18+
понедельник, 23 октября
Общество

Газпром оплатил смерть своего детища — Охта-центра

В результаты раскопок, проведенных на месте будущего строительства скандальной башни, история Петербурга удлинилась на 5 000 лет

  
250

О том, что на мысу при впадении Охты в Неву находятся крепости Ниеншанц и Ландскрона, известно давно. Но в результате археологических раскопок экспедиции Петра Сорокина, оплаченных Газпромом на месте планируемого строительства 400-метрового Охта-центра, которые продолжаются уже три года, сделаны сенсационные открытия. Установлено, например, что при впадении Охты в Неву сохранились остатки поселения V-I тысячелетия до н.э., средневекового поселения XIV-XVI в.в., крепости Ниеншанц XVII в.

Выявленные объекты культурного наследия позволяют говорить о «петербургской Трое» — как о ценнейшем памятнике истории и архитектуры. Какие сенсации еще нас ждут на месте раскопок? Об этом корреспондент «Свободной Прессы» беседует с крупнейшим российским археологом, заведующим отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН, начальником Староладожской археологической экспедиции, доктором исторических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ Анатолием Кирпичниковым.

— Да, у нас на Охте обнаружены и памятник времен неолита, и новгородское поселение, и итальянская фортификация, и два этапа существования шведской крепости Ниеншанц. То есть, всего в этом месте находятся пять памятников, все они представляют собой пять объектов государственной охраны.

«СП»: — Анатолий Николаевич, почему вы утверждаете, что шведский купеческий город Ландскрона, который стоял на месте Ниеншанса, — итальянская фортификация? Известно же, что она — шведская.

— Ланскрону строил мастер из Рима! Об этом я прочел в летописи, а теперь это подтверждено раскопками. О своем открытии я уже сообщил жене президента России Светлане Медведевой, которая очень близко к сердцу принимает все, что касается памятников Петербурга. Во время раскопок укрепление предстало действительно огромным. Прямоугольное в плане, оно вместе со рвами занимает площадь 17 000 квадратных метров. Все говорит о том, что это было авральное строительство, осуществленное всего за один год.

«СП»: — Какие источники об этом свидетельствуют?

—  В новгородской Летописи старшего и младшего изводов сказано, что в 1300 году в устье Невы шведы заложили крепость, «утвердиша ее твердостью несказанной». Делал ее «нарочитый» мастер из Рима. То есть, она сооружалась по его проекту и под его наблюдением. Почему-то никто не додумался до простого вывода: если мастер приехал из Рима, то он наверняка — итальянец. Значит, крепость — образец итальянской фортификации XIII века и на два века опережает итальянских архитекторов, которых Иван III пригласил строить Московский Кремль. А Кремль, в свою очередь, стал передовым фортификационным сооружением на Руси, и, видимо, считался лучшей крепостью в Европе. А Ландскрона была построена на 200 лет раньше! Теперь мы можем твердо сказать, что это наиболее ранняя итальянская крепость, построенная на территории древней Руси.

«СП»: — Но ведь итальянцев на Охту пригласили шведы?

— И они ее сделали «твердостью несказанной». Шведы решили закрепить за собой территорию с помощью такого укрепленного пункта, хотели именно здесь утвердить свою власть, чтобы иметь выход из Невы в Балтику и влиять на торговые пути. Стратегически — очень важное место. Но эти попытки шведов очень насторожили новгородские власти, ведь на глазах у всех был отрезан кусок государственной новгородской земли. Уже через год новгородские войска, которыми командовал сын Александра Невского Андрей Городецкий, взяли эту крепость. Крепость была сожжена. В шведской «Хронике Эрика» упоминается «погребная башня», в которой заперлись защитники, когда крепость брали новгородцы. Ее сейчас и нашел археолог Петр Сорокин. Обнаружены части этой башни в виде сруба 5,5 на 5,5 метров, что подтверждает достоверность «Хроники Эрика». Новгородцы принудили шведов к сдаче. Их было человек 15. Они сдались, и были отпущены.

«СП»: — В чем значение памятников, сосредоточенных в этом месте?

— Никто никогда не думал, что там будет обнаружено такое количество историко-археологических памятников мирового значения. Валы и рвы Ниеншанца мы знали только в чертежах, а теперь видим их в натуре, они многое могут сказать. Неолитическое поселение — это вообще мировая сенсация, этой стоянке около 5000 лет. Оказывается, когда еще здесь было море, на эти земли пришли первые индоевропейцы. Вдумайтесь: первые люди на всем севере Евразии! Еще даже не пробила свое русло Нева! Потом, когда она прорвалась, все здесь занесло слоем песка, поэтому долго не знали, что там — в глубине раскопа.

«СП»: — Говорят, Охтинский мыс — уникальный природный объект, через который проходит сложнейший геологический разлом, до сих пор почти не исследованный?

— Разлом есть, и он, конечно, угрожает устойчивости планируемого на этом месте небоскреба Охта-центра. Тут нельзя строить вообще ничего капитального, потому любое землетрясение, подвижка земли, дрожание может уничтожить строение.

«СП»: — Не случайно шведы назвали свою крепость Ландскрона — «венец земли»?

— Они перевели по-своему название новгородской деревни, которая была на этом месте — Венчище. Это ж место не было безлюдным. И рыбаки туда со времен эпохи викингов причаливали корабли, таможенные станции могли быть, лоцманы, которые проводили суда по Неве, деревня стояла в XII веке. Здесь обитали финские и славянские племена…

«СП»: — Выходит, благодаря раскопкам и заказчику археологических работ Газпрому выяснилось, что Петербургу не триста лет, а все восемьсот?

— Конечно, это не сам Петербург, это корни Петербурга, это Петербург до Петербурга, его предыстория. Но предыстория очень большая. Теперь открывается, что Петр, основывая Петербург, очень хорошо чувствовал связь времен и не зря предпринял рискованную затею — на краю империи, под ударами Швеции построить новую столицу! Видимо, глядя на Ниеншанц, Петр понял, что здесь стратегическое место, которое должно стать частью русской Державы. Но и петровская Россия на раскопе тоже чувствуется. Тут захоронены русские и шведские солдаты — Сорокин часто находил останки людей с пулями. Другими словами — это и мемориальное место.

Да, мы благодарны Газпрому, который помог нам раскопать этот мыс. Но тут еще масса работы, раскопано только процентов 60.

«СП»: - Вы согласны с тем, что находки Сорокина могут быть признаны «Русской Троей»?

— Согласен. Как известно, Троя тоже многослойный памятник, там было много разных пластов. И наш комплекс памятников историко-культурного назначения, безусловно, попадает под защиту закона. Его мало того, что нужно раскопать, теперь надо и охранять, как величайшую историко-культурную находку, обогатившую историю Петербурга. Это открытие международного уровня. И строить на этом месте небоскреб - преступление тоже международного масштаба.


В это время

9 ноября в Петербургском Смольнинском суде начинается рассмотрение по существу дела об Охта-центре. Заявители Михаил Амосов, Борис Вишневский, Максим Резник и Николай Рыбаков оспаривают законность решения правительства Санкт-Петербурга о предоставлении разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства. Истцы просят признать незаконным и отменить решение правительства Санкт-Петербурга от 22.09.2009 г. о предоставлении ОАО ОДЦ «Охта» разрешения.

Санкт-Петербург

На снимках:

руководитель археологической экспедиции Петр Сорокин рассказывает Кирпичникову о своих находках на Охтенском мысу;

— План памятников, найденных на месте раскопок.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня