный советник Министра внутренних дел Украины — ред.) упаковали в фургон, напоили, отвезли в ДНР, а наутро разбудили. Ему там был бы гарантирован радушный прием — скорее всего, отдали бы за него многих военнопленных. А заодно побыл бы хоть немного в шкуре тех людей, которых хватали и бросали в СИЗО под его чутким кураторством».

22 декабря уполномоченный по правам человека в ДНР Дарья Морозова, комментируя итоги встречи представителей гуманитарной подгруппы в Минске, написала на своей странице в Facebook: «Все заявления украинской стороны не подкреплены официальными предложениями. Громко заявляя о жестах доброй воли, а именно о передаче 15 человек Республике, украинская сторона на встрече в Минске ссылается на технические причины, по которым якобы затягивается осуществление данной процедуры… Вчера представители украинской стороны в гуманитарной подгруппе говорили о помиловании 10 человек из этого списка, но в официальном Указе Порошенко подтверждается помилование лишь 9. Делая громкие заявления о гуманизме, украинская сторона забывает упомянуть о том, что в их застенках содержатся пожилые женщины 1947 и 1950 годов рождения. Об их освобождении просит даже ОБСЕ в лице господина Фриша».

Некоторые известные харьковские политзаключенные дали согласие на обмен. Их освобождения ожидают со дня на день. Но к утру 24 декабря еще ничего не было известно об обмене. А накануне были отменены (и перенесены на январь) заседания Киевского районного суда по делам Юрия Апухтина, Сергея Юдаева, Спартака Головачёва. Первые двое сидят в СИЗО без права внесения залога. Спартак в октябре был выпущен под залог

За кулисами определенно что-то происходило: суд брал тайм-аут, пока Киев договаривался с республиками о большом обмене.

Судебные дебаты по делу Юрия Апухтина уже завершились. 68-летнему координатору общественного движения «Юго-Восток» шьют организацию массовых беспорядков (ч. 1 ст. 294) и действия, направленные на «насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти» (ч. 3 ст. 109). Обвинение «оценивает» общественную деятельность Апухтина (весной 2014 года он выступал за проведение федерализации конституционным путем) в 8 лет лишения свободы. Еще 12 декабря координатор общественного движения «Юго-Восток» намерен был произнести последнее слово на заседании Киевского райсуда. Но судья Губская неожиданно упразднила логику процесса и — даже к удивлению прокурора Мозгового — приняла решение возобновить судебное следствие. Она планирует рассмотреть все вещественные доказательства, которые упомянуты в реестре досудебного расследования. Дело в том, что помимо покушения на конституционный строй, Юрию Апухтину (в прошлом — танковому инженеру-конструктору), шьют еще и покушение на погром автобуса с правоохранителями. Якобы он 8 апреля 2014 года науськивал протестующих, громивших милицейское транспортное средство в отместку за арест товарищей. За два года так и не нашлось ни одного свидетеля, который подтвердил бы фантастическую версию обвинения и указал бы на Апухтина как на зачинщика. Но судья вдруг решила изучить обломки кирпичей и палки, летевшие в автобус, а также осколки стекол (видимо, хранящие память о пожилом кандидате технических наук, переквалифицировавшемся в «камнеметателя» и «погромщика»). Так что двухлетие своего ареста Юрий Михайлович отмечал за решеткой.

23 декабря в Киевском райсуде в очередной раз побывала представитель Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Маргарита Веласкес. Родственники Апухтина напомнили ей о том, что у Юрия Михайловича — множество проблем со здоровьем. Например, ему требуется операция в офтальмологической клинике.

Активист харьковского антимайдана 2014 года, координатор общественно-политического движения «Русский Восток» Антон Гурьянов дал комментарий «Свободной прессе»:

— С Юрием Апухтиным я был знаком лично еще до событий 2013—2014 года. Это бесстрашный человек, который бескомпромиссно следовал своим принципам и имел твердую гражданскую позицию. Заключалась эта позиция в том, что русские люди имеют право разговаривать, учиться на русском языке, использовать его для работы; хранить и развивать русскую культуру. Все, что сеяло межнациональную рознь, все, что связано с украинским нацизмом и фашизмом, было органически противно Апухтину. Наблюдая за ходом судебного процесса, который учинили над ним нынешние украинские власти, я вижу, что Юрию Михайловичу по действующему законодательству ничего доказательно предъявить не могут.

«СП»: — С какого праздника некоторые украинские СМИ объявили его «отцом ХНР»?

— Обвинять Юрия Апухтина в создании или провозглашении Харьковской Народной Республики просто смешно, поскольку он не был сторонником ХНР. У него была другая позиция. Видимо, они его с кем-то перепутали. Скорее всего, со мной. Мы с товарищами все-таки надеемся, что у юристов, которые подчиняются Киеву, сработает если не совесть, то инстинкт самосохранения, и Юрий Апухтин будет внесен в списки на обмен с республиками Донбасса украинской стороной. В списки со стороны ДНР он внесен давно.

***

23 декабря прошло судебное заседание по делу Егора Логвинова, участника харьковских протестов весной 2014 года. В октябре 2016 года ему и Спартаку Головачёву суд назначил залог — по 206 тысяч гривен. 31 октября, после внесения залога, Логвинова должны были выпустить из-под стражи (родственники собрали деньги после того, как взяли кредит, заложив квартиру). Мать ждала Егора на выходе из исправительной колонии № 43, где он сидел в СИЗО с 2014 года. Но сына так и не увидела. Зато на следующий день появились заявления пограничников и прокуратуры о том, что Логвинов задержан при попытке незаконного пересечения границы… К обвинению в участии в массовых беспорядках добавилась еще одна статья: действия, направленные на «насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти».

В пятницу судья Ефименко продлила Логвинову содержание под стражей до 3 марта.

Егор рассказал о том, что произошло с ним 31 октября:

— Я не успел выйти. Четверо неизвестных, в масках, затолкали меня в автомобиль. Довезли до Токаревки, съехали с трассы. Там пересадили в темную «Ниву». Еще минут 10−15 езды — и добрались до границы. И там уже передали пограничникам. Причем первый пограничник, когда осветил меня фонариком, видел и край машины. Он не мог ее не видеть. Я не сделал ни шагу.

«СП»: — А как объясняли задержание?

— «Это погранзона, что вы здесь делаете?» Я говорю: «Да вот сам бы хотел узнать, где я, что я и как я…» Первые два вопроса, которые я задал пограничнику: «Сколько времени? Где я нахожусь?» Он сказал, что 19:15. От своих слов он впоследствии отказался на суде, называл время более позднее, 20:30 или 20:40. И второе — он сказал, что в пограничном пункте Гоптовка меня высадили метрах в десяти от вышки. Причем в полях была грязь, а на мне — чистая обувь, чистая одежда… Пограничники поинтересовались, как я приехал. Я им рассказал подробно, как меня везли. Теперь я опять здесь.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня