Общество

Газпром оплатил смерть своего детища — Охта-центра

В результаты раскопок, проведенных на месте будущего строительства скандальной башни, история Петербурга удлинилась на 5 000 лет

  
270

О том, что на мысу при впадении Охты в Неву находятся крепости Ниеншанц и Ландскрона, известно давно. Но в результате археологических раскопок экспедиции Петра Сорокина, оплаченных Газпромом на месте планируемого строительства 400-метрового Охта-центра, которые продолжаются уже три года, сделаны сенсационные открытия. Установлено, например, что при впадении Охты в Неву сохранились остатки поселения V-I тысячелетия до н.э., средневекового поселения XIV-XVI в.в., крепости Ниеншанц XVII в.

Выявленные объекты культурного наследия позволяют говорить о «петербургской Трое» — как о ценнейшем памятнике истории и архитектуры. Какие сенсации еще нас ждут на месте раскопок? Об этом корреспондент «Свободной Прессы» беседует с крупнейшим российским археологом, заведующим отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН, начальником Староладожской археологической экспедиции, доктором исторических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ Анатолием Кирпичниковым.

— Да, у нас на Охте обнаружены и памятник времен неолита, и новгородское поселение, и итальянская фортификация, и два этапа существования шведской крепости Ниеншанц. То есть, всего в этом месте находятся пять памятников, все они представляют собой пять объектов государственной охраны.

«СП»: — Анатолий Николаевич, почему вы утверждаете, что шведский купеческий город Ландскрона, который стоял на месте Ниеншанса, — итальянская фортификация? Известно же, что она — шведская.

— Ланскрону строил мастер из Рима! Об этом я прочел в летописи, а теперь это подтверждено раскопками. О своем открытии я уже сообщил жене президента России Светлане Медведевой, которая очень близко к сердцу принимает все, что касается памятников Петербурга. Во время раскопок укрепление предстало действительно огромным. Прямоугольное в плане, оно вместе со рвами занимает площадь 17 000 квадратных метров. Все говорит о том, что это было авральное строительство, осуществленное всего за один год.

«СП»: — Какие источники об этом свидетельствуют?

—  В новгородской Летописи старшего и младшего изводов сказано, что в 1300 году в устье Невы шведы заложили крепость, «утвердиша ее твердостью несказанной». Делал ее «нарочитый» мастер из Рима. То есть, она сооружалась по его проекту и под его наблюдением. Почему-то никто не додумался до простого вывода: если мастер приехал из Рима, то он наверняка — итальянец. Значит, крепость — образец итальянской фортификации XIII века и на два века опережает итальянских архитекторов, которых Иван III пригласил строить Московский Кремль. А Кремль, в свою очередь, стал передовым фортификационным сооружением на Руси, и, видимо, считался лучшей крепостью в Европе. А Ландскрона была построена на 200 лет раньше! Теперь мы можем твердо сказать, что это наиболее ранняя итальянская крепость, построенная на территории древней Руси.

«СП»: — Но ведь итальянцев на Охту пригласили шведы?

— И они ее сделали «твердостью несказанной». Шведы решили закрепить за собой территорию с помощью такого укрепленного пункта, хотели именно здесь утвердить свою власть, чтобы иметь выход из Невы в Балтику и влиять на торговые пути. Стратегически — очень важное место. Но эти попытки шведов очень насторожили новгородские власти, ведь на глазах у всех был отрезан кусок государственной новгородской земли. Уже через год новгородские войска, которыми командовал сын Александра Невского Андрей Городецкий, взяли эту крепость. Крепость была сожжена. В шведской «Хронике Эрика» упоминается «погребная башня», в которой заперлись защитники, когда крепость брали новгородцы. Ее сейчас и нашел археолог Петр Сорокин. Обнаружены части этой башни в виде сруба 5,5 на 5,5 метров, что подтверждает достоверность «Хроники Эрика». Новгородцы принудили шведов к сдаче. Их было человек 15. Они сдались, и были отпущены.

«СП»: — В чем значение памятников, сосредоточенных в этом месте?

— Никто никогда не думал, что там будет обнаружено такое количество историко-археологических памятников мирового значения. Валы и рвы Ниеншанца мы знали только в чертежах, а теперь видим их в натуре, они многое могут сказать. Неолитическое поселение — это вообще мировая сенсация, этой стоянке около 5000 лет. Оказывается, когда еще здесь было море, на эти земли пришли первые индоевропейцы. Вдумайтесь: первые люди на всем севере Евразии! Еще даже не пробила свое русло Нева! Потом, когда она прорвалась, все здесь занесло слоем песка, поэтому долго не знали, что там — в глубине раскопа.

«СП»: — Говорят, Охтинский мыс — уникальный природный объект, через который проходит сложнейший геологический разлом, до сих пор почти не исследованный?

— Разлом есть, и он, конечно, угрожает устойчивости планируемого на этом месте небоскреба Охта-центра. Тут нельзя строить вообще ничего капитального, потому любое землетрясение, подвижка земли, дрожание может уничтожить строение.

«СП»: — Не случайно шведы назвали свою крепость Ландскрона — «венец земли»?

— Они перевели по-своему название новгородской деревни, которая была на этом месте — Венчище. Это ж место не было безлюдным. И рыбаки туда со времен эпохи викингов причаливали корабли, таможенные станции могли быть, лоцманы, которые проводили суда по Неве, деревня стояла в XII веке. Здесь обитали финские и славянские племена…

«СП»: — Выходит, благодаря раскопкам и заказчику археологических работ Газпрому выяснилось, что Петербургу не триста лет, а все восемьсот?

— Конечно, это не сам Петербург, это корни Петербурга, это Петербург до Петербурга, его предыстория. Но предыстория очень большая. Теперь открывается, что Петр, основывая Петербург, очень хорошо чувствовал связь времен и не зря предпринял рискованную затею — на краю империи, под ударами Швеции построить новую столицу! Видимо, глядя на Ниеншанц, Петр понял, что здесь стратегическое место, которое должно стать частью русской Державы. Но и петровская Россия на раскопе тоже чувствуется. Тут захоронены русские и шведские солдаты — Сорокин часто находил останки людей с пулями. Другими словами — это и мемориальное место.

Да, мы благодарны Газпрому, который помог нам раскопать этот мыс. Но тут еще масса работы, раскопано только процентов 60.

«СП»: - Вы согласны с тем, что находки Сорокина могут быть признаны «Русской Троей»?

— Согласен. Как известно, Троя тоже многослойный памятник, там было много разных пластов. И наш комплекс памятников историко-культурного назначения, безусловно, попадает под защиту закона. Его мало того, что нужно раскопать, теперь надо и охранять, как величайшую историко-культурную находку, обогатившую историю Петербурга. Это открытие международного уровня. И строить на этом месте небоскреб - преступление тоже международного масштаба.


В это время

9 ноября в Петербургском Смольнинском суде начинается рассмотрение по существу дела об Охта-центре. Заявители Михаил Амосов, Борис Вишневский, Максим Резник и Николай Рыбаков оспаривают законность решения правительства Санкт-Петербурга о предоставлении разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства. Истцы просят признать незаконным и отменить решение правительства Санкт-Петербурга от 22.09.2009 г. о предоставлении ОАО ОДЦ «Охта» разрешения.

Санкт-Петербург

На снимках:

руководитель археологической экспедиции Петр Сорокин рассказывает Кирпичникову о своих находках на Охтенском мысу;

— План памятников, найденных на месте раскопок.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня