Общество

У Сердюкова нет денег на оружие, зато будет собственная полиция

С 1 декабря в армии начнется формирование нового репрессивного органа, до которого не додумался даже товарищ Сталин

  
21

Министерство обороны Анатолия Сердюкова распространило сообщение о том, что в 2010 году в России будет создан институт военной полиции для укрепления законности и правопорядка в войсках. Численность структуры составит порядка 5 тысяч человек. Органы военной полиции будут иметь вертикальную организационно-штатную структуру и подчиняться первому заместителю министра обороны.

Формированием новой службы займется с 1 декабря 2009 года новый отдел главного управления боевой подготовки и службы войск. Отдел будет заниматься также разработкой функциональных обязанностей структур военной полиции, проработкой предложений по совершенствованию нормативно-правовых документов.

Идея создания российской военной полиции принадлежит Владимиру Путину. Родилась она в 2006 году — сразу после трагедии в Челябинском танковом училище, когда военнослужащему Андрею Сычеву пришлось ампутировать нижнюю половину туловища в результате издевательств со стороны сослуживцев. Тогдашний президент России Владимир Путин на пресс-конференции в Кремле заявил, что «контроль за соблюдением законности в ВС РФ может быть возложен на военную полицию, как одна из мер по борьбе с дедовщиной». Однако эти планы своевременно не были реализованы.

Почему они стали актуальны теперь, анализирует руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа, полковник Анатолий Цыганок.

«СП»: — Зачем нужна военная полиция? Какие задачи перед ней ставятся?

— Могу сказать только о провозглашенных задачах: наведение правового и уставного порядка в гарнизонах и воинских частях, борьба с дедовщиной.

«СП»: — Даже при Сталине отсутствовали такие карательные органы. Почему в них не было необходимости раньше? Обстановка в армии настолько криминализировалась?

— Конечно, порядка в наших Вооруженных силах с каждым годом все меньше. Но дисциплину нужно поднимать не введением дополнительных органов военного контроля и репрессирования, а настоящей уставной организацией службы. Приведу лишь один факт. В 1992—1993 годах в нашей армии закрыли все гауптвахты — помещения для содержания под арестом военнослужащих за нарушение дисциплинарного порядка. После этого почти сразу стало понятно, что без гауптвахт не обойтись даже в самой демократичной армии. Но у нас до сих пор военнослужащих, нарушивших порядок или закон, отправляют на отсидку в подвалы, в специальные ямы, в складские помещения. У Сердюкова нет денежных средств даже на строительство квартир для офицеров, о гауптвахтах не может быть и речи. О каком наведении порядка можно говорить?

«СП»: — Чувствуется, что вы против введения института военной полиции?

— На данный момент — против. Уж лучше бы потратили эти средства на вооружение армии. Военно-промышленный комплекс России экспортирует 90 процентов продукции. Самолеты — в Китай и Индию, вертолеты — в Латинскую Америку и страны Ближнего Востока. Автоматы — в Венесуэлу. А Российская армия перебивается устаревшим оружием. Зато будет иметь собственную полицию. Не только, скажем, наш Центр военного прогнозирования, но и Главная военная прокуратура категорически против этого нововведения. Тем более, что провозглашаемые задачи военной полиции вполне в состоянии выполнять военные комендатуры. Нужно налаживать в них организацию службы, а не искать панацею от всех армейских болезней в создании новых структур.

«СП»: — Какие структуры в данный момент поддерживают порядок в войсках?

— В настоящее время порядок в войсках контролируется силами комендатур, комендантских патрулей, комендантских взводов и полков, внутренних нарядов; действуют структуры военной автоинспекции. Это гигантские силы. Например, в Москве 10 округов. Каждый округ патрулирует свой комендантский полк. И этого мало? А ведь для наведения правового порядка в армии существуют еще и военные прокуроры, особые отделы.

«СП»: — Зачем же минобороны так настойчиво продавливает новую структуру?

— Нужно же создавать видимость кипучей деятельности. Наводить порядок трудно, а что-нибудь дополнительное сформировать за счет бюджетных средств — это полегче. Прослеживается и материальный интерес создания новой службы. Введение военной полиции с 1 января 2010 года совпадает с датой перехода всей армии на новую организационно-штатную систему. Комендант гарнизона или будущий начальник высшего управления получит дополнительное подразделение, а значит, и еще одну звездочку. К тому же, я глубоко убежден, как только новая служба вступит в силу, в частях усилится коррупция, разгул бандитизма, издевательств в гарнизонах станет больше.

«СП»: — Почему вы так уверены?

— Организационно заложено, что военная полиция будет подчиняться министерству обороны в лице первого заместителя министра. То есть самая оперативная структура военного контроля и репрессирования окажется в руках самих военачальников. Это коррупционно-криминальная вещь. Любой министр обороны, командующий войсками, или командир отдельной части сможет под любым предлогом арестовать и прекратить контракт с военнослужащим. А то и еще чего похуже. Уж если и вводить такой институт, то обязательно замкнуть его на выведенный из-под влияния минобороны орган, например, на министерство юстиции. Тогда только можно ожидать определенной пользы от военной полиции.


Из досье «СП»:

Военная полиция сегодня действует более чем в 40 армиях мира, в том числе в Германии, Великобритании, Китае.

В США, к примеру, подразделения такой полиции поддерживают дисциплину в гарнизонах и на базах, занимаются охраной различных объектов, проводят антитеррористические мероприятия и регулируют дорожное движение. Корпус военной полиции США как род войск был создан в 1942 году. На данный момент насчитывает 30 тысяч человек личного состава.

Военная полиция ФРГ — самостоятельный род Сухопутных войск бундесвера, решающая задачи в интересах ВВС, ВМС, а также войск союзников по НАТО, находящихся на территории Германии. Служащие военной полиции в Германии называются фельдъегерями. Военная полиция ФРГ насчитывает около 4500 человек.

Функции военной полиции во Франции выполняет Национальная жандармерия, которая входит в состав Вооружённых сил и подчиняется министру обороны Франции. Насчитывает около 94 тысяч человек.

В Италии функции военной полиции выполняет Корпус карабинеров, входящий в состав вооружённых сил Италии. По вопросам, касающимся армии, они подчиняются министерству обороны Италии, по вопросам общественного порядка — министерству внутренних дел Италии.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня