Общество / Русский мир

Андрей Пургин: «Русская весна должна быть продолжена»

Возвращение на Украину для жителей Донбасса неприемлемо

  
6186
Андрей Пургин: «Русская весна должна быть продолжена»
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Материал комментируют:

«Свободная пресса» продолжает дискуссию «Русский мир после Русской весны». В ней уже приняли участие Александр Шатилов, Игорь Стрелков, Алексей Анпилогов, Константин Крылов, Павел Салин, Валерий Коровин, Александр Бородай, Валерий Соловей, Анатолий Степанов, Мирослав Руденко, Владимир Хомяков, Егор Холмогоров.

В разговор вступает политолог, создатель движения «Донецкая республика» Андрей Пургин.

«СП»: — Можно ли сказать о том, что ДНР сегодня на самом деле является народной республикой, как это заявлено в её названии?

— Сегодня, к сожалению, сложно говорить о народности ДНР. Я бы даже не смог дать чёткое определение тому государственному строю, который существует на этой территории. Можно говорить о переходном этапе строительства государственности. Но и в таком виде республика имеет право на существование и является составной частью Русского мира. При этом надо понимать, что мы сегодня контролируем меньше половины территории бывшей Донецкой области и находимся в положении республики, против которой ведётся война. Поэтому не стоит думать, что сегодня или завтра мы получим сложившееся государство с чётко определённым социальным строем.

Но народность этого государственного образования — то, к чему надо стремиться. На начальном этапе в 2014 году народность ДНР и ЛНР как раз проявилась в том, что без народного подвига эти республики не устояли бы. Именно народ выходил на митинги, именно простые люди, а не политики шли добровольцами в ополчение. А идти добровольцем против регулярной армии это куда больше подвиг, чем воевать по призыву. То были события исторического масштаба, которые запоминаются на несколько поколений.

Сегодня, я считаю, в ДНР имеет место псевдополитический процесс, из которого народ практически исключён.

«СП»: — Можно ли говорить о том, что тот народный подъём, о котором вы говорили, сменился разочарованием? Чем живут, на что надеются сейчас люди на донецкой земле?

— Я бы сказал, что на смену народному подъёму пришла в некотором смысле апатия. Можно говорить о дезориентации многих жителей. Разочарование подразумевает конечность, невозвратность. А сейчас есть пауза, когда людям необходимо осмыслить, как быть дальше. Они всё больше вопросов задают власти.

«СП»: — Как вариант, жители ДНР допускают возвращение на Украину?

— Безусловно, нет. Нас, тех, кто пережил 2014 начало 2015 года на неоккупированной части Донбасса, можно отчасти сравнить с ленинградскими блокадниками. По разным оценкам, уже погибло от 12 до 50 тысяч человек. Это огромные потери для нас. Велись обстрелы по площадям, чтобы согнать население и просто захватить территории. При этом больше всего били по электроподстанциям, чтобы оставить людей без света и воды, а также — по церквям. До 80 церквей в Донецкой республике пострадали от обстрелов. Те, кто оставались в ДНР во время наиболее сильных боёв в 2014 и 2015 годах заметно отличаются от земляков, уехавших пережидать войну в другие места. У нас даже существует такое определение «понавыехавшие». Эти две категории людей у нас сейчас тяжело солидаризируются, находят точки соприкосновения.

В любом случае возвращение на Украину, примирение для нас возможно только после того, как будет проведён суд над преступным киевским режимом, а украинский народ покается за те преступления, которые его именем совершались в Донбассе. Примирение между русскими и немцами произошло довольно быстро, несмотря на огромные жертвы. Уже в 50-е годы ненависти к немецкому народу в СССР было значительно меньше. Но это стало возможным только потому, что был Нюрнбергский процесс и покаяние немецкой нации. А вот если говорить о современной Украине, то никакого покаяния там нет и в помине. А так называемый цивилизованный мир, который фактически дал киевскому режиму в 2014 году время на то, чтобы провести кровавую зачистку в Донбассе, теперь старается окончательно похоронить память о преступлениях украинских карателей.

Мало того, мы прекрасно знаем, что происходит на территории Донбасса подконтрольной киевскому режиму, а также в других областях Юго-Востока. Как минимум 6 тысяч граждан Украины — политические заключённые. Среди них много учителей и врачей, участвовавших в организации референдума 11 мая 2014 года. Не прекращаются унижения и притеснения мирного населения зачастую даже без повода. Причём этот, по сути, террор, осуществляется главным образом добровольцами из тербатов, разговаривающих на украинском языке, исповедующих католицизм или униатство.

О каком примирении может идти речь? Идёт речь только о том, что Русская весна должна быть продолжена. Это очевидно. Процесс застыл на некой ступеньке, но надо идти дальше.

«СП»: — Всё же «понавыехавшие» в 2014 году составляли большинство. Это большинство разделяет этот тезис о продолжении Русской весны?

— Так или иначе, больше половины жителей Донбасса столкнулись с войной. Семей, которых бы совсем не коснулась война, почти не осталось. У кого-то погибли родственники, друзья, знакомые, кто-то был потрясён смертью прохожих, погибших прямо на улице, кто-то потерял имущество, работу, кто-то голодал, жил месяцами без света и воды. Война затронула миллионы. И никто не собирается так просто всё забывать и прощать.

«СП»: — Почему именно Донецк и Луганск стали центрами сопротивления бандеровскому режиму, а, например, Кривой Рог, некогда входивший в состав Донецко-Криворожской республики, по сути, не поднялся?

— На многих территориях Юго-Востока сопротивление было подавлено с бесчеловечной жестокостью. Самый яркий пример — Одесса. Но и в Донбассе, ещё до проведения референдума 11 мая было просто так, стрельбой в толпу украинскими силовиками было убито 14 человек. Это люди, которые вышли на мирные митинги и пытались не допустить ввод военной техники в мирные безоружные города. Об этом сейчас тоже стараются не говорить ни на Украине, ни в так называемом «цивилизованном мире».

«СП»: — Есть ли перспектива у Минских соглашений?

— У меня своё, отличное от многих видение роли минской площадки. Я считаю, что во многом для проведения процесса переговоров она играет свою положительную роль. Другое дело, что людей изначально «окунули с головой» в телевизор, всё время нагнеталось ожидание, что скоро что-то важное раз и навсегда решится в ходе переговоров. Однако ничего не решалось, и на Минские соглашения у людей началась нездоровая реакция. В то время как Минские соглашения не имели изначально юридического статуса. Это было такая договорённость, основанная на ожидании честности от противоположной стороны. Грубо говоря — пацанский договор. Украина же повела себя явно не «по-пацански», утопила все пункты соглашений в юридической казуистике. Киев изначально не собирался их выполнять. Но это не значит, что не нужна площадка для реальных переговоров по реальным проблемам. Назвать её можно по-другому, раз уж так получилось, что словосочетание «Минские соглашения» вызывает аллергию у большей части жителей Донбасса.

При всём том я не исключаю, что в 2017 году снова начнутся полномасштабные боевые действия. Но принимать решения об этом будут люди, которые находятся за океаном далеко от войны.

«СП»: — Соединение с Россией остаётся приоритетом для жителей ДНР?

— Да, число сторонников такого решения теперь даже больше, чем в 2014 году. Поскольку тогда было немало тех, кто предлагал самостоятельно создавать социально справедливое русское государство в Донбассе и на других территориях Юго-Востока. Теперь таких людей всё меньше. Они понемногу перетекают в группу тех, кто хочет войти в состав России. Кстати, у нас стабильно остаётся небольшое количество (5−7% жителей) тех, кто считает Донбасс украинским. Но они не подвергаются преследованиям. Политических заключённых у нас, в отличие от Украины, нет. И это усложняет для нас процесс обмена военнопленными, поскольку ВСУ выдаёт за таковых как раз учителей и врачей, поддержавших референдум 11 мая или просто тех, кто, чем-то не понравился на блокпосте.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня