Общество

День народного единства против бояр в Кремле

Нынешняя власть плохо знает историю страны. Иначе она осторожнее придумывала бы праздники

  
117

С 4 ноября 2005 года страна отмечает не очень понятный ей самой праздник — День единения. Он приурочен якобы к изгнанию поляков из Кремля в Смутное время. Что вызвало в Польше большое недоумение. Там расценили это как специальную антипольскую акцию.

На самом деле никакой «польской оккупации», «польской интервенции» и «захвата Кремля», как говорил в 2005 году тогдашний президент Путин, и в помине не было. Русские бояре добровольно и вполне сознательно выбрали русским царем самозванца Лжедмитрия, женатого на Марине Мнишек, дочери польского воеводы. Естественно, она приехала в Москву со своей свитой и своей охраной.

А потом те же бояре избрали русским царем польского королевича Владислава. Естественно, вместе с ним приехала в Москву его польская свита и его польская гвардия.

Вот и все.

Нынешняя власть и ее советники ничего не знают об истории страны. Иначе были бы осторожнее с придумыванием этого праздника и днем его празднования.

В ужас и хаос Смутного времени страну ввергли сами же русские бояре.

Вначале они поднялись на царя Бориса Годунова. Федор Мстиславский (Гедиминович!) — вождь старого, исконного боярства (Воротынские-Шуйские-Голицыны-Куракины), братья Шуйские (Рюриковичи!) и Иван Воротынский (Рюрикович!) с почестями встречали в Туле первого Лжедмитрия! Челом бил лжецарю и Филарет Романов — отец будущего юного царя Миши Романова. Лжедмитрий возвел Филарета в сан митрополита.

Потом бояре убили Лжедмитрия и посадили на трон Василия Шуйского. Тотчас же началась смута против него. Иван Болотников, названный в советских учебниках истории вождем Первой крестьянской войны, не на пустом месте возник. Якобы крестьянский вождь Болотников служил воеводой у князя Григория Шаховского — ярого врага Василия Шуйского…

Затем те же бояре затеяли мутный хоровод вокруг «тушинского вора» Лжедмитрия II. Вместе с ними и князем Дмитрием Трубецким при дворе «тушинского вора» состояли Салтыковы, Годуновы, Плещеев, Масальский, Вельяминов… Подвизался там и митрополит Филарет. «Тушинский вор» назначил его патриархом всея Руси.

Затем они отвернулись от «тушинского вора», свергли Шуйского, некоторые из них даже целовали крест на верность самозванцу Сидорке — «псковскому вору» Лжедмитрию III (был и такой!). А Мстиславский с Салтыковыми пытались провозгласить польского короля Сигизмунда русским королем. Это значило бы, что Московская Русь переставала существовать как суверенное государство, она стала бы частью Польского королевства со столицей в Варшаве и воеводствами в Москве, Смоленске, Владимире… Вот что автоматически следовало за призванием Сигизмунда.

Закончилось тем, что позвали на московский престол королевича Владислава — сына Сигизмунда. Так и воцарилась бы у нас польская династия, если бы не упрямство Сигизмунда. Владислав, как законный русский царь, должен был принять новое крещение — в православии. Но Сигизмунд не разрешил. И получалось, что на русском престоле сидит католик, и династия, ведущая от него начало, будет католическая?! Тут уж восстала Русская православная церковь — во все концы страны полетели призывы патриарха Гермогена и архимандрита Дионисия. Народ поднялся на защиту православной веры. Так начиналось Нижегородское ополчение во главе с Мининым и Пожарским.

Некоторые из вчерашних бояр присоединились к народному ополчению, стали союзниками, как Дмитрий Трубецкой со своим войском. Но Минин и Пожарский никогда не ходили на совет в лагерь Трубецкого — боялись, что их убьют.

Многие и многие бояре за тринадцать лет Смутного времени не раз переходили из одного лагеря в другой, по мере обстоятельств. Их называли — «переметная сума». И из Кремля тогда выгнали не только поляков, но и русских бояр, прятавшихся там от гнева народа — Юрия Трубецкого, Михаила Салтыкова, Федора Мстиславского, Ивана Воротынского, Ивана Романова и других… Казаки хотели их тут же убить, но Пожарский не позволил. А то бы у нас была другая династия, потому что вместе с дядей Иваном Романовым и мамой-боярыней Марфой Романовой в Кремле сидел их племянник и сын — 13-летний Миша Романов, будущий русский царь, первый из династии Романовых.

Таким образом, новый праздник правильнее было бы назвать Днем народного единства против бояр в Кремле. С учетом того, что они там так и остались. Вчерашние изменники, «переметные сумы», венчали в Успенском соборе нового самодержца на царство. Федор Мстиславский осыпал государя золотом, Иван Романов держал шапку Мономаха, а Дмитрий Трубецкой — скипетр.

А про конфуз с датами «СП» уже писала. Учреждая новый праздник 4 ноября, хотели еще и вытеснить из календаря и сознания россиян день 7 ноября. Но 4 ноября 1612 года народное ополчение заняло лишь Китай город. А бояр-изменников выгнали из Кремля как раз 7 ноября.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня