18+
вторник, 30 мая
Общество

День народного единства против бояр в Кремле

Нынешняя власть плохо знает историю страны. Иначе она осторожнее придумывала бы праздники

  
109

С 4 ноября 2005 года страна отмечает не очень понятный ей самой праздник — День единения. Он приурочен якобы к изгнанию поляков из Кремля в Смутное время. Что вызвало в Польше большое недоумение. Там расценили это как специальную антипольскую акцию.

На самом деле никакой «польской оккупации», «польской интервенции» и «захвата Кремля», как говорил в 2005 году тогдашний президент Путин, и в помине не было. Русские бояре добровольно и вполне сознательно выбрали русским царем самозванца Лжедмитрия, женатого на Марине Мнишек, дочери польского воеводы. Естественно, она приехала в Москву со своей свитой и своей охраной.

А потом те же бояре избрали русским царем польского королевича Владислава. Естественно, вместе с ним приехала в Москву его польская свита и его польская гвардия.

Вот и все.

Нынешняя власть и ее советники ничего не знают об истории страны. Иначе были бы осторожнее с придумыванием этого праздника и днем его празднования.

В ужас и хаос Смутного времени страну ввергли сами же русские бояре.

Вначале они поднялись на царя Бориса Годунова. Федор Мстиславский (Гедиминович!) — вождь старого, исконного боярства (Воротынские-Шуйские-Голицыны-Куракины), братья Шуйские (Рюриковичи!) и Иван Воротынский (Рюрикович!) с почестями встречали в Туле первого Лжедмитрия! Челом бил лжецарю и Филарет Романов — отец будущего юного царя Миши Романова. Лжедмитрий возвел Филарета в сан митрополита.

Потом бояре убили Лжедмитрия и посадили на трон Василия Шуйского. Тотчас же началась смута против него. Иван Болотников, названный в советских учебниках истории вождем Первой крестьянской войны, не на пустом месте возник. Якобы крестьянский вождь Болотников служил воеводой у князя Григория Шаховского — ярого врага Василия Шуйского…

Затем те же бояре затеяли мутный хоровод вокруг «тушинского вора» Лжедмитрия II. Вместе с ними и князем Дмитрием Трубецким при дворе «тушинского вора» состояли Салтыковы, Годуновы, Плещеев, Масальский, Вельяминов… Подвизался там и митрополит Филарет. «Тушинский вор» назначил его патриархом всея Руси.

Затем они отвернулись от «тушинского вора», свергли Шуйского, некоторые из них даже целовали крест на верность самозванцу Сидорке — «псковскому вору» Лжедмитрию III (был и такой!). А Мстиславский с Салтыковыми пытались провозгласить польского короля Сигизмунда русским королем. Это значило бы, что Московская Русь переставала существовать как суверенное государство, она стала бы частью Польского королевства со столицей в Варшаве и воеводствами в Москве, Смоленске, Владимире… Вот что автоматически следовало за призванием Сигизмунда.

Закончилось тем, что позвали на московский престол королевича Владислава — сына Сигизмунда. Так и воцарилась бы у нас польская династия, если бы не упрямство Сигизмунда. Владислав, как законный русский царь, должен был принять новое крещение — в православии. Но Сигизмунд не разрешил. И получалось, что на русском престоле сидит католик, и династия, ведущая от него начало, будет католическая?! Тут уж восстала Русская православная церковь — во все концы страны полетели призывы патриарха Гермогена и архимандрита Дионисия. Народ поднялся на защиту православной веры. Так начиналось Нижегородское ополчение во главе с Мининым и Пожарским.

Некоторые из вчерашних бояр присоединились к народному ополчению, стали союзниками, как Дмитрий Трубецкой со своим войском. Но Минин и Пожарский никогда не ходили на совет в лагерь Трубецкого — боялись, что их убьют.

Многие и многие бояре за тринадцать лет Смутного времени не раз переходили из одного лагеря в другой, по мере обстоятельств. Их называли — «переметная сума». И из Кремля тогда выгнали не только поляков, но и русских бояр, прятавшихся там от гнева народа — Юрия Трубецкого, Михаила Салтыкова, Федора Мстиславского, Ивана Воротынского, Ивана Романова и других… Казаки хотели их тут же убить, но Пожарский не позволил. А то бы у нас была другая династия, потому что вместе с дядей Иваном Романовым и мамой-боярыней Марфой Романовой в Кремле сидел их племянник и сын — 13-летний Миша Романов, будущий русский царь, первый из династии Романовых.

Таким образом, новый праздник правильнее было бы назвать Днем народного единства против бояр в Кремле. С учетом того, что они там так и остались. Вчерашние изменники, «переметные сумы», венчали в Успенском соборе нового самодержца на царство. Федор Мстиславский осыпал государя золотом, Иван Романов держал шапку Мономаха, а Дмитрий Трубецкой — скипетр.

А про конфуз с датами «СП» уже писала. Учреждая новый праздник 4 ноября, хотели еще и вытеснить из календаря и сознания россиян день 7 ноября. Но 4 ноября 1612 года народное ополчение заняло лишь Китай город. А бояр-изменников выгнали из Кремля как раз 7 ноября.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня