«Свобода» встречала «беркутовца» у входа

Но ГПУ забыла его привезти

  
5648
 «Свобода» встречала «беркутовца» у входа
Фото: Владимир Синдеев/ТАСС

Харьковский «беркутовец» Виталий Гончаренко, в феврале выпущенный из-под стражи Печерским райсудом г. Киева, через месяц опять оказался в Лукьяновском СИЗО. 10 марта тот же Печерский районный суд изменил меру пресечения подозреваемому на содержание под стражей.

22 марта Апелляционный суд Киева должен был рассмотреть жалобу защитников Виталия Гончаренко по изменению меры пресечения. Радикалы и вечные активисты объявили сбор противников «Беркута». Бывший депутат Верховной Рады из партии «Свобода» Эдуард Леонов призывал на своей фейсбучной странице: «Должны прийти и помочь судьям принять правосудное решение!»

Радикалы готовы были поучаствовать в судебном заседании, но «беркутовца» туда не доставили. Заседание перенесли на 3 апреля.

Тем временем для Виталия Гончаренко (одного из четырех фигурантов практически развалившегося дела по участию харьковского «Беркута» в событиях 18 февраля 2014 года в Крепостном переулке) приготовили дополнительное дело — по жалобе журналистов «Громадського телебачення» Константина Реуцкого и Анастасии Станко. Якобы «беркутовцы» Гончаренко, Рияко и Костюк 29 января 2015 года на въезде в Харьков, в Песочине, при досмотре машины киевских журналистов, ехавших из зоны «АТО», избили Реуцкого. Пострадавший оказался еще и патологическим правозащитником со всеми вытекающими комплексами и последствиями: накатал донос на правоохранителей. Дескать, незаконно досматривали; а когда увидели камеру, отобрали ее и применили силу; а потом камеру подбросили в машину, но уже без карты… В свое время проводилась служебная проверка, которая признала действия «беркутовцев» правомерными. А спустя несколько недель эти же «беркутовцы» там же, в Песочине, задержали «айдаровцев», перевозивших оружие; и даже были поощрены руководством МВД.

Читайте также

Однако, «гнилое» дело теперь достала из долгого ящика Генпрокуратура. Зимой 2015 года Реуцкий рассказывал, что у него вырвали камеру и избивали на глазах у его коллег. И здесь возникал логический вопрос. Что ж это за коллеги такие, если никто из них не снял происходящее хотя бы на телефон?! Где видео или фото, хоть как-то намекающие на избиение?! А у той же Анастасии Станко разве нет опыта съемки избиений? Еще и какой! В апреле 2014 года она «стримила» избиение кандидата в президенты Олега Царева толпой радикалов. Там было снимать гораздо труднее, чем на дороге в Песочине. Между тем, Станко не только снимала, но еще и соответствующие комментарии вставляла, выступая «овцой-подстрекательницей». В сухом остатке песочинской истории была заснеженная спина журналиста Реуцкого, демонстрируемая на камеру. Но едва ли это можно считать достаточным подтверждением версии об избиении «беркутовцами» журналиста на глазах у его коллег.

Бывший заместитель командира — начальник штаба харьковского БМОН «Беркут» Сергей Бондаренко (ему тоже угрожал арест, поэтому вынужден был уехать из страны) прокомментировал «Свободной прессе» перипетии судебного процесса над товарищами:

— Начальник управления спецрасследований ГПУ Горбатюк и обслуживающие его журналисты не раз заявляли, что «беркутовцы» Белов и Гончаренко обвиняются в убийстве трех евромайдановцев. Хотя это неверная трактовка реальных материалов дела. Они тем самым просто указывают направление, в котором им хотелось бы фабриковать уголовное дело. Когда рассказывают о том, что Виталий и другие наши товарищи 18 февраля якобы могли стрелять свинцовой картечью из помпового ружья, предназначенного для отстрела резиновой картечи, я хочу обратить внимание на следующее. В тот же день в Крепостном переулке упоротый активист-евромайдановец таранил наши ряды грузовиков. Когда он удирал от нас, мы стреляли в него резиной, в том числе с подножки грузовика. Я сам стрелял в него почти в упор. Но остановить его не смогли. Неужели «кастрюлеголовые эксперты» полагают, что если бы у нас действительно была свинцовая картечь, то водитель-убийца, в которого мы стреляли с полуметра, остался бы с неповрежденной головой?!

«СП»: — Почему именно за Виталия Гончаренко ухватилось обвинение? Зачем было отпускать, потом опять задерживать?

— Что касается Виталия Гончаренко в тот день, 18 февраля. Насколько я помню, до этих событий у него в руке взорвалась светошумовая или газовая граната. Она бахнула возле уха и повредила пальцы. И поэтому 18−19 февраля он сидел в автобусе, оглушенный и с перемотанной рукой. Я это видел. Не представляю, как и за кем он мог там бегать. Стрелять он не имел возможности. Говорить, что 18-го он стрелял, еще и боевыми, — это бред. Просто он понадобился для показательной расправы и прокурорской галочки…

Обвинение посыпалось. Виталия отпустили. Человек попадает домой на месяц, расслабляется… И на праздник, вечером 8 марта, его вырывают из семьи забирают. Расчет на психологическое воздействие. Он крепкий, упертый человек. Его пытаются додавить, сломать.

Все действия ребят в Песочине были законными. Машину, следовавшую из «АТО», надо было досматривать. А все эти артисты с «ГромТВ», которые там выступали на камеру, и несли чушь… Тогда было модно травить «Беркут». Да и сейчас ничего не изменилось. Они раздули эту историю, устроили спектакль, потому что наши ребята были с нашивками «Беркут» на бушлатах. Поэтому и прицепились к ним. Зимой 2015 года ничего не возбуждалось против них. Но в государстве нет права как такового. Поэтому прокурорские творят что хотят. Защитница «небесной сотни» Закревская в открытую забирает документы из материалов дела «беркутят» — ГПУшник Яков Слисаренко ей передавал на глазах у ребят, во время заседания. Получается, сотрудники Генпрокуратуры работают на этих майданных упырей, подносящими?!

Валентин Рыбин, адвокат харьковских «беркутовцев», рассказывает «Свободной прессе» об очередных ходах обвинения:

— Заседание 22 марта перенесено в связи с тем, что прокуратура не доставила моего подзащитного Виталия Гончаренко в зал суда. Они пытались мужественно отморозиться, что якобы слишком поздно узнали о дате заседания. Это полная ложь. Потому что о заседании было известно еще с 15 марта. Все готовились. Даже наши недалекие друзья из «Свободы» в соцсетях вывесили приглашение для всех желающих попасть на заседание. Однако прокуратура банально боялась привезти Гончаренко, потому что его действительно могут просто выпустить из зала суда.

«СП»: — А что происходит на видео, где вам и двум «беркутовцам» возле продуктового киоска какие-то люди что-то хотят вручить?

— В таком нетривиальном месте и таким необычным способом моим подзащитным по этому же делу, Владимиру Рияко и Александру Костюку, пытались всучить обвинительный акт. Не получилось. Я предпочитаю, чтоб всё происходило естественным, законным путем. У нас с ребятами были уже повестки на 15 часов. Все знали, в каком кабинете и когда можно будет нас найти. Зачем же на улице, у киоска?! Мы прибыли к следователю и спокойно получили обвинительные акты. Есть еще одно обстоятельство. 22 марта около 17 часов в СИЗО к Виталию Гончаренко прибыли двое следователей и пытались вручить ему обвинительный акт там. Более того. В среду его пытались незаконно перевести из Лукьяновского СИЗО в отдел обеспечения досудебного следствия СБУ. А сегодня Виталия, с помощью следователя Чернова, перевели-таки из киевского СИЗО № 13 в ООДС СБУ — для морального давления на него. Такая психологическая обработка Гончаренко происходит в связи с тем, что следствие хочет, как я понимаю, отыграться за все свои ошибки и промахи, которые допущены были на досудебном расследовании.

«СП»: — Обвинительные акты Костюку и Рияко свидетельствуют, что «песочинское дело» всё же подшили к основному?

— Эпизод по Песочину присоединен к общему объему дела по харьковскому «Беркуту». Сделано это для того, чтобы Виталию Гончаренко дополнительно предъявить подозрение (В нынешнем украинском УПК есть стадия «подозрение» и стадия «обвинение». «Подозрение» позволяет человека держать под стражей — авт.).

В свое время Анастасией Станко была запущена в эфир выдумка о том, что в Песочине «беркутовцы» говорили журналистам: «Нам за Майдан ничего не было, и сейчас ничего не будет». Даже гипотетически невозможно представить себе ситуацию, чтобы ребята, находясь на службе и видя, что они остановили машину телевизионщиков, говорили бы такое. Ну, это бред! Если бы они действительно кого-то избили или произносили бы такие слова, — соответствующее видео давно бы гуляло в YouTube. А то, что машину нужно было проверять дотошно, — это абсолютный факт. Потому что именно на таких машинах на протяжении 2014−2015 годов из зоны «АТО» вывозились просто массово и оружие, и боеприпасы.

В этом песочинском деле абсолютно ничего нет. Есть служебные проверки, которые говорят о том, что никаких нарушений со стороны ребят на блокпосту Песочин выявлено не было. Однако дело реанимировано следователем Черновым, в отношении которого сейчас уже возбуждено уголовное дело по халатности. Теперь следователь Чернов всеми силами пытается реабилитироваться перед вышестоящим начальством.

Читайте также

«СП»: — Некоторые украинские издания до сих пор сообщают, что Белова и Гончаренко обвиняют в убийстве трех евромайдановцев 18 февраля в Крепостном переулке.

— У нас много желтых изданий, даже с оттенками коричневого. Виталий Гончаренко, по версии следствия, подозревается (а если ему вручат обвинительный акт — думаю, в ближайшем будущем это произойдет, — то будет обвиняться) в покушении на убийство, но никак не в убийстве. Это совсем разные вещи.

«СП»: — Клич «Свободы» был услышан, массовку в среду обеспечили?

— «Свободовцев» было очень много. С флагами и в экипировке. Мы уже к этому делу привычны.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня